»Компромисс (Часть 5. Ложь, агрессия и их последствия)

Компромисс (Часть 5. Ложь, агрессия и их последствия)

Компромисс (Часть 5. Ложь, агрессия и их последствия)
Предлагаю Вашему вниманию очередную историю-фанфик по известной игровой вселенной.
Является продолжением прошлогоднего "Диссонанса".
Не судите строго  relaxed 
Предупреждение! Как порой бывает в моих фанфиках, для создание колорита, используется нецензурная лексика, сцены жестокости, курения и употребления алкоголя. Впечатлительным, моралистам и несовершеннолетним читать не рекомендуется.

Часть 5. Ложь, агрессия и их последствия

С каждым пройденным километром рюкзак становился все тяжелее. По факту, там было килограммов пятнадцать. Ну максимум двадцать. Банки с консервами, какие-то крупы, пачки патронов, немного воды и всякие нужные мелочи. Для такого здоровяка, как Оборотень, ноша вполне переносимая. Но он почему-то сдавал. Панда тащила вполовину меньше. Но, учитывая то, что она и весит вполовину меньше его самого, возможности у них равные. Так почему же она бодро топает вперед, а он тащится за ней как загнанная кляча? Болтающийся на плече автомат при каждом шаге стукал его по ребрам, и этим раздражал.

Наконец он не выдержал:

— Слышь, изломовед, давай перекур сделаем?

— Если надо, сделаем, — Панда прячет в карман гайку, которую уже собралась швырнуть, и оборачивается. — Что с тобой? — Она подбежала к прислонившемуся к дереву Оборотню и с тревогой вгляделась в его лицо.

— Я ночью уснуть не мог. Вышел на улицу, встретил Маркота. Мы с ним напились и уснули под дождем. Кажется, я простыл.

— Ну и кто из нас алкаш? — Панда сняла перчатку и коснулась тыльной стороной ладони его лба.

— Признаю себя ослом и приношу свои извинения, — попытался отшутиться Оборотень, чтобы больше не говорить о Маркоте.

— Да у тебя на лбу яйца жарить можно! Какие извинения!? — она выдала витиеватое ругательство, достойное уст бывалого моряка с богатой сексуальной фантазией. Вряд ли дядюшка при ней так выражался, скорее, где-то подслушала. — Почему ты раньше не сказал? Мы же оба можем угробиться. Там впереди сплошное аномальное месиво — неверный шаг, и ты покойник. И позади тоже.

— Ну я же не совсем дурак. След в след за тобой шел. И дальше пойду. Только отдышусь.

Из груди Панды вырвался не то вздох, не то взрык. Она уселась на мокрую землю и извлекла из рюкзака большую матерчатую аптечку, наподобие автомобильной, которую таскала с собой постоянно, как и неприкосновенный пакет со сладостями для изломов, и принялась перебирать многочисленные тюбики, пузырьки и блистеры.

— Кофеин добавь, если есть.

— Добавлю.

Она протянула ему штук пять разномастных пилюль, которые Оборотень проглотил, беря с ее ладони по одной, как семечки. Даже не спросил, что за лекарства. Ему было все равно, даже, если бы Панда решила прекратить его мучения и накормить цианидом. Запив последнюю, он прикрыл глаза, ожидая, когда лекарства подействуют. Рюкзак сбросил на землю, чтоб хоть ненадолго отдохнуть от его тяжести.

Панда отошла, но была неподалеку — он слышал ее шаги где-то в десятке метров справа от себя. В лесу был и еще кто-то. Оборотень чувствовал его не слухом, а скорее подсознанием, и это ощущение ему крайне не нравилось.

Панда вернулась с длинной тисовой палкой в руках.

— А это зачем? Бить будешь?

— Не мешало бы. Но не сейчас. В лесу кто-то есть. Я видела чей-то силуэт за деревьями. На человека похож, но это не человек, скорее кровосос, или излом. Быстро промелькнул и исчез.

— Давай отсюда убираться.

— Не отставай.

Панда помогла ему надеть рюкзак и двинула вперед с максимально возможной скоростью. После таблеток Оборотень немного оживился и следовал за ней поводя из стороны в сторону дулом автомата, в любую секунду ожидая нападения неизвестной твари. Теперь его донимала, разве что, легкая слабость и покрывшая тело испарина, из-за которой было неуютно и холодно.

Палка понадобилась Панде, чтобы отодвигать в сторону длинные космы «жгучего пуха», свисавшие с ветвей до самой земли. Обойти их мешали раскинувшиеся между корнями «электры» и «изнанки». Из-за большой концентрации ядовитых спор пришлось натянуть противогазы и капюшоны, что значительно ухудшило обзор. Волей не волей пришлось вновь замедлиться.

Ежеминутно она оглядывалась назад, боясь, что друг вновь начнет отставать. Оборотень при этом тоже оглядывался — боялся пропустить появление неизвестного преследователя. Пару раз даже видел мелькающий среди деревьев силуэт, скорее кровососий, но пока тварь не нападала, и он надеялся, что как только они покинут его территорию, кровосос отстанет.

Вскоре аномалии стали встречаться реже. Панда сунулась было в небольшой овраг, но через пару метров «гейгер» затрещал настолько пронзительно, что они выскочили обратно как ошпаренные. Она буркнула что-то нечленораздельное и принялась искать обходную дорогу. Оборотень предложил ее сменить, но был послан по известному адресу, и предпочел помалкивать пока она не перебесится. Начни они сейчас выяснять отношения, будет только хуже. Уж лучше потом, в относительной безопасности.

Задумавшись, Оборотень немного сошел с протоптанной дорожки. Его подхватило, потащило вверх стремительной волной, и отбросило в сторону. Было чертовски больно, но он не смог даже набрать в грудь воздуха, чтобы закричать. Зато услышал душераздирающий вопль Панды.

Потом сознание заволокло холодной тьмой. Качнуло в последний раз, и он ухнул вниз, проваливаясь в небытие…

Она услышала за спиной вскрик и обернулась: Оборотня стремительно подняло вверх на три метра и швырнуло об землю. Грохнули ударившиеся друг о друга жестянки в рюкзаке. От удара он резко выдохнул и не издал больше ни звука, оставшись лежать на траве изломанным манекеном. Кажется, она завопила. Сама не зная, зачем. Как будто разум потеряла. Ноги подкосились. Она упала и поползла на четвереньках к другу, боясь самого страшного. Стащила с головы мешавший противогаз, почти задыхаясь, и отшвырнула его куда-то в сторону. В поехавшей голове Панды билась только одна мысль: «За что? Зачем?».

Оборотень дышал. Слабо, еле слышно, но дышал. Она не знала, что делать дальше. Тащить? Она и ста метров с ним не проползет, слишком тяжелый. Бросить и идти искать помощь? А если его звери сожрут, пока она будет ходить? Послать сигнал SOS? Да, пожалуй, самое верное. Если кто-то придет. Если придет вовремя.

У нее ведь никого здесь нет, по-настоящему близкого, кроме него и…

Панда нажала на кнопку записи: «Даня, умоляю, он тяжело ранен. Я не знаю, сколько еще продержится. Пожалуйста помоги. Мы на Свалке. Передаю координаты…»

Она нажала на кнопку отправки и разрыдалась, уткнувшись лицом в его плечо.

Долго упиваться горем не пришлось. Совсем рядом раздалось сопение. Панда подняла голову и увидела стремительно приближавшегося кровососа. Полупрозрачная фигура с ярко горящими красными глазами неслась прямо на нее, каким-то необъяснимым образом обходя притаившиеся вокруг аномалии.

Она нащупала автомат и нажала на спусковой крючок целясь чуть ниже скачущих мерцающих глаз. К ее удаче, Оборотень не успел поставить оружие на предохранитель, о котором она благополучно забыла. В плечо ударило отдачей. Две пули, одна за другой, устремились в сторону мутанта. Еще четыре. И еще две. Полупрозрачный силуэт украсило два кровавых пятна. 

Она стреляла, пока патроны в магазине не закончились. Тело кровососа прошило еще тремя пулями. Он слегка замедлился, выходя из «стелса», но продолжил бежать на нее ревя от ярости. Панда выхватила из кармана пистолет и принялась посылать пули в кровососа одну за другой. На пятом выстреле оружие заклинило. Она раз за разом жала на спусковой крючок, а кровосос все приближался. Его жилистое, лишенное растительности тело в потеках свежей крови загородило собой все.
Кровосос стремительно преодолел разделявшее их расстояние и ударил Панду наотмашь когтистой лапой, опрокинув на землю. Мерзкие скользкие щупальца влажно хлюпнули в паре сантиметров от лица. Ее обдало зловонным горячим дыханием с примесью крови, гнили и какой-то химии. К горлу подкатила тошнота. А зловонное чудище уже пошло на второй заход. 

На плечах сомкнулись сильные пальцы разрывая когтями ткань куртки, щупальца обвились вокруг шеи, пронзили кожу острыми иглами шипов. Она почти потеряла сознание от боли и ужаса, но какая-то настырно бьющаяся в голове мысль не дала сдаться: «А как же Оборотень? А если Даня придет и увидит ее мертвой? А как же мама?».

Панда нащупала слабеющими руками нож и ударила навалившееся на нее чудовище под ребра. Выдернула. Ударила еще. И еще. Кровосос сжал ее горло, практически перекрыв дыхание. А она все била и била, пока сжимавшие ее лапы (или руки) не ослабли и не разомкнулись.

Она отпихнула обмякшего мутанта, а потом ударила снова. Щупальца продолжали слабо шевелиться. Совершенно обезумев, Панда ухватила их, оттянула вверх и перерезала кровососу горло.

Дрожащими руками откопала в кармане бинт, обмотала, как смогла, шею, и только потом позволила себе потерять сознание…

Продолжение следует...
  • +14
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?
Войдите, чтобы оставить комментарий.
Автор статьи

Angry Owl

АВТОР-ОСНОВАТЕЛЬ
Не макаю в чай печеньки
© Copyright 2018-2020. Все права на авторские материалы и публикации принадлежат их авторам. Не допускается полное или частичное копирование, распространение, передача третьим лицам, опубликование или иное использование материалов из Блога EgoCreo, иначе как с письменного разрешения соответствующих правообладателей.