Глава 4

— Оружие на землю! Руки вверх! Хорошо. Теперь пистолеты. Развернулись. Шаг вперед.

В кузове брошенного грузовика сидел сталкер и смотрел на них поверх прицела СВД.

— Без шуток, хлопцы. Куртки снять! Еще два шага вперед. А теперь на колени и мордой вниз.

Сталкер достал из кобуры пистолет и легко соскочил на землю. При этом он ни на секунду не перестал держать их под прицелом.

Неизвестный достал из кармана пару пластиковых хомутов. Один он сунул в руку Хрусту:

— А ну свяжи руки братишке. Молодец. Не дергайся, а то башку прострелю. Так. Теперь тебе. Не жмет? Ну прости. Потерпишь. Встали. — Сталкер повесил на плечо свою винтовку и подобрал их вещи. — А теперь немножко пройдемся. Вы там, кажется, вход искали? Ну пойдем, покажу. Только чур без шуток. Кто побежит, получит пулю. Направо! Шагом марш! Еще направо. — Они подошли открытой настежь двери. — Заходите, гости дорогие. Можно не разуваться. А теперь сюда.

Внутри здание походило на лабиринт, который он, похоже, знал как свои пять пальцев. Спускались по ступенькам, шли, снова поднимались, шли по коридорам. Наконец он привел их в зал с пробитой крышей, раньше это был какой-то производственный цех — здесь стояли многочисленные станки, обильно покрытые пылью и осыпавшейся штукатуркой. В углу виднелось аккуратно сложенное кострище. Рядом с ним сталкер и усадил своих пленников.

— Ну что, гости дорогие, чайку? Ах да, вам же ваш булыжник не позволяет разговаривать с чужими дядьками. А придется. Не зря же я вас сразу мочить не стал.

Он зашвырнул куртки и оружие Фикуса и Хруста в противоположном от входа углу помещения и принялся разламывать при помощи топорика валявшуюся неподалеку деревянную дверь. На улице быстро стемнело. Неизвестный разжег костер и поставил к огню котелок с водой.

— Ну вот. Сейчас чай сделаю.

У обоих уже порядком затекли руки. Но как начать разговор с незнакомцем, они не знали. А сам он никаких вопросов не задавал. Вода закипела. Сталкер бросил в кипяток щепотку заварки, отставил котелок и подбросил дров.

— Вы немые что ли?

— Нет.

— А чего молчите?

— Ты не спрашиваешь.

— Хорошо. Спрошу. Вы что тут забыли? Заблудились что ли, блаженные? Ваша база там, — он указал рукой куда-то в сторону.

— Да. Мы заблудились. Но мы ушли сами.

— Интересно. Вы одни, или есть еще?

— Мы одни.

— Чего это вам в саркофаге не сиделось? Там тепло. Там ваш Монолит.

— Мы хотим вспомнить, кто мы.

— Фигасе! Группа Бродяги. Ремикс. Сокращенная версия. Пи$#ите, небось, как дышите. А дышите часто-часто.

Сталкер откинул капюшон и перевязал арафатку, так, чтобы она больше не закрывала его лицо. На вид ему было лет тридцать, может больше. Потом достал из рюкзака эмалированную кружку в красный горошек, налил себе чаю и сунул в рот сигарету.

— Ну че молчим опять? Я слушаю.

— Это все, что мы можем сказать.

— Мы не желаем сталкерам зла. Мы, возможно, сами ими были. Отпусти нас.

— А лучше помоги.

— Отпустить вас? А торт со свечками вам не испечь? Может вы шпионы. Я вас еще вчера заметил, когда вы бандюков у «Бетонной ванны» перевалили. Я сюда прихожу иногда ваших братишек зомбированных пострелять. Потом смотрю, шмонают. У ваших не принято трупы обыскивать. Решил проследить. Вы зашли в здание. Уж думал, потерял, с другой стороны вышли, уж больно долго не появлялись. Уже сам уходить собрался. Тут слышу выстрелы. Пошел посмотреть — точно вы. Что вынюхивали?

— Мы искали укрытие.

— Ох, не верю я вам. Интересно, кого мне первым шлепнуть? Тебя? Или может, тебя? А и Б сидели на трубе… Нет. Давайте так, кто красивей, тот дольше проживет. Ну-ка, Гюльчатаи, откройте личики! — С этими словами он подошел к пленным и сорвал с обоих балаклавы. — Опачки! А твоя мордашка мне знакома. Фикус, ты ли это? Ты ж погиб три месяца назад. И кореш твой, Леший, тоже. На засаду у саркофага нарвались. Так сообщалось… Ты меня не узнаешь?

— Нет.

— Это же я, Индеец! Мы вместе на Припять ходили. С нами еще были Кот и Зайка.

— Я не помню, что было раньше.

— Ну а тебя как звать?

— Хруст.

— А с Лешим что? Или тоже не помнишь?

— Леший остался там.

— Погиб?

— Нет. Он жив. Но он не хочет вспоминать.

— Ох, не знаю, что мне теперь с вами делать?

— Помоги. Или отпусти.

— А если вы все-таки врете?

— Что нам сделать, чтобы ты поверил?

— Ну предлагать сказать, что Монолит ваш — куча дерьма, я не стану. По детски это. Ладно. Отведу вас завтра к профессору. Ему такие случаи знакомы. Вы ведь не первые «потеряшки» в этих местах. Слабеет группировка. Хоть и распускают слухи, что Исполнитель не уничтожен, чтобы таких, как вы, дураков привлечь, а силы прежней у них все равно уже нет.

Индеец проснулся на рассвете. Руки пленным он так и не развязал. Ночью они сделали это сами. Но, вопреки его опасениям, ничего плохого они не натворили, спали себе свернувшись клубками.

Хмыкнув, он взял топорик и пошел ломать на дрова очередной предмет мебели. От стука оба проснулись.

— С добрым утром, брат!

— С добрым утром, сестра! — передразнил Индеец. — Вы как хомуты снять умудрились?

— У нас ножи в голенищах ботинок. Ты не забрал.

— Было очень больно. Мы не могли спать.

— Вот …. — Индеец длинно непечатно выругался.

— Прости. Мы не хотели тебя беспокоить.

— Ну раз так, то вставайте и помогайте с дровами. Или вам еще помолиться надо?

Немного дрожащими руками Хруст взял кружку с чаем и отпил глоток. Тут же передал ее Фикусу и убежал в другой угол, где его стошнило.

— Что это с ним? — удивился Индеец выпуская дым. — Беременный что ли?

— Что такое беременный? — Фикус отпил чай и через несколько секунд присоединился к Хрусту.

— Вот чудики, — усмехнулся Индеец и бросил окурок в затухающий костер. — Вы когда жрали в последний раз!? Эй, блевуны!

Отдышавшись, они подошли и снова сели к костру.

— Я спрашиваю, жрали вы когда в последний раз? Ну ели, кушали…

— Еще перед тем, как уйти сюда.

— Так. Понятно. А в радиоактивные пятна заходили? У вас «гейгеры» — то выдают? Ну-ка дайте я вас померяю. Так. Чуть выше нормы, но не критично. Идти сможете? Ну тогда собирайтесь и пошли. Вот вам еще по таблетке антирада на дорожку. Да глотайте. Не цианид.

Если попутчики и чувствовали себя плохо, вида не подавали. Индеец болтал без умолку. Вдалеке показалась парочка зомби, которых он пристрелил покосившись на Хруста и Фикуса. Те снова ничего не сказали.

— Народ, вы вообще просто так говорите?

— Без надобности нет.

— Иногда.

— Ладно. Вон уже полустанок показался. Через железку перейдем, а там еще чуть-чуть и бункер ученых.

— Полустанок? А можно на него взглянуть поближе?

— Ого, Фикус, ты что-то припоминать начал?

— Не знаю. Может быть.

— Ну зайдем, раз такое дело. Мы там как-то сидели перед выбросом. С тобой, Лешим и Зайкой. Зайку помнишь?

— Нет.

— А жаль. Такая девушка. Сам бы женился. Глазищи как у кошки. Сама пухленькая. Ручки миниатюрные. А как она стреляет! Как упырей мочит! Только староват я для нее. А тебе было бы в самый раз.

— А сколько тебе?

— Тридцать три.

— А мне?

— Двадцать четыре. Да не горюй ты! Профессор тебе мозги вправит. И тебе тоже. Пару лет назад сюда целый отряд ваших братишек забрел. Из пятерых четверых вылечили.

— А пятый?

Индеец остановился и закурил.

— Пятый в овощ превратился. Но ведь это же ваш шанс! Восемьдесят процентов успеха! Да не бойтесь! Вот и ваш полустанок.

Фикус поднялся по осыпавшимся от времени ступенькам и остановился.

— Вот здесь она стояла. Индеец, а в какую сторону бункер ученых?

— Туда.

— На него показывала.

— Кто?

— Да так. Приснилось.

— Кто бы тебе не приснился, но направление тебе дали верное. Ладно. Пошли.

Продолжение следует…

0
3

Автор публикации

не в сети 11 часов

Angry Owl

1 720,02
Не макаю в чай печеньки
Комментарии: 12Публикации: 681Регистрация: 14-09-2018