»Компромисс (Часть 16. Домой... )

Компромисс (Часть 16. Домой... )

Компромисс (Часть 16. Домой... )
Предлагаю Вашему вниманию очередную историю-фанфик по известной игровой вселенной.
Является продолжением прошлогоднего "Диссонанса".
Не судите строго  relaxed 
Предупреждение! Как порой бывает в моих фанфиках, для создание колорита, используется нецензурная лексика, сцены жестокости, курения и употребления алкоголя. Впечатлительным, моралистам и несовершеннолетним читать не рекомендуется.

Часть 16. Домой...

Через Лиманск они прошли без происшествий. К вечеру Херувим вывел их к мосту, перевел, и ушел в хвост отряда. Чикатиллыч решил особо не заморачиваться с местом ночевки и повел их к обрушенному туннелю, но оставленные там трупы за время отсутствия успели порядком завонять и привлечь внимание местной фауны. 

В итоге решено было вернуться и провести ночь в заброшенном КПП — не самое лучшее место, но зато воздух свежее. Из окна второго этажа можно было наблюдать как слепыши делят останки своих сородичей с набежавшими кабанами и плотями. Также поблизости были замечены обычные волки. 

— Такими темпами, до следующего выброса туннель опять чистым будет, — Вим следил в бинокль за копошением зверушек. — Интересно, а Мио придет?

— Вряд ли, — отвечал Оборотень, разливая по кружкам горячий чай. — Разве что, нас увидит и захочет еще проводником поработать. Они дохлятину разве что с большой голодухи едят. Уж лучше что-нибудь свеженькое себе изловить. Или у людей поклянчить. На крайняк, сами люди в пищу и пойдут, если дураки.

За остаток дня он полностью успокоился и уже не опасался получить пулю в затылок. Наемники были с ним как и прежде дружелюбны, даже Херувим перестал его подкалывать, видать, на деле убедился, что бывший монолитовец ему скорее друг, чем враг. Да и сам Оборотень перестал считать его кровожадным психом, которому лишь бы башку кому-нибудь оттяпать. Даже начал замечать в нем хорошие черты, и понял, за что его так любит Панда: было в его поведении что-то по-детски непосредственное, какой-то особый задор, артистизм и любознательность, такие встретишь далеко не у каждого. 

При этом Херувим не был раздолбаем, он мог отлично сосредотачиваться, и был далеко не глуп. Оборотень невзначай провел ладонью выше голени, нащупывая под грубой тканью заживший шрам. Ведь обе кости были сломаны, он еще помнил, как мерзко хрустело, когда он попытался подняться после падения, и какой болью отдалось. А теперь даже не хромает. Это ж какой должен быть талант у человека! А на что он его тратит…

Чикатиллыч взял свою кружку и устроился в углу, уткнувшись в КПК. Каждую свободную минуту что-то мониторит, читает, человек-коммуникатор, блин. 

— Херувим, можно вопрос личного характера?

— Смотря какой.

— Почему ты по специальности не работаешь? Я понимаю, в государственной больнице зарплаты не те, но ведь есть еще частные клиники. Ты мне ногу практически на коленке заново собрал. Это ж какие тебе могли открыться возможности в нормальном месте.

— Да кому я нужен, без диплома, с уголовкой…

— А за что тебя?

— Препода избил. Он однокурснице моей зачет соглашался поставить только через постель. А она мне нравилась. Пригласил я ее в бар после экзамена, спросил, чего такая грустная, она и рассказала. Ну я разозлился, подстерег его… не учел, что над подъездом камера висела…пьяный был… и этапом через Тверь… условно… Против этого мудака потом еще несколько девчонок подписалось, тоже приставал. Иначе бы сел. Я его сильно отметелил…

— Ты мне не рассказывал, — поднял голову Чикатиллыч.

— А зачем оно тебе? Да и тебе, белоглазый, это тоже незачем. Все мы в своей жизни чего-то накосячили. И, знаете, я не жалею, что сюда попал. Здесь живешь по-настоящему. Каждый день как последний. Вот и берешь по максимуму, потому что завтра может быть поздно. Повезет, вернусь домой, положу деньги в банк, и буду заниматься тем, что нравится. А не повезет, так и пофиг… Чик, у тебя есть, я знаю. Давай по чуть-чуть за удачное завершение дела?

— Ладно. Заслужили, — старшой достал из рюкзака плоскую фляжку и разлил по кружкам коньяк.
Идя по Рыжему лесу, Херувим все время оглядывался по сторонам, как будто выискивал кого-то конкретного. Нетрудно догадаться, кого. И этим снова напомнил Оборотню Панду. Как там она без него? Не заскучала? Макс уже знает, что они возвращаются, наверняка, и она тоже. Ему не терпелось уткнуться носом в ее теплый затылок и попросить прощения за свой внезапный уход. 

Она поймет, обязательно. Ей ведь небезразличен наемник, вон как переживала за него, а значит он заслужил прощение хотя бы за то, что сохранил его жизнь, проведя мимо всех патрулей и снайперских точек. Хотелось написать ей сообщение, сказать, что все хорошо, что он скоро вернется, но в итоге решил, что это лишнее, лучше сам в глаза все скажет, так надежнее.

Лес остался позади. Показались и исчезли из виду вышки на Армейских складах и серые заводские постройки «Ростка». Прошла еще одна ночь. Снова потянулся лес, но уже зеленый, и не такой аномальный. И вот уже они ступили на «свою» территорию. Последние километры он прошел в каком-то томительном ожидании. Казалось, что Херувим ведет недостаточно быстро. Что он там все копается на ровном месте, как новичок-салага, вон же трава зеленая, значит там «жарка» и кончается, чего не ясно? 

Чикатиллыч заметил его смятение, молча похлопал по плечу и отрицательно покачал головой. И откуда у него это всепроникающее понимание? Будто мысли читает, как контролер.

Наконец они подошли к заброшенной фабрике. Со стороны кажется, что в здании нет ни души. Но это мнение обманчиво. Их еще издали приметил сидящий на крыше снайпер, и Макс уже наверняка связывается с заказчиком и обговаривает цену и вариант передачи товара. 

Не так Оборотень все себе представлял, хоть и понимал, что такого не будет, но все же ждал, что из ворот выйдет Панда, улыбнется, или по морде даст, а потом обнимет и скажет, что теперь все будет хорошо. 

Никто к ним не вышел. Фабрика казалась безлюдной. Они поднялись на второй этаж и подошли к двери разводящего, у которой топтался часовой. Увидев Чикатиллыча, он вытянулся в струнку и почтительно отошел в сторону.

— Вы нас не ждали, а мы приперлись, — заявил Чик с порога и уверенно зашел внутрь. 

Макс оторвался от ноутбука и широко улыбнулся, обнажив желтые кривые зубы, весь залучился радостью, как будто деда Мороза увидел.

— Целые и невредимые. Всегда бы так. Неужели, чтобы все было хорошо, я должен страдать от твоего отсутствия, Чикатиллыч? Как же я рад вас всех видеть. Сегодня прямо праздник какой-то. Жаль, шампанское в Зону не привозят. Я бы не отказался.

— У тебя вискарь есть, не прибедняйся.

— Есть. И я даже готов ради такого случая откупорить бутылочку. Но сначала показывайте, что удалось достать. — Увидев на столе с десяток покрытых печатями папок и тетрадей, Макс расцвел, аки деревце по весне. Кажется, он был готов расцеловать всех троих, да субординация не позволяла. — Ого. Не думал, что будет так много, оттуда в свое время порядочно вынесли. Кое-кто будет должен нам очень приличную сумму. Гораздо больше, чем обещал. Вот еще, брать за такое те копейки. Обойдутся. Нет, ну это же просто анекдот…

Он еще долго разглагольствовал, подзадориваемый не менее довольным Чикатиллычем. Потом на столе появилась обещанная бутылка виски. Оборотень с Херувимом в их разговор не лезли, соблюдая субординацию, молча потягивали из своих стаканов да коротко отвечали, когда их о чем-то спрашивали. Так прошел час, или больше. На время никто не смотрел.

От алкоголя начало приятно шуметь в голове, но ему были не интересны ни те перспективы, что видел Хищник, ни похвалы, которыми он щедро осыпал их с Херувимом, ни анекдоты, которые пытался травить Чик. Когда уже его отпустят? Он ненароком заглянул в КПК, желая отыскать зеленую точку — ее местоположение, но не нашел. Контакт был заблокирован.

— Где Панда?

— Она ушла. 

— Почему?

— Она не объяснила. Я думал, ты знаешь. Сердитая была. Я так понял, на тебя. Да брось ты! Еще десять таких себе найдешь, а может, и больше. Не здесь, конечно. Если будете и дальше с Херувимом работать, хорошо работать, сможешь себе за периметром гарем содержать, лишь бы сил хватало. А уж о заказах я, так и быть, позабочусь.

— Не говорила, куда?

— Домой.

— Домой… Извини, Макс, и вы извините, я ухожу.

— Куда ты собрался на ночь глядя? Хоть до утра пережди, подумай. Тебе дело говорят. Второго шанса может и не быть.

— Я понимаю. Еще раз извините.

Он поставил на стол недопитый стакан и вышел из кабинета. В глаза как будто песка насыпали. Он шел, почти не разбирая дороги, пока не оказался за воротами, и дальше, сколько хватило сил. На КПК приходили сообщения, но он не читал. Потом забился в какую-то нору и отключился, потеряв чувство реальности и времени…

Продолжение следует...
Часть 5. Ложь, агрессия и их последствия
Часть 6. На грани
Часть 7. Мой хранитель — ангел смерти
Часть 8. В гостях у наемников
Часть 9. Гензель и Гретель
Часть 10. Брошенный пес
Часть 11. Шанс
Часть 12. Выбор
Часть 13. Рыжий лес
Часть 14. Лиманск
Часть 15. Последняя молитва
  • +14
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?
Войдите, чтобы оставить комментарий.
Автор статьи

Angry Owl

АВТОР-ОСНОВАТЕЛЬ
Не макаю в чай печеньки
© Copyright 2018-2020. Все права на авторские материалы и публикации принадлежат их авторам. Не допускается полное или частичное копирование, распространение, передача третьим лицам, опубликование или иное использование материалов из Блога EgoCreo, иначе как с письменного разрешения соответствующих правообладателей.