»Топ-12 самых ожидаемых книг марта
288
0
09:00, 13/03/2020

Топ-12 самых ожидаемых книг марта

Топ-12 самых ожидаемых книг марта
Весной оживают не только вербы и человеческие сердца, но и весь книжный рынок – новинок всё больше, обложки ярче, аннотации призывнее. Есть даже пара долгожданных сенсаций – например наконец-то переведённая с ирландского «Грязь кладбищенская» или новый роман Стивена Кинга. В общем, книголюбу есть из чего выбрать. Представляем вам Топ-12 книжных новинок марта. 

Сразу две книги от представительниц современной израильской прозы, новый Пол Остер, в меру скандальное исследование новейшей истории США, история одного религиозного палача и разговор о том, почему мы любим и ненавидим Ким Кардашьян и Ники Менаж. Все подробности в нашей бодрящей весенней галерее. 

1. Лгунья. Айелет Гундар-Гошен

Нофар семнадцать, она обычная девчонка, которая летом подрабатывает официанткой в кафе, торгующем мороженым. В её жизни ещё не случалось ничего хоть сколько-нибудь примечательного. И вот однажды на работе приключается конфликт с некогда известным, но давно забытым эстрадным певцом. Обстоятельства складываются таким образом, что Нофар вдруг заявляет всем, будто он попытался её изнасиловать. Нофар и сама не знает, зачем придумала эту ложь, однако враньё вдруг начинает жить своей жизнью и круто меняет судьбы сразу нескольких людей. 

«Лгунья», книга с простым вроде бы сюжетом, могла бы обернуться летней комедией или простенькой драмой, но становится настоящей моральной дилеммой, касающейся каждого читателя. 

И да, мы понимаем, как это прозвучит, но невозможно не заметить: обложка отличная! 

2. Картинные девушки. Анна Матвеева

Анна Матвеева – писательница, подарившая нам «Завидное чувство Веры Стениной», «Лолотту и другие парижские истории», лауреат «Большой книги» – в своей новой книге «Картинные девушки» пишет не о великих художниках, а об их великих музах. О женщинах, которые взирают на нас с картин Рафаэля, Рубенса, Дали, Моне, Пикассо. 

Кем были эти натурщицы? Какие у них были характеры? Как они попадали в мастерские к художникам и какие отношения связывали их с творцами? И было ли у них нечто общее, кроме того, что их лица и тела оказались увековечены в истории искусства?

3. Станция на пути туда, где лучше. Бенджамин Вуд

«Станция на пути туда, где лучше» – это роман о травмах детства, которые определяют всю будущую жизнь. На ум приходят самые разные ассоциации – от «Патрика Мелроуза» до «Щегла», однако книга Бенджамина Вуда, без сомнения, произведение, способное произвести абсолютно самостоятельное, ни на что не похожее впечатление. 

Главный герой романа с нетерпением ожидает поездки со своим отцом, однако с самого начала она идёт не так, как задумывалось, а к вечеру превращается в кошмар. Всю последующую жизнь герой тратит на то, чтобы разбраться с произошедшим и, если повезет, исцелиться. 

4. Праведный палач. Жизнь, смерть, честь и позор в XVI веке. Джоэл Харрингтон

Мы привыкли, что в искусстве и культуре палач изображается как бесстрастная молчаливая фигура. Часто у него даже лица не видно – только тёмный колпак, символизирующий равнодушие рока. Но вообще-то логично предположить, что у представителей этой жуткой профессии тоже были чувства. 

Это доказывают дневники Мейстера Франца Шмидта, написанные в Нюрнберге в XVI веке. Франц Шмидт был очень религиозным человеком, достопочтенным семьянином, мечтал о медицинской карьере... и прослужил палачом 45 лет, за это время приведя в исполнение сотни приговоров, лишив жизни невероятное количество людей. В своих дневниках Шмидт рассуждает о справедливости и религии, пытается примирить свою профессию с верой, говорит о человеческой жестокости и возмездии.

Профессор истории Университета Вандербильда Джоэл Харрингтон, обнаруживший и обнародовавший эти дневники в книге «Праведный палач», подчёркивает, что в наших представлениях мы, возможно, не так уж далеко ушли от Средневековья. 

5. Слишком толстая, слишком пошлая, слишком громкая. Энн Хелен Питерсон

Какой должна быть женщина? Знающей себе цену, с чувством собственного достоинства, скромной, не лезущей не в своё дело, воспитанной... Стоп! А что, если женщина никому ничего не должна? 

Энн Хелен Питерсон пишет о «непокорных» – провокативных, дерзких, громких женщинах, которых всегда отлично видно и слышно и у которых есть своё мнение по любому вопросу. В книге «Слишком толстая, слишком пошлая, слишком громкая» она исследует современную форму женственности, прославившую Серену Уильямс, Ники Минаж, Хилари Клинтон, Ким Кардашьян и других. Почему публика так любит и ненавидит тех, кто раздвигает границы понятия «нормальность»? У Энн Хелен Питерсон есть ответ на этот вопрос.

6. Большое небо. Кейт Аткинсон

Кейт Аткинсон запрыгнула на олимп книжного детектива без разбега – её цикл романов о частном сыщике Джексоне Броуди удостоился похвалы от Стивена Кинга и стал причиной бесконечных восторгов любителей стильных криминальных историй по всему миру. На русском выходит «Большое небо» – новинка Аткинсон, в которой мощный детективный замес идёт рука об руку с историями о человеческих отошениях, добросердечности, предательстве, отчаянии и любви. 

Детектив Броуди отошёл от больших дел и живёт в крошечной приморской деревушке в северном Йоркшире, где ему иногда составляют компанию сын и дряхлый лабрадор. Однажды на опасном утёсе Броуди встречает совершенно отчаявшегося человека, и теперь вместо дел о супружеской неверности занимается действительно жутким расследованием. 

7. Грязь кладбищенская. Мартин О`Кайнь

Наконец выходит «Грязь кладбищенская» – один из самых важных ирландских романов, а если говорить точнее – один из самых важных ирландских романов в духе постмодернизма. Все герои этого текста мертвы, однако их души едва ли нашли покой. Они горячо обсуждают всё, что происходит в мире живых, но ни повлиять на это, ни исправить собственные ошибки уже не могут. Роман совершенно безжалостный в своём комизме. 

Редактором книги, кстати, выступила Шаши Мартынова, а это в сочетании с переводом Юрия Андрейчука – само по себе знак качества. 

8. Кто боится смерти. Ннеди Окорафор

«Кто боится смерти» – мощный роман-событие, на который не хочется вешать ярлыки с обозначением жанров. Представьте себе далёкое будущее и Африку, где между племенами разворачиваются жесточайшие войны. В этом мире рождается необычная девочка, чьё имя означает «Кто боится смерти». 

Оньесонву, так её зовут, обладает особой силой, и ей предстоит отправиться в опасное путешествие. Сюжет, сплетённый из мифов, древних традиций и реальной истории, отсылает нас к недавней книге Марлона Джеймса «Чёрный леопард, рыжий волк», но есть основания полагать, что книга Окорафор, при всей своей эпичности, окажется не такой жёсткой. 

9. Институт. Стивен Кинг

Хотя Стивен Кинг уже не раз грозился отойти от дел, его новые романы всё выходят и выходят. А мы только рады! Ведь мастерство Короля Ужасов с годами, кажется, не выдыхается, и он всё так же умеет брать читателя за живое. Тем более что в «Институте» Кинг с упоением обращается к излюбленным темам – тут вам и подростки, и похищенные дети, и телекинез с телепатией.

Итак, заведение под названием «Институт» – это что-то вроде закрытой школы, куда заключают детей, наделённых паранормальными способностями, чтобы изучать их в ходе бесчеловечных экспериментов. Сбежать отсюда невозможно. Но двенадцатилетний Люк попробует – другого выхода у него всё равно нет. 

10. Боль. Цруя Шалев

В «Боли» израильской писательницы Цруи Шалев мы погрузимся в историю Ирис, замужней женщины, матери двух почти взрослых детей, которая когда-то чуть не погибла в теракте, а ещё однажды очень сильно влюбилась. Теперь в её жизнь вернулось всё сразу – боли, унявшиеся на десять лет, и любовь столь сильная, что угрожает сжечь всю благопристойную жизнь Ирис. 

А у автора знакомая фамилия, не правда ли? Цруя Шалев – двоюродная сестра Меира Шалева, однако вам не придётся раздавать ей авансы за знаменитого родственника. У писательницы яркий голос, актуально звучащий в современной израильской прозе. 

11. Бруклинские глупости. Пол Остер

Книга Пола Остера «4321» всё ещё лежит на полках с надписью «бестселлер», а один из самых значительных писателей современной Америки уже предлагает нам новый роман. Маленькое (меньше чем в триста страниц), изящное, берущее за душу повествование под названием «Бруклинские глупости» рассказывает о человеке по имени Натан, который переезжает в Бруклин, чтобы умереть. А ещё Натан пишет «Книгу человеческой глупости» и постепенно, с течением дней и по мере знакомства с новыми людьми, она пополняется всё новыми и новыми заметками.

12. Нерассказанная история США. Новая глава 2012–2018: Самые драматичные моменты мировой истории от второго срока Обамы до первых лет президентства Трампа. Оливер Стоун, Питер Кузник

Что такое современная Америка? Что лежит в основе её нынешнего курса, почему страна стремится разместить свои военные базы во всех уголках земного шара и тратит на содержание своих вооружённых сил больше денег, чем все остальные государства, вместе взятые? Почему в стране с развитой демократией голос народного большинства звучит всё тише? 

Авторы книги «Нерассказанная история США. Новая глава 2012–2018: Самые драматичные моменты мировой истории от второго срока Обамы до первых лет президентства Трампа» Оливер Стоун и Питер Кузник – неравнодушные граждане США, которые не побоялись задать максимально неудобные вопросы и глубоко копнуть в поисках ответов. Какими бы они ни были. 

Пометка «Новая глава» не для красного словца – несколько лет назад первая часть «Нерассказанной истории» тех же авторов сильно нашумела во всем мире. Есть ещё одноимённый документальный сериал, тоже довольно скандальный. 
  • +21
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?
Войдите, чтобы оставить комментарий.
Автор статьи

Буквоед

АВТОР-ОСНОВАТЕЛЬ
Пользователь не указал информацию о себе
© Copyright 2018-2020. Все права на авторские материалы и публикации принадлежат их авторам. Не допускается полное или частичное копирование, распространение, передача третьим лицам, опубликование или иное использование материалов из Блога EgoCreo, иначе как с письменного разрешения соответствующих правообладателей.