Название файла:  
Воспоминание №169-W-346/0903-2035  
Участок памяти: № N-876/G893223-2035 
Операция: Удаление 
Ошибка 
Невозможно завершение операции 
Ошибка 
Причина ошибки: Неизвестна 
Диагностика… 
Повторный цикл 
 
  Его ход был первым. Перед нами на резном столе лежала деревянная доска с шахматами. В век современных технологий такая картина была редкостью. Человечество осознанно день за днем заменяло все реальное вокруг виртуальным. Мы окружили себя умными устройствами — часами, телефонами, планшетами, роботами — домработниками, каждая квартира без исключения нынче обладала своим уникальным искусственным интеллектом. 

«Осталось только нас самих заменить улучшенными смарт — версиями». — Почему-то подумалось мне. 

И кажется, ждать того светлого дня, когда это случиться, не так долго. Простенькая, но настоящая, игровая доска, которая лежала перед нами, давно уже считалась раритетом и пережитком прошлого. Да меня и самого смело можно было приписывать к реликтам. 
Я был у себя дома, когда Страмберг решил наведаться в гости. С грустью осознаю, что без Анжелики это место не казалось уже больше домом. Все здесь было пропитано ее энергетикой и душой. Однако нога ее больше не переступит через этот порог… никогда. 

Август взял в руки самую слабую фигуру с доски и многозначительно посмотрел на нее. 
— Знаешь, Константин, меня не оставляет ощущение, что все мы пешки в чужой игре. Что скажешь? 

В воздухе повисло напряжение. Он был совсем не тот, что раньше, словно передо мной сидел абсолютно чужой и не знакомый мне человек. Все меняются. Наверное, и я изменился. Мне не хотелось отвечать на его вопросы, надо было, что бы он поскорее ушел. 

— Август, мне не совсем удобно сейчас, времени нет. 
— У тебя уже и времени нет на старого друга. Спешишь куда? — Он сверлил меня скептическим взглядом. 

Неужели знает? Иногда мне казалось, что он знает абсолютно все про меня, словно живет у меня в голове. Место в частном самолете, оформленное на подставное лицо, действительно дожидалось его старого друга и по совместительству партнера по бизнесу. И это была далеко не самая большая моя тайна. Время утекало, как вода, появление Августа оказалось совсем некстати. 

— Ты должен мне эту игру. Помнишь, ты обещал. Слово надо держать. Да и погода на улице не ахти. Дождь переждем и пойдешь. — Страмберг вдруг поменялся в лице, или просто умело сделал вид. Теперь он глядел на меня с добродушной улыбкой, как в былые времена. Я не стал больше спорить и сел за стол рядом с ним. Зонт, который был у меня в руках, я поставил подле себя. 
— Расслабься, дружище. — Он похлопал меня по плечу. — Много времени это не займет. Наши с тобой партии обычно заканчиваются за несколько минут, и не припомню, чтоб хоть раз в мою пользу. Заодно поболтаем. Нам ведь есть о чем поговорить, верно? 

Он, кажется, издевался надо мной. Что конкретно он может знать? Этот взгляд был будто сканер. 
«Хотя нет», — осекся я. — «Это не образное выражение. У него действительно там сканер». 
Смарт — линзу сразу и не увидишь, но при внимательном рассмотрении я все же рассмотрел ее в глазу Августа. Как же он любит гаджеты, обвешал себя ими с ног до головы. Неприятно осознавать, что тебя ежесекундно считывают как книжку при помощи множества приборов. 

— Твой ход, дорогой мой человек. 
Я передвинул фигуру буквой «Г». 
— Делаешь ход конем, Константин? Как и всегда. А мне теперь надо думать, как разгребать последствия принятого тобой решения. Зачем ты это делаешь? Объясни мне, я не могу понять. 

Страмберг явно говорил сейчас не о шахматах. 
— Что конкретно ты хочешь знать? О каком моем решении идет речь? Не юли и не играй словами. Это глупо. 
— О каком решении? — Он ухмыльнулся. — Ты хотел сказать о каком именно из многих принятых тобой решений? Ведь ты так много всего наворотил за последние дни. 

Партия продолжалась. 

— Ты не сосредоточен, пытаешься понять, что конкретно мне известно. — Август агрессивно пошел в нападение, а я ушел в защиту, и это было ошибкой, хотя я понимал, что контроль над ситуацией и так давно потерян. 
— Как и всегда, Константин, я знаю много больше, чем ты можешь себе представить. Проект запущен полным ходом. Для нас нет хода назад. По крайней мере, для меня — точно. 
— Не понимаю, о чем ты, — сказал я, не найдя других слов. 

Конечно же, я понимал прекрасно, о чем идет речь. Ведь я видел и военные контракты, и важных чиновников, расхаживающих по научным отделам нашей организации, видел сметы и понимал, откуда поступает финансирование. 
— Хоть представляешь, во что я ввязался для того, чтобы дать жизнь твоей мечте? — Продолжал Страмберг. — Я лелеял твой проект, словно ребенка все эти годы, рушил любые стены на пути. И что теперь? Ты бежишь, поджав хвост? Бросаешь меня? Ты тайком выкрал все документы, привел в 
негодность, по сути, уничтожил наработки и собираешься сбежать. Почему? Кто-то предложил хорошую сумму? 
— Ты же знаешь, что это не так. Дело не в деньгах. Но все вышло из-под контроля. Нельзя давать ход проекту. Он навсегда изменит мир, и вот тогда пути назад точно не будет. Ни у кого. Ты это понимаешь? 
Он сделал ход ладьей, и продолжил речь: 
— То есть это из-за твоих личных убеждений, да? Из-за ничем не обоснованных выводов ты пускаешь под откос жизнь лучшего друга. Меня и мою семью просто сотрут в порошок, если многолетняя работа не даст результат. И это нужно уже сейчас. Край на этой неделе. Это как сделка с дьяволом, в которую я ввязался по твоей инициативе. Я верил тебе, считал тебя братом, и это не просто слова. 

Мне нечего было ответить. Каждое сказанное им слово являлось правдой. Я предал его, себя, всех близких мне людей. 

— Ну, хорошо. — Продолжил он. — Допустим, что жизнь моя и членов моей семьи для тебя ровным счетом ничего не значат. — Страмберг сменил тактику и в шахматах, и в нашей словесной дуэли. — Но как же твоя жена? Проект — это единственное, что может спасти ее. Он даст ей шанс на новую жизнь. Тебе и на нее наплевать? Господи, Константин, ты вообще любил ее хоть когда-то?!  

Мои фигуры на доске, как и уверенность в своей правоте таяли, словно снег в летнюю жару. 

— Несколько лет назад в нашей с тобой жизни появилась милая девушка Анжелика. — Страмберг заговорил мечтательно, погрузившись в воспоминания. — Так уж получилось, что чувства к ней чуть не стали крахом нашей с тобой дружбы. Помнишь, что я сделал тогда? 
Я помнил. Очень хорошо помнил. Мы тогда чуть не поприбивали друг друга, почти месяц не общались. Затем он позвонил, предложил встретиться. Я шел на встречу лишь с одним желанием — набить ему морду. Он стоял рядом со своей шикарной машиной и улыбался искренне без злобы. 

«Женщина, даже такая прекрасная как Анжелика, не стоит настоящей дружбы», — сказал он тогда. 

Оказалось, что Август вызвал меня не на встречу с собой — моим другом, а на свидание с избранницей. Он купил ее любимые цветы (а ведь я даже не знал, какие ей нравятся), дорогущее кольцо в красивой шкатулочке. Вручил мне все это и еще свой модный пиджак в придачу. После чего направил в кафе, куда он ранее пригласил Анжелику от моего имени. Она сидела за столиком в углу, красивая словно ангел, только что спустившийся с небес. В тот вечер я сделал ей предложение. Еще через пару месяцев ухаживаний она согласилась. 

— Я несколько лет, — с надрывом в голосе говорил Август, — живу в браке с нелюбимой женщиной, в то время как Анжелика стала твоей женой. Все эти годы я ни разу не попытался встать между вами, хотя имел немалые шансы на успех. Я от твоего имени покупал ей подарки, даже ваш досуг иногда продумывал, потому что ты никогда не знал, как ей правильно 
угодить. Я делал это, так как был уверен, что она тебе дорога. Неужели я ошибался? Она умирает, Бреслер. Ее никто и ничто уже на этом свете не может спасти… кроме тебя. Ты и ее бросишь из-за своих убеждений? 

Я просто сидел и молчал. Ничего не мог сказать и только как дурак вертел головой. Щеку обожгла горячая слеза. 

— Все не так, Август. — Выдавил я из себя. — Проект не спасет ее, ведь это не жизнь. Понимаешь? 
— Шах и мат. — Выдал он свой вердикт. 

Я с ужасом смотрел на доску. Моя партия действительно была проиграна, и судя по всему не только в шахматах. 
— Надо же, — удивился Август, — первый раз в жизни тебя обыграл. Правда, буду откровенен и признаюсь, что я не сам это сделал, а при помощи гаджетов, которые ты так не любишь. ИИ смартфона анализировал твои ходы и давал советы. Всегда тебе удивлялся. Как это возможно? Быть самым прогрессивным разработчиком в сфере IT и не любить технологии? На сегодняшний день они уже превысили наши возможности и превалируют над людьми. Это факт, признай его. 

Я продолжал молчать. 

— Короче, друг мой дорогой, давай завязывать с сантиментами. Мы не можем тебя так просто отпустить. Ты это знаешь. 
— Мы? — Я словно очнулся от дурного сна. — Вот в этом-то все и дело, Страмберг. «Мы» не можем… 
Я встал из-за стола, взял зонт в руки и отошел на шаг назад. 

— Теперь послушай меня, приятель. — Уверенно заговорил я. — Все документы и рабочие образцы уничтожены. Проекту не суждено быть реализованным, я этого не допущу. Дороги обратно нет, и я не вернусь. Не вздумай стоять у меня на пути. 

С этими словами я отсоединил основание ручки зонта, обнажив дуло самодельного однозарядного огнестрельного оружия, встроенного в устройство для защиты от дождя. Материалы и формат этого изобретения позволяли обмануть сканеры, поэтому ни Август, ни ИИ, который ему подыгрывал, не смогли его обнаружить. Стрелять я не хотел, и боялся даже случайно навредить бывшему уже теперь другу, поэтому увел ствол в сторону от него. 

— Нет, Константин! — Крикнул Страмберг. — Брось оружие. 

Я услышал где-то рядом электронный шум, который точно не мог исходить с улицы, так как дом изолирован от внешних звуков. Мне кажется, даже удалось узнать модель синтетика, который его издавал. Это был робот — штурмовик, наша самая свежая разработка. В окна ударили световые сирены, снаружи промчался летательный боевой дрон. 

Что происходило дальше, сознание понять не успевало. Кусок стены рядом со мной с шумным хлопком вылетел, окропив комнату бетонной крошкой. Что-то сильно ударило в бок, сбив меня с ног. Я упал. Боли не было, как мне казалось, но тело не слушалось. Подняться либо просто пошевелиться не получалось, дыхание перехватило. Я не понимал, что 
твориться, шоковая волна накрыла разум. Все заволокла кроваво-красная пелена.

Надо мной возник силуэт друга, он, кажется, что-то говорил или кричал и пытался помочь. Я хотел ответить ему, но мои губы лишь с трудом и безмолвно двигались. Мозг отказывался понимать, что тело уже обречено и гибнет. Мир медленно, но уверенно укутывала безмятежная тьма. 
«Как же здесь хорошо!». — Почему-то подумалось в последний момент. — «Как спокойно во мгле». 
 
Ошибка 
Причина ошибки: Неизвестна 
Диагностика… 
Повторный цикл

Первая часть цикла
Автор: Алексей Мошков

0
0

Автор публикации

не в сети 2 года

NoskovSS

7th Sector. Шах и мат 104
Носков Сергей. Являюсь разработчиком компьютерных игр. Автор инди-проектов Свет, Поезд, 35ММ, 7th Sector.
Комментарии: 0Публикации: 21Регистрация: 31-03-2019