Продолжение приключений Альбуса и Скорпиуса. Сегодня представляю на ваш суд сцены с 6 по 8 второго акта.

Акт Второй

Сцена Шестая

ОПУШКА ЗАПРЕТНОГО ЛЕСА

СКОРПИУС и АЛЬБУС заворачивают за очередное дерево и видят широкий просвет между деревьями…

Просвет, через который пробивается яркий свет…

СКОРПИУС: Вот он…

АЛЬБУС: Хогвартс. Никогда не видел его с такого ракурса.

СКОРПИУС:  Всё ещё ёкает внутри, а? Когда видишь его?

Мы тоже видим сквозь деревья ХОГВАРТС – великолепную громаду куполообразных построек и башен.

С самой первой минуты, когда я услышал о нем, мне не терпелось туда попасть. То есть, папе никогда особо там не нравилось, но даже то, как он описывал это место… Начиная с десяти лет я каждый день с утра первым делом заглядывал в «Ежедневный Пророк» — искал информацию о какой-нибудь страшной катастрофе, которая могла обрушиться на Хогвартс, о чем-то, что могло помешать мне приехать туда.

АЛЬБУС: Ага, а потом ты попал туда, и оказалось, что там просто ужасно.

СКОРПИУС: Не для меня.

АЛЬБУС поражённо смотрит на друга.

Всё, что я хотел в жизни, было поехать в Хогвартс и найти товарища, с которым можно устроить какую-нибудь заварушку. Такого, как Гарри Поттер. И вот я встретил его сына. Я такой везунчик, правда?

АЛЬБУС: Но я же совсем не похож на отца.

СКОРПИУС: Ты лучше. Ты мой лучший друг, Альбус. А заварушка эта просто высшего уровня. Это супер, я всеми руками за, вот только… Я должен сказать… Мне не стыдно признать, что… мне немножко… совсем чуточку страшно.

АЛЬБУС глядит на СКОРПИУСА и улыбается.

АЛЬБУС: И ты тоже мой лучший друг. Не волнуйся – у меня насчёт всего этого хорошее предчувствие.

Мы слышим издалека голос РОНА – он явно где-то поблизости.

РОН: Альбус? Альбус!

АЛЬБУС испуганно оборачивается.

АЛЬБУС: Надо отправляться – срочно!

АЛЬБУС берет у СКОРПИУСА маховик времени, нажимает на него сверху, и прибор начинает вибрировать, а потом начинает бешено крутиться.

Вместе с этим сцена начинает меняться. Двое мальчиков смотрят на эти трансформации.

Их озаряет яркий свет. Слышен грохот.

И вдруг время останавливается. А затем разворачивается, немного подумав, и начинает откатываться назад, сначала медленно…

А затем всё быстрее.

Акт Второй

Сцена Седьмая

ТУРНИР ТРЁХ ВОЛШЕБНИКОВ, ОПУШКА ЗАПРЕТНОГО ЛЕСА, 1994 ГОД

Внезапно на них со всех сторон обрушивается шум и гомон, и толпа поглощает АЛЬБУСА и СКОРПИУСА.

И тут на сцене появляется «величайший шоумен на свете» (по его собственным словам), использует заклинание Сонорус, чтобы усилить свой голос, и… в общем… шоу начинается.

ЛЮДО БЭГМЕН: Дамы и господа! Мальчишки и девчонки! Представляю вам величайший, грандиозный, единственный и неповторимый – ТУРНИР ТРЁХ ВОЛШЕБНИКОВ!

Раздаются восторженные выкрики.

Если вы из Хогвартса, кричите «Ура»! 

Раздаются восторженные выкрики.

Если вы из Дурмстранга, кричите «Ура»!

Раздаются восторженные выкрики.

И ЕСЛИ ВЫ ИЗ ШАРМБАТОНА, КРИЧИТЕ «УРА»!

Раздаются слегка вялые, но восторженные выкрики.

С французской стороны энтузиазма маловато.

СКОРПИУС (с улыбкой): Сработало. Вон Людо Бэгмен.

ЛЮДО БЭГМЕН: А вот и они! Дамы и господа! Мальчишки и девчонки! Рад вам представить тех, из-за кого мы все здесь сегодня собрались – ЧЕМПИОНОВ! От школы Дурмстранг – что за брови, что за походка, что за парень! Когда он на метле, для него нет ничего невозможного – это Крутой Крам!

СКОРПИУС и АЛЬБУС (войдя в роль учеников Дурмстранга): Вперёд, Крутой Крам! Вперёд, Крутой Крам!

ЛЮДО БЭГМЕН: От Академии Шармбатон — zut alors, боже мой, это Флёр Делакур!

Раздаются вежливые аплодисменты.

А от Хогвартса у нас не один, а два ученика! От него у всех дрожат коленки – это Седрик Дамский-угодник Диггори!

Толпа ревёт.

А вот и второй – вы знаете его, как Мальчика, Который Выжил, мне же он известен как мальчик, который не перестаёт удивлять…

АЛЬБУС: Это мой папа.

ЛЮДО БЭГМЕН: Да, друзья, это Гарри Победоносный Поттер!

Приветственный гомон. Громче всех кричит взволнованная девочка на краю ряда – это МОЛОДАЯ ГЕРМИОНА (её играет актриса, исполняющая роль РОЗЫ).

Заметно, что ГАРРИ приветствуют менее бурно, чем СЕДРИКА.

А теперь, пожалуйста, тишина! Первое испытание. Нужно заполучить золотое яйцо из гнезда… Дамы и господа, мальчишки и девчонки, представляю вашему вниманию… ДРАКОНОВ! А по загонам их разводит ЧАРЛИ УИЗЛИ!

Трибуны в восторге шумят.

МОЛОДАЯ ГЕРМИОНА: Если вы хотите стоять так близко, то хотя бы дышите куда-нибудь в сторону, а не на меня.

СКОРПИУС: Роза? Что ты здесь делаешь?

МОЛОДАЯ ГЕРМИОНА: Какая ещё Роза? И что случилось с твоим акцентом?

АЛЬБУС (с плохим акцентом): Извините. Гермийона. Он перепутать вас с кем-то другим.

МОЛОДАЯ ГЕРМИОНА: Откуда ты знаешь, как меня зовут?

bez zagolovka 3 750x1024 - ГАРРИ ПОТТЕР И ПРОКЛЯТОЕ ДИТЯ | АКТ II | СЦЕНА 6-8

ЛЮДО БЭГМЕН: Не будем терять время, давайте поприветствуем нашего первого чемпиона. Против шведского тупорылого дракона – СЕДРИК ДИГГОРИ.

Рёв дракона отвлекает МОЛОДУЮ ГЕРМИОНУ. АЛЬБУС готовит волшебную палочку.

Седрик заходит в загон. Он выглядит решительным. Испуганным, но всё же решительным. Он уклоняется в одну сторону, в другую… Девушки падают в обморок, когда он ныряет в укрытие. Они хором кричат: «Не троньте нашего Диггори, мистер Дракон!»

СКОРПИУС чем-то обеспокоен.

СКОРПИУС: Альбус, что-то не то. Маховик времени почему-то трясётся.

Слышно тиканье, непрерывное, навязчивое тиканье. Оно доносится из маховика времени.

ЛЮДО БЭГМЕН: Седрик уходит влево, прыгает вправо… Он достаёт свою палочку… Что припрятано в рукаве у этого молодого, храброго, симпатичного парнишки?..

АЛЬБУС (выставив вперёд волшебную палочку): Экспеллиармус!

Палочка СЕДРИКА летит АЛЬБУСУ в руку.

ЛЮДО БЭГМЕН: …но что это? Чёрная магия или что-то ещё? Его палочка улетела – Седрик Диггори безоружен…

СКОРПИУС: Альбус, по-моему, маховик… с ним что-то творится…

Маховик времени тикает всё громче.

ЛЮДО БЭГМЕН: Дела у Диггори совсем плохи. Для него это может означать конец испытания. Конец турнира!

Тиканье нарастает, достигает пика, и всё вокруг озаряет вспышка света.

Мы опять вернулись в настоящее. АЛЬБУС вопит от боли.

СКОРПИУС: Альбус! Ты ранен? Альбус, тебе…

АЛЬБУС: Что случилось?

СКОРПИУС: Наверное, там стоит какое-то ограничение… Маховик времени, скорее всего, заколдован на определённый временной лимит…

АЛЬБУС: Как думаешь, у нас получилось? Мы всё изменили?

Внезапно на сцену со всех сторон выбегают люди: ГАРРИ, РОН (чьи волосы теперь зачёсаны на боковой пробор, а костюм стал более классическим), ДЖИННИ и ДРАКО. СКОРПИУС глядит на них и прячет маховик времени в карман. АЛЬБУС невидящими глазами озирается вокруг – ему всё ещё очень больно.

РОН: А я говорил! Говорил, что видел их.

СКОРПИУС: Думаю, нам ещё предстоит это выяснить.

АЛЬБУС: Здравствуй, пап. Всё в порядке?

ГАРРИ смотрит на сына, как будто не верит, что это он.

ГАРРИ: Нет. Я бы так не сказал.

АЛЬБУС падает без сознания на пол. ГАРРИ и ДЖИННИ бросаются к нему.

Акт Второй

Сцена Восьмая

ХОГВАРТС, БОЛЬНИЧНОЕ КРЫЛО

АЛЬБУС спит на больничной койке. ГАРРИ в тревоге сидит рядом с ним. Над ними висит портрет добродушного человека, озабоченно смотрящего на них. ГАРРИ трёт глаза, встаёт и проходит в другой конец палаты, потягиваясь.

Вдруг он встречается глазами с портретом. Тот выглядит удивлённым, что его заметили. А ГАРРИ удивлённо смотрит на него.

ГАРРИ: Профессор Дамблдор?

ДАМБЛДОР: Добрый вечер, Гарри.

ГАРРИ: Я давно вас не видел. Когда бы я ни зашёл в кабинет директора, ваша рама всегда пуста.

ДАМБЛДОР: А, ну, я люблю время от времени прогуляться по другим своим портретам.

(Он смотрит на АЛЬБУСА.) Он поправится?

ГАРРИ: Он здесь уже сутки, и большую часть этого времени мадам Помфри пытается восстановить его руку. Она сказала, что это очень странно, как будто рука была сломана двадцать лет назад и срослась под «самым невероятным» углом. Но она утверждает, что всё будет хорошо.

ДАМБЛДОР: Могу представить, как это трудно – смотреть, как твой ребёнок страдает.

ГАРРИ бросает взгляд вверх на ДАМБДОРА, затем – вниз на АЛЬБУСА.

ГАРРИ: Я никогда не спрашивал у вас, как вы относитесь к тому, что я назвал его в вашу честь?

ДАМБЛДОР: Откровенно говоря, Гарри, мне кажется, что ты возложил на бедного мальчика слишком большую ответственность.

ГАРРИ: Мне нужна ваша помощь. Ваш совет. Бейн мне сказал, что Альбусу грозит опасность. Как мне защитить своего сына, Дамблдор?

ДАМБДОР: Из всех людей ты решил спросить, как защитить мальчика от ужасной опасности, именно у меня? Молодых нельзя защитить от боли. Они должны её пережить, и они её переживут.

ГАРРИ: Так мне что, просто стоять и смотреть?

ДАМБЛДОР: Нет. Тебе следует научить его, как противостоять судьбе.

ГАРРИ: Но как? Он меня не послушает.

ДАМБЛДОР: Возможно, он ждёт, пока ты по-настоящему поймёшь его.

ГАРРИ хмурится, пытаясь переварить эти слова.

(С чувством.) Быть запертым внутри портрета – это и проклятие, и благо, которое позволяет… слышать многое. В школе, в Министерстве я слышу много разговоров…

ГАРРИ: И что там болтают обо мне и моем сыне?

ДАМБЛДОР: Они не болтают. Они беспокоятся. О том, что вы часто спорите. О том, что у него трудный характер. О том, что он злится на тебя. Я пришёл к выводу, что… вероятно… ты ослеплён своей любовью к нему.

ГАРРИ: Ослеплён?

ДАМБЛДОР: Тебе нужно увидеть его таким, какой он есть, Гарри. Должен найти, что причиняет ему боль.

ГАРРИ: А разве я не вижу его таким, какой он есть? И что может причинять боль моему сыну? (Думает.) Или кто причиняет боль?

АЛЬБУС (бормочет во сне): Папа…

ГАРРИ: А эта чёрная аура — это какой-то человек, да? Что-то одушевлённое?

ДАМБЛДОР: Да брось, разве моё мнение уже что-то решает? Я – всего лишь краска и воспоминание, Гарри. Краска и воспоминание. И у меня никогда не было детей.

ГАРРИ: Но мне нужен ваш совет.

АЛЬБУС: Папа?

ГАРРИ смотрит на АЛЬБУСА, затем оборачивается к ДАМБЛДОРУ. Но тот уже покинул раму.

ГАРРИ: Нет, куда же вы?

АЛЬБУС: Мы… в больничном крыле?

ГАРРИ снова поворачивается к АЛЬБУСУ.

ГАРРИ (растерянно): Да. С тобой всё… всё будет хорошо. Мадам Помфри не уверена, что прописать, чтобы ты побыстрее выздоровел, и предложила тебе есть побольше… шоколада. Ты не против, если я попробую кусочек…? Мне нужно тебе кое-что сказать, и я не думаю, что тебе это понравится.

АЛЬБУС смотрит на отца: что он ему сообщит? Он решает не спрашивать.

АЛЬБУС: Ладно. Наверное.

ГАРРИ отламывает и съедает большой кусок шоколада. АЛЬБУС смущённо глядит на него.

Лучше?

ГАРРИ: Намного.

Он протягивает сыну шоколад. АЛЬБУС берет кусочек. Какое-то время отец и сын молча жуют.

Как рука?

АЛЬБУС сгибает руку.

АЛЬБУС: Ощущения прекрасные.

ГАРРИ (мягко): Где ты был, Альбус? Я не могу передать, в каком мы были состоянии. Твоя мама была сама не своя от страха…

АЛЬБУС смотрит ему в глаза, он привык лгать.

АЛЬБУС: Мы решили, что не хотим возвращаться в школу. Подумали, что попробуем начать всё сначала – в мире маглов. Но оказалось, что мы ошиблись. Мы как раз были на пути в Хогвартс, когда вы нас нашли.

ГАРРИ: В одежде учеников Дурмстранга?

АЛЬБУС: Одежда… Мы – Скорпиус и я – как-то не продумали… нашу одежду.

ГАРРИ: Но почему… почему вы сбежали?  Это из-за меня? Из-за того, что я сказал?

АЛЬБУС: Не знаю. В Хогвартсе правда неприятно находиться, когда ты в нем изгой.

ГАРРИ: И Скорпиус… подговорил тебя… сбежать?

АЛЬБУС: Скорпиус? Нет.

ГАРРИ пристально смотрит на АЛЬБУСА, буквально пытаясь разглядеть то, что не видно глазу. Он глубоко задумчив.

ГАРРИ: Я хочу, чтобы ты держался от Скорпиуса Малфоя подальше.

АЛЬБУС: Что? От Скорпиуса?

ГАРРИ: Я до сих пор не представляю, как вы стали друзьями, но это случилось. А теперь… я хочу, чтобы…

АЛЬБУС: Мой лучший друг? Мой единственный друг?

ГАРРИ: Он опасен.

АЛЬБУС: Скорпиус? Опасен? Ты его вообще видел? Пап, если ты серьёзно веришь в то, что он сын Волан-де-Морта…

ГАРРИ: Я не знаю, кто он, но я знаю, что тебе лучше не общаться с ним. Бейн мне сказал…

АЛЬБУС: Кто такой Бейн?

ГАРРИ: Кентавр, который может предсказывать будущее. Он сказал, что вокруг тебя чёрная аура, и…

АЛЬБУС: Чёрная аура?

ГАРРИ: И у меня есть все основания полагать, что тёмная магия возрождается. Я хочу защитить тебя от неё. Защитить от него. От Скорпиуса.

АЛЬБУС мгновение с сомнением молчит, затем на его лице появляется решительность.

АЛЬБУС: А если я не буду держаться от него подальше?

ГАРРИ смотрит на сына, быстро соображая.

ГАРРИ: У меня есть карта. Ей пользовались те, кто хотел затеять шалость. И теперь мы будем по ней следить – постоянно следить – за тобой. Профессор Макгонагал будет отслеживать каждое твоё движение. И как только вас увидят вместе – она узнает об этом. Если вы попытаетесь покинуть Хогвартс – она будет рядом. Ты будешь посещать все её уроки, и ни на одном из них ты не будешь пересекаться со Скорпиусом; а во внеурочное время ты будешь сидеть в гостиной Гриффиндора!

АЛЬБУС: Ты не можешь заставить меня учиться с гриффиндорцами! Я же в Слизерине!

ГАРРИ: Не притворяйся, Альбус, ты прекрасно знаешь, на каком ты факультете. Если профессор обнаружит, что ты вместе со Скорпиусом, я наложу на тебя заклятие, позволяющее мне видеть и слышать всё, что видишь и слышишь ты: любой шаг, любой разговор. Тем временем, мой отдел займётся выяснением истинного происхождения твоего приятеля.

АЛЬБУС (в слезах): Но, пап… ты не можешь… Это же не…

ГАРРИ: Я долгое время думал, что я недостаточно хороший отец, и за это ты меня не любишь. Только теперь я понял, что ты не обязан любить меня, ты обязан мне подчиняться, потому что я – твой отец, и я знаю, что лучше для тебя. Прости, Альбус. Но так надо.



11
146

Автор публикации

не в сети 2 месяца

LilitH

11 70x70 - ГАРРИ ПОТТЕР И ПРОКЛЯТОЕ ДИТЯ | АКТ II | СЦЕНА 6-8 8 114
Carpe Diem
Комментарии: 8Публикации: 125Регистрация: 16-09-2018