»Сердце Оазиса (Часть 4. Последняя)

Сердце Оазиса (Часть 4. Последняя)

Сердце Оазиса (Часть 4. Последняя)
Херувим почувствовал, как Панда осторожно убрала руки с его шеи и встала. Все-таки заснул под утро. Позорище какое. А ты попробуй не усни, отмахав перед этим с десяток километров по пересеченной местности, да еще и в постоянном напряжении. А потом еще с целой стаей тушканов сразись. Не считая стычки с бандитами. Нечего сказать, веселый денек выдался…

Из-под приоткрытых век Вим наблюдал как Панда прошлась туда-сюда, потягиваясь и зевая, скрылась за углом, и вскоре вернулась, неся в руках пару сухих палок. Потом она вытащила из кармана расческу, провела по коротким взъерошенным волосам, хмыкнула и подошла к нему.

— Вставай, нас обокрали.

— Чего? — Вим сделал вид, что не понимает, что происходит.

— Ничего. Это ты так мой сон бережешь?

— Так ничего же не случилось.

— Ну-ну…

— С чего начнем наш сегодняшний паршивый день?

— Уж точно не с кофе. Я тут подумала про тот «снег» в арке. А что, если для активации он должен появиться не в одной точке, а в нескольких?

— Я что-то подобное раньше слышал, но не знаю самого механизма. Как это должно сработать?

— В первый раз мы просто прошли под аркой. Помнишь? Значит, по логике, надо пройти и под остальными.

— Логично.

— Тогда пошли. Чего время зря терять?

В самом «Оазисе» за ночь ничего не изменилось. Из-под крайней левой арки продолжал сыпаться «снег», растворяясь в воздухе в нескольких сантиметрах от земли. Они прошли под каждой из арок по очереди, возвращаясь на исходную позицию вдоль стены. Но ничего не изменилось. Попробовали проходить и в обратном порядке, и через одну, но с тем же нулевым результатом. Таинственная аномалия больше никак себя не проявила.

— Нет. Ну это издевательство какое-то! Вот чего ей надо?

— Подожди. Когда первая «пыхнула»?

— Когда в коридор заходили.

Пройдя под второй аркой, они снова обошли комплекс по кругу и вышли с другой стороны. Позади послышался отчетливый хлопок. Теперь таинственный «снег» сыпал из-под двух арок.

— Нашли! — радостно воскликнула Панда и в ее глазах засветился азарт. — Давай дальше.

Обойдя комплекс еще дважды, они «запустили» все арки.

— А теперь, по логике, надо пройти под «снегом».

— Погоди, — Вим ухватил уже рванувшую вперед девушку за рукав. —  А вдруг он ядовитый? Я первый.

— А если отравишься? Или тебя выкинет куда-нибудь?

— Сюда же и должно выкинуть.

— А если она один раз срабатывает?

— Хотела меня здесь оставить?

— Нет, — у Панды было такое лицо, как будто бы он сказал ей что-то обидное. — Я просто хотела попробовать первая, но… А давай вместе.

Они обнялись, как два перебравших собутыльника, задержали дыхание и шагнули под «снег». Яркая вспышка. За спинами привычно хлопнуло, ослепив и оглушив на несколько секунд, после чего они в каком-то трансе снова обошли по кругу комплекс и вернулись на исходную позицию. Теперь все значительно изменилось: полутемное помещение башни залило мягким зеленым светом. Источником свечения был шар размером со среднее яблоко, висевший на чахлом деревце. Артефакт переливался всеми оттенками зелени, начиная от бирюзового и заканчивая ядовито-салатным. Он притягивал к себе взгляд, и как будто просил взять себя в руки.

Панда смотрела на «Сердце Оазиса» и все не могла решиться подойти поближе. Она была зачарована его красотой, которая, казалось, может растаять от одного прикосновения, словно он был искусной галлюцинацией.

— Плод древа познания, — прошептала она, не отводя взгляда.

— Ты нашла его. Так чего же ты ждешь?

Голос наемника прозвучал неожиданно. Она совсем забыла, что все это время он стоял рядом и любовался артефактом вместе с ней.

Вим тихонько толкнул ее вперед и подбадривающе улыбнулся:

— Срывай. Не бойся.

— Для тебя, дядя.

Она осторожно обхватила артефакт обеими руками и потянула к себе. Раздался тихий звон, как будто где-то вдалеке ударили по хрустальной чаше. Звук постепенно нарастал, резонируя в стенах подземелья, и превратился свистящий гул. Все вокруг заволокло густым туманом, из которого начали с ревом выскакивать мутанты: чернобыльские псы, тушканы, полупрозрачный силуэт кровососа появился и тут же пропал в густой белой мути.

Наемник коротко выругался и выхватил пистолет. При попадании мутанты лопались как мыльные пузыри, а их место тут же занимали новые. При этом, несмотря эфемерность, выглядели и атаковали они как настоящие. Одна псина повисла на Виме вцепившись зубами в руку и исчезла, когда он ударил ее ножом, но рукав тут же покраснел от выступившей крови.

Панда стояла, вжавшись спиной в колонну, и крепко сжимала в руках «сердце Оазиса». Ей казалось, что все происходящее — какой-то морок, который должен развеяться, если в него перестать верить. Она изо всех сил твердила себе, что мутанты ненастоящие, что это всего лишь видения, они наверняка чем-то надышались пока бродили по коридорам. Возможно, на них так действует артефакт. Нужно просто перестать воспринимать это всерьез.

Херувиму думать было некогда — он отражал атаки мутантов, одного за другим, умудряясь каким-то образом перезаряжать пистолет в короткие моменты между бросками. После того, как очередной пес разлетелся мелкой взвесью, курок щелкнул в последний раз, и патронов больше не осталось. Следующего пса он ткнул ножом, почувствовав на коже дуновение холодного воздуха. С призраком кровососа пришлось повозиться — тот все время ускользал от него, норовя зайти сзади и вцепиться прозрачными щупальцами в незащищенную шею. Наконец Виму удалось полоснуть по нему ножом, и очередной фантом растаял, обдав его на прощание водяной пылью.

Постепенно туман развеялся. Вместе с ним исчезли и мутанты. В наступившей гулкой тишине оба отчетливо услышали, как колотятся их сердца.


— Вот это приход, — Вим усмехнулся и с удивлением посмотрел, на свою прокушенную руку. — До последнего думал, что эти твари ненастоящие. А они как настоящие кусаются. Никогда такого не видел. А это еще что за хрень?

Почти в самом центре помещения отчетливо виднелась металлическая лестница, поднимавшаяся прямиком к открытому люку. В остальном все выглядело таким же, как при первом их появлении. Разве что, на сырой глине отчетливо виднелись многочисленные отпечатки лап.

Они выбрались наверх и уселись на крыше подставляя лица свежему ветру.

КПК Вима пиликнул пару раз, приняв сообщения общей рассылки — одно о снорках на Янтаре и второе, традиционно, о смерти Семецкого. В этот раз легендарный сталкер пал смертью храбрых где-то на болоте, отравился алкоголем.

Панду же буквально забросал голосовыми сообщениями Тич. Он отсылал их каждые три часа, даже ночью.

— Дядя жив, и у него есть связь. Значит с ним все в порядке.

— Ну я же говорил, — протянул наемник и отвернулся. — Нечего было слезы лить…

«Женя, если ты слушаешь это сообщение, значит ты жива. Ответь мне, как только его получишь. Я очень волнуюсь»

«Я жду тебя на территории комплекса. И буду ждать столько, сколько будет нужно»

«Ничего особенного. Я тебя по-прежнему жду…»

«Просто хотел сказать, как сильно я тебя люблю… И зачем я согласился на эту авантюру? Мне проще погибнуть самому, чем потерять тебя… Надеюсь, что ты выберешься. Ты должна выбраться…»

«Ну где же ты?»

Воспроизведение давно закончилось, а она все сидела и смотрела на экран, а по щекам текли слезы. Потом она как будто очнулась.

«Со мной все в порядке. Сейчас только с крыши спустимся, и подойдем. Не волнуйся…. Я тоже тебя очень сильно люблю…»

— Как трогательно. — Вим лежал на спине и смотрел в пасмурное небо с видом полного безразличия. — А на меня всем всегда было плевать. Впрочем, забудь. Тебе-то какая разница? Давай лучше спускаться…

Тич бежал им навстречу с совершенно безумным видом. Ни оружия, ни рюкзака при нем не было. Как получил сообщение, так и побежал. Непростительная в Зоне глупость, которая может стоить жизни. Но ему было все равно.

Когда начался обвал, он успел подхватить вещи и нырнул в трубу, избежав тем самым участи быть погребенным под завалом. Он попытался отыскать другой вход, но вентиляционные шахты засыпало уже давно, и раскопать их не было никакой возможности. В итоге он вынужден был сдаться и отправился к территории комплекса в надежде, что у его племянницы хватит смекалки разгадать тайну Оазиса и выбраться с другой стороны. 

В местном справочнике об этом не говорилось ни слова: те, кто сумел добыть драгоценный артефакт, хранили эту информацию в секрете. Отправляясь в поход, Тич даже не стал ломать голову над тем, как он его раскроет. Понадеялся на свое чутье и, немного, на помощь Зоны. Он и представить себе не мог, каким риском это обернется для жизни самого близкого для него человека.

Проведенная в бессонных переживаниях ночь сделала морщины на его лице глубже. Чего он только не успел передумать. И даже слазил на крышу злополучной башни, но так и не нашел способа спуститься вниз, так как никакой лестницы не нашел, а прыгать с такой высоты на бетон было равнозначно самоубийству.

В ту ночь Тич поклялся, что, если Панда выберется оттуда живой, он больше никогда не приведет ее в Зону. А если нет, то и он останется здесь навсегда. Потому что не сможет больше смотреть в глаза сестре после того как погубил ее дочь. Да что там говорить? Он даже себе в глаза смотреть не сможет, ведь то, что произошло, лежало, в первую очередь, на его совести. Так он считал.

Он многое хотел сказать племяннице при встрече, пока ждал ее, пока бежал по выщербленным бетонным плитам. А пока добежал, растерял слова. Может их выдуло из головы ветром. А может они остались лежать на полу здания, в углу, рядом с рюкзаками и автоматом наемника, о которых он даже не вспомнил, когда ноги понесли его на улицу…

— Дядя, прости за то, что я тебя не послушала. Если бы не он…

— Я знаю… — Не в силах больше сдерживать эмоции, Тич прижал к себе племянницу. Только потом он обратил внимание на стоящего в сторонке наемника. Наметанный глаз тут же отметил и его измочаленный вид, и наспех перебинтованную руку, и видневшийся из-за спины приклад дробовика, заляпанный кровью. — Нелегко пришлось, парень?

— Нормально. Это была моя работа.

— Ладно. Не скромничай. Женя, что там было? Тушканы?

— Сначала тушканы. А потом какая-то чертовщина начала твориться: собаки откуда-то поперли, и даже кровосос. Причем, они были как будто ненастоящие, но в то же время… Даже не знаю, как объяснить…

— Фантомы. Я слышал о таком, но вживую не сталкивался. Бедные дети.

— Да ладно тебе, дядя, — Панда шагала рядом с Тичем и вся светилась от радости. — Не такие уж мы и бедные. — Она понизила голос. — Мы нашли его. Жаль, что тебя рядом не было. Оно такое красивое, когда на ветке висит. А я даже сфотографировать не додумалась. Хочешь посмотреть на него?

— Ну не здесь же! Вдруг кто увидит.

— Ему же хуже. Данька их всех на котлеты порубит. Правда?

— Можно не называть меня по имени? Тич прав. Нужно убраться с открытого места, пока нами никто не заинтересовался. Здесь мы как мухи на стекле.


Всю дорогу наемник сосредоточенно молчал, погрузившись в свои мысли. Отвечал коротко и старался лишний раз не встречаться взглядом с Тичем, как будто бы был перед ним в чем-то виноват. На Панду и вовсе не смотрел.

Вечером, когда они расположились на привал в низине между холмами, неподалеку от Свалки, она все же решилась спросить у Херувима, чем вызвана столь резкая смена настроения.

— Все пучком, сестренка. Просто устал.

Он подхватил автомат и убежал, якобы еще раз проверить, все ли вокруг в порядке.

Как и в прошлый раз, они с Тичем разделили ночные часы: сталкеру первая половина ночи, наемнику — вторая. Поужинав, Херувим натянул на голову капюшон и, пожелав всем спокойной ночи, повернулся к костру спиной.

Утром он разбудил своих подопечных и также молча сопровождал их до самой Темной долины.

Таким довольным Хищника не видели уже давно. Он разве что не танцевал от радости, когда получил в свои руки легендарный артефакт.


А на следующий день Тич увел племянницу из Зоны. Херувим вышел их проводить. Его приятеля Дылду накануне прихватил с собой Чикатиллыч, отправившись выполнять для кого-то очередную грязную работу.

Некоторое время Вим молча шел рядом, привычно зыркая по сторонам.

— Когда придете опять? — спросил он у Панды.

— Никогда, — ответил за нее Тич. — Пока я жив, она больше никогда сюда не вернется.

— Дядя, ну ты же мне обещал.

— Тогда я еще не верил, что смогу так легко тебя потерять. И не спорь. Больше я подобного не допущу.

Они остановились возле печально известной фермы, где когда-то давно некие аферисты наживались на новичках, предлагали по дешевке легендарную «гауссовку», а потом просто их грабили. Последний покупатель оказался хоть и наивен, но далеко не прост. Обидевшись, он вырезал всю шайку к чертовой бабушке. Разумеется, никакой «гаусски» у них не оказалось. Весть об этом быстро разлетелась среди сталкерни. Кто-то пришел на ферму, не поленился собрать по округе обглоданные мутантами кости и сложил из них на полу фермы неприличное слово. В дальнейшем ни у кого не поднималась рука его разобрать.

Тич слышал эту историю, но не считал нужным рассказывать ее племяннице. Зато Херувим расписал все в подробностях, как будто сам присутствовал при этих событиях. Даже предложил зайти внутрь и взглянуть на эту местную достопримечательность, но Тич не позволил.

Когда пришло время прощаться, наемник сник и замялся, как будто хотел сказать что-то важное. Потоптавшись на месте, он откинул со лба длинную челку, которую так и не согласился состричь, несмотря на то, что волосы постоянно лезли ему глаза, и шагнул к Панде.

— Вот, возьми сувенир на память. Это с того самого дерева. Я перед уходом отломал, — он протянул ей небольшой, сантиметров десять длинной, прутик, и сжал ее руку. — Ты извини, если что не так, сестренка. Рад был с тобой общаться.

Коротко кивнул Тичу. Развернулся. И не сказав больше ни слова, с грацией хищного зверя зашагал в сторону моста. Быстро сошел с дороги и скрылся за густыми зарослями ежевики.

Уже вечером они вышли за Периметр. Тич не стал рисковать, и просто заплатил кому нужно, благо денег у них с собой было предостаточно. Получив даже больше, чем ожидали, вояки предложили подбросить их до трассы на служебном УАЗике, но он отказался. Оставшиеся километры они без особого труда прошли еще до заката, и вскоре поймали попутку до ближайшего населенного пункта.

Всю дорогу Женька дулась, выражала свое недовольство тем, что дядя впервые за много лет четко дал ей понять, что не собирается спорить, и будет так, как он сказал, и не иначе.

Она отыскала «сердце Оазиса» — один из самых редчайших в Зоне артефактов. Интересно, понимала ли она, что забрала с собой еще одно сердце?..


Маленькая отсылка на Диссонанс… Она потом вернулась. Но это уже другая история… Огромное спасибо за внимание. Ваша Злая Сова.


  • +27
  • +1
Жалко, что последняя часть. Очень хочется продолжения) 
  • +1
IRBIS,
Вы думаете, что у этой истории должно быть продолжение? Оно есть. Я оставила ссылку. Или именно про Херувима и Панду? 
Между любовью и кланом он выбрал второе.  Хоть и с трудом. Да и не уходят оттуда так просто. Мог. Но не стал. Возможно, что то могло быть, если бы она и дальше с дядей ходила. Но Тич дал слово больше её не водить
  • +1
Он многое хотел сказать племяннице при встрече, пока ждал ее, пока бежал по выщербленным бетонным плитам. А пока добежал, растерял слова. Может их выдуло из головы ветром. 

Она отыскала «сердце Оазиса» — один из самых редчайших в Зоне артефактов. Интересно, понимала ли она, что забрала с собой еще одно сердце?.. 

Очень сильный и интересный литературный стиль повествования. Не перестаю восхищаться. Молодцом!

  • +1
Maksey84,
Спасибо
Войдите, чтобы оставить комментарий.
Автор статьи

Angry Owl

АВТОР-ОСНОВАТЕЛЬ
Не макаю в чай печеньки
© Copyright 2018-2020. Все права на авторские материалы и публикации принадлежат их авторам. Не допускается полное или частичное копирование, распространение, передача третьим лицам, опубликование или иное использование материалов из Блога EgoCreo, иначе как с письменного разрешения соответствующих правообладателей.