»Сердце Оазиса (Часть 2)

Сердце Оазиса (Часть 2)

Сердце Оазиса (Часть 2)
— Поднимайся, принцесса, нам сегодня предстоит долгий путь.

Панда села и принялась тереть кулаками заспанные глаза. Тич неспешно разливал по кружкам свежезаваренный кофе.

— Ты что, опять всю ночь не спал? Мог бы и меня разбудить.

— Ничего. В гостях у Макса отосплюсь.

— Мы идем в Темную долину? Опять. А как же твое обещание?

— Не все сразу. Для начала нужно подготовиться.

— Ты что-то надумал?

— Оазис.

— Оазис? Но это же легенда. Как и исполнитель желаний. Дядя, ведь этого места не существует.

— В отличии от Исполнителя, Оазис существует. Его открыли не так уж давно. Мне нужно было время, чтобы проверить эту информацию. Теперь я точно знаю, что он есть.

— Под «чертовым» колесом в Припяти?

— Глупышка. На-ка вот, взгляни, — Тич протянул ей коммуникатор с открытой фотографией. — Это артефакт «сердце Оазиса».

— Какой красивый. На плод древа познания похож. Неужели это правда?

— Выходит, что да. Хочешь его найти?

— Спрашиваешь. Конечно хочу.

— Да ты пей, а то остынет. Потом полюбуешься. А заодно и почитаешь, что это за зверь, и где он живет.

— Здесь написано, — Панда не глядя отхлебнула из кружки, — что в Оазис можно попасть через вход в вентиляционный комплекс, что возле железнодорожного туннеля, неподалеку от завода «Юпитер». Эти окрестности кишат зомби и тушканами. А еще поблизости всегда можно встретить множество бандитов, и следует быть осторожным. Вот еще: после недавнего выброса, сопровождавшегося землетрясением, вход частично обрушился. С тех пор проникнуть к Оазису никому не удавалось. Ты думаешь, что нам удастся?

— Пока не попробуем, не узнаем. В конце концов, ты, кажется, была вчера недовольна поставленными мной условиями?

— То есть, мы его все равно не найдем, и все будет как прежде?

— Нет. Ну подожди губы надувать. Оазис — моя давняя мечта. Если мы сможем отыскать его, она осуществится. А если нет, то мы все равно побываем почти в самом центре, как ты и хотела. К тому же, там есть и другие аномалии. Тебе разве не хочется их исследовать?

— Тоже можно. — Панда успокоилась и с интересом изучала карту местности. — Аномалия «пепелище» — кладбище за деревней, кишащее «жарками», в «плавнях» живут кровососы… Никогда не видела кровососа…

— Ох, лучше и не стоит. Я тебе как-нибудь чучело покажу. Видел в паре мест, местными умельцами сделанные. То еще страшилище…

Они затушили костер и направились в сторону Свалки. Среди радиоактивных мусорных куч порой можно нарваться на бандитскую засаду или лежку слепых псов. Тич предпочел пройти этот путь по обочине дороги, порой прячась среди бетонных блоков, густого кустарника и ржавых машин. Миновав стоянку брошенной техники, они вышли к железнодорожному депо, а уже оттуда свернули в сторону радиоактивного лесочка, через который лежал наиболее проторенный и безопасный путь в Темную долину.

По пути Панда успела подцепить парочку «медуз» и с азартом бывалого грибника поглядывала на детектор в предвкушении новой добычи. Тич как всегда взял на себя заботу о безопасности их маленького отряда. Пару раз он подмечал вдалеке идущих по дороге людей. Один раз видели такого же, как они сборщика, облачившегося в зеленый научный комбинезон. Он ползал по верхушке одной из мусорных куч швыряя перед собой гайки и поглядывая на зажатый в левой руке детектор. Махнув Тичу и Панде в знак приветствия, он скрылся за бетонными блоками.

Радиоактивный лесок как всегда преодолели почти бегом не желая подхватить лишнюю дозу облучения. Добравшись до валунов, Тич стащил маску и с наслаждением вдохнул свежий воздух.

— Пол пути пройдено. Сейчас минуем овраг, озеро, и мы почти на месте.

— Да помню я, — буркнула Панда продолжая швырять мелкие камешки в притаившуюся поблизости «карусель». Покрутившись, она выломала длинную хворостину, скинула рюкзак и подползла почти вплотную к аномалии.

— Подстраховать?

— Я сама.

Тичу осталось лишь стиснуть зубы и молиться всем богам, чтобы обнаглевшую племянницу не затянуло внутрь убийственного кружения. Запрещать ей было бесполезно. Оставалось только надеяться на ее собственную осмотрительность. 

Панда тем временем успела заползти чуть ли не под самый центр висевшей над землей «карусели», перевернулась на спину и принялась тыкать хворостиной вверх, где в круговерти пыли и обрывков листвы поблескивал синий шарик артефакта «душа» — довольно ценная вещь. Наконец ей удалось зацепить артефакт, и тот поддавшись гравитации, упал на землю рядом с ней. Хворостину вырвало у нее из рук и подхватило вихрем. Через секунду аномалия «разрядилась» разбросав по окрестностям мелкие щепки. Дождавшись, когда бешеная круговерть успокоится, Панда неспешно выползла обратно, сжимая в руке добычу.

Дождавшись, пока она отползет на безопасное расстояние, Тич сдержанно похлопал в ладоши и дал подошедшей племяннице легкого подзатыльника, так иерархию обозначить. Ибо в случае с Пандой наказания обычно не работали.

— Эх, Женя, сколько ты мне еще седых волос добавишь…

— Да ладно тебе, — отмахнулась та, запихивая артефакт в контейнер. — Все нормально же.

Около болотца как всегда паслась стая плотей. За вожака у них был кабан-секач, массивный, лохматый и какой-то замшелый, что ли. По крайней мере, покрывавшая его огромное, как у носорога, туловище щетина на загривке и имела буро-зеленый оттенок. Тич и Панда прозвали этого кабана Моховиком. Они уже неоднократно видели его неподалеку от заброшенной фабрики — места обитания группы Хищника — и каждый раз предпочитали обходить стаю десятой дорогой. 

Макс тоже не спешил устраивать над мутантами расправу, считая их своеобразной бесплатной охранной системой своих владений. При появлении людей плоти начинали дико визжать, а кабан бросался им на защиту. Шум при этом поднимался такой, что не услышит только глухой. Знающие обходили болотце, предпочитая подходить к воротам фабрики с другой стороны.

Ступив на мостик, оба привычно подняли руки обозначая дружелюбные намерения. Если попытаться пройти в ворота по-другому, можно схлопотать пулю от скрывающегося на крыше снайпера. Впрочем, Тича здесь знали и так, но правила остаются правилами, и он предпочитал их соблюдать, отдавая дань уважения хозяевам территории. На первый взгляд заброшенная фабрика казалась пустой — люди Хищника, да и наемники вообще, без надобности на глаза не показываются. 

Но все же некоторые признаки присутствия можно было заметить: в пыли виднелись многочисленные отпечатки ботинок, а в воздухе витал еле ощутимый запах еды. Уже за поворотом их встретил Чикатиллыч — заместитель Хищника. Долговязый наемник попивал чай развалившись на продавленном диване. При появлении Тича и Панды он кивнул в знак приветствия и указал на вскипевший чайник, присоединяйтесь, мол, если хотите.

— Макс у себя?

— А где ему еще быть? Только встал недавно. Он же у нас животное ночное. Так что ты с ним попроще говори.

— Ладно. Понял. Жень, подождешь меня где всегда.

— Как скажешь, дядя.

Панда передала ему контейнер с артефактами и потопала в полуподвальное помещение бывшего заводского архива, где они обычно ночевали, когда оставались у Хищника.

Аудиенция у Макса затянулась надолго. Сначала сонный предводитель предложил Тичу разделить с ним трапезу и рассказать об идущих делах, и только потом приступил к оценке и покупке принесенных артефактов, а заодно поинтересовался, чем еще он планирует заняться в ближайшее время.

— За этим я тебя и потревожил, Макс.

— Ну почему сразу «потревожил»? Тебе и твоей Панде здесь всегда рады, коли пришли с добрыми намерениями. Мало кто из одиночек забредает сюда по доброй воле. О тебе, Тич, ходят самые разные слухи, порой недобрые. Но знай, если понадобится помощь, тебе всегда есть к кому обратиться. Причем, по цене, гораздо ниже общепринятой.

— Кто бы сомневался, что ты даже с меня деньги возьмешь.

— Могу и натурой. Ну, в смысле, хабаром. Не подумай обо мне ничего дурного. У меня тоже от забот голова пухнет. И деловая переписка на мне, и поставщики. Да и мои бравые парни внимания и ухода требуют. Сам понимаешь, там не досмотрел, здесь не уследил, и уже не дисциплинированная группа, а шайка немытых шлемазлов. Кручусь, как белка в колесе.

Хищник протяжно вздохнул и принялся разглядывать следующий артефакт. Тич с сомнением посмотрел на «белку», но никаких признаков загнанности не увидел. Макс был свеж лицом, гладко выбрит и вполне доволен текущим положением вещей. По крайней мере, внешне.

— У меня к тебе деловое предложение.

— Я тебя внимательно слушаю.

— В общем, я собираюсь отправиться к центру вместе с Пандой. Сам-то я бывал там, но вот с ней еще ни разу не приходилось. Места там неспокойные. Один-то я не боюсь…

— Тебе нужно сопровождение. Я правильно понял?

— Да. Все верно. Кто-нибудь, кто сможет о ней позаботиться, если вдруг что…

— Я так понимаю, что это не просто увеселительная прогулка. Что на кону?

— Сердце Оазиса.

Макс положил руки на стол и уставился на одиночку, как будто в любви ему собрался признаться. Его цепкие зеленые глазки затуманились, а пухлые губы заметно порозовели. Хищник облизнулся и пару раз моргнул, он как будто растерялся, и все никак не мог подобрать нужные слова.

— Ты уверен? — наконец выдохнул Макс.

— Разумеется, нет. В Зоне ни в чем невозможно быть уверенным на сто процентов. Но в перспективе, так.

— Ты ведь знаешь, Тич, как я ценю наше с тобой сотрудничество. Такие вещи дорогого стоят.

— Кто бы сомневался.

— У тебя уже есть заказчик, или ты планируешь искать покупателя после?

— Разумеется, после. Не стоит делить шкуру неубитого медведя.

— Да, неубитого. В таком случае, твоим заказчиком буду я. — Макс торопливо нашкрябал ручкой цифру и показал ее Тичу. — Это стоимость артефакта на «черном рынке». Здесь он будет стоить немного дешевле, процентов так на тридцать. — Он написал на листке еще одну пятизначную цифру, явно не в отечественных деньгах. —  И эту сумму я готов тебе выплатить сразу и полностью, если ты его принесешь. За охрану могу взять сейчас, либо вычесть потом. Обычно я беру предоплату, но тебе я доверяю. Надеюсь, ты тоже не обманешь меня, Тич. Сам знаешь, что в таких случаях может произойти…

— Давай ближе к делу. Кого из своих головорезов ты можешь мне предложить? Учти, мне нужен всего один человек, не привлекающий к себе внимания ни костюмом, ни оружием. Тот, кто сойдет за обычного сталкера. Но при этом толковый.

— Ну у тебя и требования. Вы часом не ошиблись, уважаемый? Здесь у нас не ярмарка, выбор невелик. Под твои параметры мог бы сойти Друид, но он сейчас на задании, я не могу его отозвать. То же касается и Кузи. Из свободных бойцов на данный момент у меня только Дылда, Херувим и Черт.

— А Чикатиллыч?

— Чик — слишком хорош для такой работы. Это будет стоить очень дорого.

— А ты? — Тич засмеялся.

— Таких денег, уважаемый, у вас просто нет. Отдадите артефакт и еще должны останетесь.

— Дылду с Херувимом я видел. Третий новенький?

— Да. Вот думаю еще, то ли оставить, то ли выгнать взашей. Неуравновешенный больно. Как бы не натворил беды. И, насколько я знаю, в прошлом у него были неприятные моменты, связанные с женщинами. Так что лучше не стоит. Мне, конечно, все равно, но я бы посоветовал Херувима. Хотя здесь он мне нужнее — все-таки врач, пусть и недоучка. Дылда хорош для коротких операций — грубая сила, прекрасный штурмовик, но соображает туго. А вот Херувим — бывший сталкер-одиночка. Ему даже объяснять особо ничего не придется.  Да и к твоей племяннице он неровно дышит. Уж точно будет беречь ее, как это у русских… как зенницу глаза…

— Зеницу ока. Вот это меня и напрягает.

— А вот это ты зря. Мой человек не станет портить себе послужной список интрижкой с клиентом. Если уж так боишься, я с ним отдельно этот пунктик обговорю. Можешь быть спокоен за свою Панду. Что-нибудь еще?

— Макс, как ты думаешь, я не много на себя беру?

— Откуда мне знать, что тебе по силам, а что нет? Ты не мой боец.

— У тебя есть дети?

— Не твое дело. Если хочешь поговорить по душам, обратись к Чикатиллычу. А мне недосуг без толку языками трепаться. Дел выше крыши.

Последняя фраза была произнесена Хищником жестко, и без всякого акцента. Он давал понять, что разговор окончен, и следует оставить его в покое. Тич давно пришел к выводу, что нет у Макса никакого акцента, да и в Одессе он, скорее всего, ни разу не был. А все эти словечки и фразочки служили ему с одной лишь целью — разряжать обстановку и создавать о себе ложное мнение у собеседника.

Спустившись вниз, он застал Панду в компании, ну кто бы сомневался, Дылды и Херувима. Или, как он их про себя звал, «полтора наемника». В группе они были самыми молодыми — ненамного старше самой племянницы Тича. Неудивительно, что они нашли общий язык. Хотя, друзьями Херувим и Дылда вряд ли были, не принято у наймов дружить.

Здоровяк Дылда сидел на матрасе по-турецки скрестив ноги и смотрелся в Женькино карманное зеркальце. На его башке красовался только что выстриженный ирокез, который он поправлял свободной рукой. Одновременно он рассказывал историю, явно не слишком культурного содержания, судя по промелькнувшему нецензурному ругательству и слову «урод».

Панда порхала вокруг сидящего на перевернутом ящике Вима ловко орудуя ножницами и расческой. Вид у парня был умиротворенный. Он получал явное удовольствие от того, что за ним ухаживают. В воздухе кружилась пыль вперемешку с обрезками волос.

— Здрасьте, — почти в один голос выдали «полтора наемника» и как будто засмущались.

— Продолжай, чего ты там про «урода» рассказывал? — обратился Тич к Дылде усаживаясь на свободный матрас.

— Ну, это, — замялся наемник, — урода одного недавно поймали и кабанам скормили. Он за работу не заплатил…

— Кто ловил?

— Ну так мы и ловили. Это наша работа была. Мы ее выполнили, а этот урод…

— Макс знает?

— Ну да. Он нам разрешил…

На поясах у наемников каркнули рации: «Херувим, ко мне» — Хищник не стал откладывать в долгий ящик консультирование своего подчиненного. «Скоро буду. Я немного занят» — Вим попытался оттянуть время, чтобы Панда успела его достричь. «Мне неважно, чем ты занят. Чтобы был у меня через две минуты» — голос старшего прозвучал сердито и явно не обещал ничего хорошего в случае опоздания. Вим погрустнел и отряхнулся от налипших на комбинезон волосков.

— Надо бежать. Иначе он меня сожрет. Жень, потом дострижешь, ладно? Я зайду попозже. Можно?

— Ладно.

— Дылда, пошли.

— А меня он не звал.

— Пошли. Поддержишь меня морально. А если Макс меня все-таки сожрать решит, я ему тебя взамен предложу. У тебя же одна жопа килограмм десять. Не то, что у меня. А еще окорока, ливер…

— Слышь, шутник, ты у меня сейчас…

— Гусары, а ну молчать! — прервал их перепалку Тич. — Ноги в руки и марш отсюда. Оба.

Наемники подхватили свои винтовки и ретировались, продолжив переругиваться уже в коридоре.

— Женя, ну сколько можно? Лучше бы поесть приготовила.

— Сейчас сделаю, — Панда смела листом бумаги состриженные волосы в дальний угол и полезла в рюкзак. — Тебе рис или гречку?

— Гречку.

— Мы, когда в прошлый раз болтали, рассказывали друг другу, кто чем раньше занимался. Я и сказала, что в парикмахерской работала. Вим с Дылдой попросили их подстричь. Но у меня ножниц с собой не было. Пообещала, что в следующий раз возьму. А обещания надо выполнять. Ты сам говорил.

— Все верно.

— Ну вот. Они мне сгущенки принесли. Целых три банки. Представляешь?

— Не так уж и дорого они твои услуги оценили. Сколько сгущенка стоит?

— Так это на Большой земле! А здесь ее днем с огнем не сыщешь.

— Как и парикмахера.

— Это точно. Держи свою кашу.

— А ты?

— Не хочется пока.

— Готова к приключениям?

— Всегда.

— Завтра выдвигаемся. С Максом я договорился. Знаешь, кто с нами пойдет?

— Удиви.

— Херувим.

— А Дылда?

— Слушай, а почему бы нам с собой всю их шайку не прихватить?  А? И еще по пути всем рассказывать, куда идем, и зачем? Головой подумай. Большая группа может привлечь к себе излишнее внимание.

— Ты как всегда прав.

Вскоре появился Херувим. Судя по сияющему виду, предстоящая работа была ему в радость.

— Тише, дядя отдыхает, — Панда вытолкала его в коридор и прикрыла за собой дверь.

— Макс тебя зовет. Тоже хочет свои кудри укоротить. Выстриги у него на башке шестиконечную звезду, — Вим хихикнул.

— А если увидит?

— Тогда швах.

— Женя, — из-за двери раздался голос Тича. — Скажешь Максу, чтоб записал на твой счет пятьдесят баксов. За бритье и стрижку. А если спросит, почему так дорого, ответишь, что за конспирацию!

Херувим снова захихикал. Видать, тоже читал в свое время книгу о великом комбинаторе.

Несмотря на усталость, Тичу не спалось. Он снова и снова прокручивал в голове возможные варианты развития событий в попытках выбрать наиболее правильные. Путь от Темной долины до окрестностей завода «Юпитер» безопасным не был. Впрочем, как и любой путь в Зоне. Сам он неоднократно добирался до «Янова» из всевозможных точек, и уже примерно представлял, где и чего следует опасаться. Но раньше он был один.

Племянница вернулась в сопровождении все того же Херувима. Парень по-своему воспринял приказ охранять ее от любой напасти, и теперь не отходил от нее даже на базе. Он уже успел переодеться в «Зарю», и о принадлежности к клану говорил только шеврон на левом предплечье.

Тич попросил отвести его к Чикатиллычу. В группе тот слыл не только безжалостным садюгой, но и человеком образованным, к тому же, неплохим психологом и любителем поболтать. Ему, как заму Хищника, уже наверняка были известны если и не все подробности их дела, то уж цели точно. К тому же, Херувим был его воспитанником, а значит Чик знает его, пожалуй, даже лучше Макса.

Не зажигая света, Вим вывел его на улицу, указал на лесенку подъёмного крана и бесшумно скрылся в здании.

— Ну чего стоишь? — раздался сверху тихий голос. — Поднимайся.

Тич взобрался на площадку и с трудом разглядел на темном фоне распластавшуюся фигуру наемника.

— Ну не пали контору, укладывайся уже рядом. Я тут не просто так валяюсь.

— Извини. Не сильно побеспокою?

— Если б сильно, я бы тебя сюда не пустил. Что заставило одиночку искать моего общества?

— Не знаю, с кем посоветоваться.

— Однозначно гасить.
— Ты о чем?

— В любой непонятной ситуации гаси, а потом разбирайся.

— Я не про это. Как бы ты поступил, если бы человек, который тебе дорог, вел себя безрассудно?

— По шее надавал.

— А если не поможет?

— Если не можешь предотвратить, прими участие. По крайней мере, будешь находится в центре событий, и сможешь хоть как-нибудь на них повлиять. Хотя бы попытаешься. Можно еще попробовать отвлечь на что-то другое, похожее, но не такое опасное. Обычно этого бывает достаточно. У нас с Вимом в самом начале его карьеры подобный случай произошел. Искали мы одного мудака, а этот нахаленок у меня под ногами путался. Так я его за одной шайкой отправил следить, якобы инфу собирать. Пошел.  А куда ему было деваться? Я и сам ошибался тогда, не думал, что он настолько наблюдательным окажется. Кое на кого компромат до сих пор лежит, ждет своего часа. Как говорится, не было счастья, да несчастье помогло. Они не настолько глупы, как порой кажется. Я про молодежь. Да, наглы, порой безрассудны, неопытны, но уже не дети. Раз твоя племянница до сих пор не сбежала отсюда в слезах, значит отдает себе отчет в своих действиях. Просто помоги ей не нарваться.

— Я постараюсь.

— Вот и постарайся. А в остальном, пусть все течет своим чередом. Ты далеко не дурак, справишься.

Чикатиллыч напрягся и щелкнул кнопкой ПНВ. Какое-то время он водил головой по сторонам и прислушивался. Тич невольно навострил уши вместе с ним и даже вжался в шершавый металл площадки, стараясь стать незаметнее — рефлекс, выработанный вместе с опытом.

— Ложная тревога. Кабан со снорком решили на ночь глядя территорию делить. Снорк сбежал. Не местный. У местных территория уже поделена, в стычки друг с другом они не вступают. Вы там завтра поосторожнее. Его, похоже, кто-то из норы выгнал.

Тич кивнул и засобирался обратно. Не то, чтобы Чикатиллыч сказал ему что-то для него новое, или умное, но на душе стало легче. По крайней мере, один человек на его месте поступил бы также. А значит не так все и плохо…
Продолжение следует…
  • +19
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?
Войдите, чтобы оставить комментарий.
Автор статьи

Angry Owl

АВТОР-ОСНОВАТЕЛЬ
Не макаю в чай печеньки
© Copyright 2018-2020. Все права на авторские материалы и публикации принадлежат их авторам. Не допускается полное или частичное копирование, распространение, передача третьим лицам, опубликование или иное использование материалов из Блога EgoCreo, иначе как с письменного разрешения соответствующих правообладателей.