»Компромисс (Часть 11. Шанс)

Компромисс (Часть 11. Шанс)

Компромисс (Часть 11. Шанс)
Предлагаю Вашему вниманию очередную историю-фанфик по известной игровой вселенной.
Является продолжением прошлогоднего "Диссонанса".
Не судите строго  relaxed 
Предупреждение! Как порой бывает в моих фанфиках, для создание колорита, используется нецензурная лексика, сцены жестокости, курения и употребления алкоголя. Впечатлительным, моралистам и несовершеннолетним читать не рекомендуется.

Часть 11. Шанс

Херувим проснулся, почувствовав на своем лице солнечный луч. Панда сидела у костра как обезьяна — колени выше головы, острые локти почти упираются в землю, и что-то помешивала в котелке. Пахло кофе и какой-то кашей.

Дробовик она повесила на плечо, чтобы в случае непредвиденных обстоятельств был под рукой. Кобура на бедре была расстёгнута, видимо, с той же целью. За время, что они не виделись, Панда превратилась из своенравной, чуть взбалмошной девочки в самого настоящего сталкера, собранного и всегда готового ко встрече с опасностью.

Вчера на Свалке они наткнулись на двух «спящих» зомби. Наемник бы и сам без труда разобрался, но Панда решительно выхватила свою «беретту» и кинулась на них, проигнорировав приказ не встревать. К счастью, зомбы были неповоротливы, и увернуться от их беспорядочной пальбы было несложно. Но на какой-то миг Херувим успел испугаться: выпущенная одним из мертвяков пуля подняла фонтанчик пыли буквально в паре сантиметров от ноги Панды. Она же в боевом запале даже не обратила на это внимания, увлеченно паля ему в грудь.

До окрестностей Агропрома так и не дошли. Панда пожелала сделать крюк и забрать хотя бы часть их с Оборотнем припасов, которые наемники, будучи не в силах утащить, припрятали неподалеку от места недавних трагических событий. Трупа кровососа там не оказалось, видимо, его слопали другие плотоядные обитатели Свалки, а кровь с травы начисто смыло дождями.

Рядом даже удалось отыскать парочку недорогих артефактов. Видимо, из-за большой концентрации «трамплинов» и «каруселей» сталкерня побоялась за ними лезть. А вот эта сумасбродка полезла. Правда, потратила на это уйму времени и туеву хучу болтов. Выбралась на безопасное место уставшая, но весьма довольная собой. Наемнику даже показалось, что ей ни столько эта сраная «кровь камня» была нужна, сколько хотелось похвастаться своими умениями. Он, конечно, похвалил, но напомнил про осмотрительность.

— Да ладно тебе, — отмахнулась она, — ворчишь, как мой дядька. А сам под пулями скачешь. Это, по-твоему нормально?

— Скачу, — ответил Херувим. Крыть было действительно нечем. — Как говорит Чикатиллыч, это типичная адреналиновая наркомания. Ничего хорошего.

— Пошли, брат наркоман, времени мало.

Они могли вернуться на базу еще вечером, пути оставалось всего-ничего, каких-то пара-тройка километров, но Херувиму захотелось провести еще одну ночь вне холодных стен брошенной фабрики, еще, пусть и недолго, побыть в шкуре вольного бродяги. Как в былые времена, когда он еще слыхом не слыхивал ни о Хищнике, ни о кодексе наемников. Тогда его руки еще были чисты от человеческой крови, а самым большим подвигом было убийство снорка в окрестностях озера Янтарь.

Ночь выдалась на удивление тихая и теплая, даже тучи куда-то унесло, что для Темной долины было редкостью.

Панда сменила его в три часа ночи, уступив нагретый спальник, настоящий напарник, не терпящий поблажек, и Херувим был этому несказанно рад. Хоть он и способен не спать сутками, а все-таки живой человек. В том, что Панда способна нести ночную вахту, Херувим ни капельки не усомнился.

Засыпать у тлеющего костра под звездным небом, что может быть прекраснее?

— И долго ты за мной подглядывать будешь? — спросила Женька даже не обернувшись.

— Как угадала?

— По дыханию.

— Круто. Сама научилась, или этот твой научил?

— А если и научил? Что в этом плохого?

— Хоть какая-то польза от белоглазых утырков.

— Хватит уже его поносить. Ему и так досталось. Что ты с ним такое сделал, что он от тебя шарахается?

— Уж прямо шарахается?

— Я его лучше знаю.

— Ничего. Просто сказку на ночь рассказал. Не знал, что он такой впечатлительный.

— Тогда понятно. Зная твои сказки…

Херувим засмеялся нарочито хриплым замогильным смехом и выполз из спальника.

— Древнее зло пробудилось и жаждет крови. У-ха-ха-ха! Но на кофе тоже согласно. Каша, надеюсь, не манная?

— Тебе повезло. Рисовая.

— Так и быть, обойдемся сегодня без кровавых жертв.  

Оборотень услышал скрип открывающейся двери и с сожалением оторвался от книги. Написанная усатым американцем больше века назад история о двух мальчишках — хитрожопом хулигане и продуманном беспризорнике, увлекла его, заставив забыть обо всем на свете.

— Салют, — Херувим опустил на пол два рюкзака и аккуратно поставил рядом помповое ружье. — Здесь. Сейчас Чику арты отдаст и придет. Что читаешь?

— Да так. Книжка детская. Но интересная.

— Не такая уж и детская. До меня только теперь дошло. Написано нудно. В детстве так и не осилил.
   
— Видимо, я тоже. По крайней мере, не помню, чтоб раньше ее читал.

— «Помню-не помню», — передразнил Херувим и бесцеремонно взъерошил ему волосы, про себя отмечая, что бывший монолитовец действительно опасливо отшатнулся от его прикосновения. — Как ты тут? Не сильно скучал?

— Нормально.

— Вот и хорошо. Пойду себя в порядок приведу, а потом буду тебя осматривать, и даже щупать. Готовься.

Наемник хищно заулыбался, наслаждаясь его реакцией, подхватил ружье и свалил восвояси.

Панда не заставила себя долго ждать. Она влетела в лазарет, улыбающаяся, с каким-то задорным блеском в глазах, и также бесцеремонно обхватила его за шею и впилась в губы жадным поцелуем. За то время, что они были знакомы, подобную инициативу она проявила впервые.  

У Оборотня закружилась голова. Мир перед глазами поплыл и закачался.

— Ты не представляешь, что мы видели, — выдохнула она оторвавшись. — Жаль, что тебя рядом не было.

— Мне тоже жаль. Прости меня, — Оборотень прижимал ее к себе вспотевшими ладонями и не мог отвести взгляд, забыв, что хотел высказать ей по поводу внезапного ухода.

Панда как ни в чем не бывало, отстранилась, и начала тараторить про воронье гнездо, в котором лежал артефакт, и про встреченную возле фермы ручную говорящую плоть.

— … а Вим ей еще пинка хотел дать. Но я не разрешила. Так и бежала за нами и песенки пела. Потом отстала. А еще я зомби сама убила. Представляешь?  

— Да ты у меня самый настоящий боец. Скоро я совсем не нужен буду.

— Ты что? Конечно же нужен.

— Зачем?

— За шкафом! Как себя чувствуешь?

— Хорошо. Уже сам встаю. Чик сказал, что скоро бегать буду.

— Пока я не разрешу, бегать ты не будешь. Это в твоих же интересах, если здоровье хочешь сохранить, — на пороге стоял Херувим. — Нет, ну если Чик прикажет, то ты и без ног побежишь. Сестренка, уступишь мне его? Хочу взглянуть.

Панда кивнула и переместилась к письменному столу.

Руки у дока были холодными, а движения четкими и отработанными. Под конец осмотра он заставил Оборотня встать и вытянуть руки, и наконец оставил в покое.

— Ну что? — подала голос молчавшая все это время Панда.

— Заживает как на собаке. Ему и артефакты не нужны. Действительно скоро бегать будет. Всем бы такое здоровье.

Через три дня Херувим снял с Оборотня гипс. Панда за это время успела еще раз сходить «на охоту». В этот раз ее сопровождал молчаливый наемник по кличке Кузя. На вид ему было за сорок. Седой, осторожный, как волк-одиночка, Кузя вызвал у Оборотня опасения: случись что, не оставит ли он Панду, лишь бы спасти свою шкуру, но, к счастью, обошлось.

Вернулась она задумчивой и долго смотрела на Херувима, как будто видела его в первый раз. Под ее взглядом возившийся за столом с какими-то записями док стал ерзать, а потом и вовсе ушел.

— Надо же, — усмехнулся Оборотень, — а я думал, проще каменную статую смутить, чем твоего братишку названного.

— Видимо, догадался, — вздохнула Панда.

— О чем?

— Что Кузя мне об их приключениях рассказал.

— Что не так?

— Он чуть не умер в Припяти.

— И что? Я тоже чуть не умер.

— Херувим очень гордый. Чтобы он, да оказался в беспомощном положении, никогда. Подыхать будет, а сам за стаканом воды поползет, если пить захочет. Кузьке тогда ногу прострелили. А вот ему досталось две пули в грудь. Бронежилет не спас. Так он умудрился сначала раненых врагов добить, потом Кузьке помочь в безопасное место перебраться, подлечил его, и только потом за себя взялся. Пули сам из себя выковырял, и сознание потерял. Кузька за ним ухаживал, хоть мог и бросить, и никто бы его за это не осудил.

— А я думал, это только у меня такая проблема. Когда ты ушла, мне было очень неловко за свою беспомощность. А потом пришел Чик, и сказал, что такое бывает со всеми. И, почему-то, я ему поверил. Быть может, и Херувиму стоит об этом сказать?

— Он знает об этом, но упорно не хочет сравнивать себя с другими. Такой человек.

Макс Хищник заявился собственной персоной на следующий день после снятия гипса. Оборотень расхаживал по лазарету разрабатывая ногу, подбадриваемый Пандой. Оба были весьма удивлены его появлению. Буркнув что-то оставшемуся за дверью бойцу, Хищник уселся на диван рядом с Пандой, сложил руки на пузе и попросил Оборотня продолжать заниматься.

— Как вы понимаете, молодые люди, если я к вам пришел, значит мне от вас что-то нужно, — начал он в своей любимой витиеватой манере. — За свое пребывание здесь вы, безусловно, расплатились. Панда, ты просто умница. Не дуйся на меня за прошлый раз. Все должно быть по справедливости. Ты пойми. Ну так вот. Дело, которое я хочу вам предложить, весьма специфичное, но в случае выполнения сулит хорошую прибыль.

— Тебе или нам?

— Нам всем, девочка моя, нам всем.

— А почему же ты тогда своих людей не отправишь?

— Потому, что среди моих людей, увы, подобных специалистов нет. А лишний раз рисковать, надеясь на русский «авось», я не желаю. Знаешь, во сколько обходится подготовка и содержание одного хорошего бойца? Даже не считая экипировки? Если я скажу, ты заплачешь от жалости к бедному Максу, а я ой как не люблю слез.

— Макс, давай уже к делу. Не люблю прелюдий, — раздраженно ответила Панда и повернулась к Оборотню, — к тебе, зайчик, это не относится, – он слегка покраснел и отвел взгляд, хоть и прекрасно понял, что в данный момент Женька просто дерзит и набивает себе цену.

— Что ж, послушай девушку и дай ей то, что она хочет. Иначе она сама возьмет гораздо больше, чем ты был готов ей дать.

— Ну Макс!

— Все. Говорю по делу. И как вас, молодой человек, угораздило связаться с такой щукой? Это же мазохизм чистой воды. Но о вкусах не спорят. Нет, ну она меня сейчас загрызет. Не могу. Сядьте между нами. От греха подальше. — Хищнику явно нравилось драконить Панду, разогревая в ней любопытство. — Итак, все мы прекрасно знаем, что большая часть города Припять контролируется группировкой «Монолит». 

Те, кто стоит за организацией, позаботились об установке нескольких ретрансляторов, чтобы держать свои кадры в подчинении. Их неоднократно пытались уничтожить и побывавшие там военные, и сталкеры, но все оказалось напрасным, их восстанавливают. Как итог, центр Зоны остается для большинства недосягаемой целью, но бывают и исключения. Оборотень, насколько я понял, в свое время ты смог добраться до центра, но попал под мощное пси-излучение и был вынужден некоторое время служить в группировке «Монолит»?

— Все верно. Если бы меня оттуда за шкирку не вытащили, и сейчас бы служил.

— И для нас это большая удача. Ведь в отличии от моих людей, ты знаешь город как свои пять пальцев, со всеми его переулками, закоулками и логовами мутантов. Чикатиллыч мне вкратце пересказал то, что удалось от тебя узнать. Он планировал отправиться туда с небольшим отрядом, но у меня возникла идея получше. Ты, наверное, уже слышал, что Херувим и Кузя — единственные выжившие после встречи с «монолитовцами». Насколько я знаю, лидеры других команд тоже отправляли своих людей в Припять, но ни один не достиг цели — им либо приходилось позорно бежать, либо принимать бой с противником и погибать. Вижу, что понял, куда я клоню. Что скажешь?

— А ты не боишься, что, попав под излучение ретранслятора, я «уверую» снова, и перережу твоих людей, если они не успеют пристрелить меня раньше?

— «Настройка» мозга под их волну происходит не сразу. Тебя ведь «перекодировали» после возвращения? Так? Чтобы вновь «уверовать» тебе понадобится время, которого у тебя не будет. Понимаешь? Мои ребята побывали в местах, где работают ретрансляторы, но сами они не почувствовали ничего. Не веришь, можешь сам у них спросить. Люди с Большой земли предлагают очень хорошие деньги за гниющую в брошенном хранилище документацию. Нужно только пробраться туда, вынести ее, и вернуться назад. Сопровождение до самой Припяти и обратно я организую. А вот туда, извини, придется, идти самому. Я уже потерял четверых, и не хочу терять еще. Хоть желающие и есть.

— Прости, Макс, но я вынужден тебе отказать. Что нужно расскажу, но в центр я больше ни ногой.

— Подумай, Оборотень, если дело выгорит, вы с Пандой можете стать очень богатыми людьми. За мелким артефактом уж точно больше не полезете. Быть может, даже свой дом купите. Даю время до завтра. Если нет, придется отпускать Чикатиллыча.

Продолжение следует...
Часть 5. Ложь, агрессия и их последствия
Часть 6. На грани
Часть 7. Мой хранитель — ангел смерти
Часть 8. В гостях у наемников
Часть 9. Гензель и Гретель
Часть 10. Брошенный пес
  • +26
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?
Войдите, чтобы оставить комментарий.
Автор статьи

Angry Owl

АВТОР-ОСНОВАТЕЛЬ
Не макаю в чай печеньки
© Copyright 2018-2020. Все права на авторские материалы и публикации принадлежат их авторам. Не допускается полное или частичное копирование, распространение, передача третьим лицам, опубликование или иное использование материалов из Блога EgoCreo, иначе как с письменного разрешения соответствующих правообладателей.