Глава 5

Через час подошли к бункеру. Еще на подходе Индеец сообщил ученым о двух подобранных им беглых слугах Монолита. Их уже ждали и сразу пропустили в лабораторию.

— А, Индеец, голубчик, мы вас уже заждались. Присаживайтесь пожалуйста. Путь был неблизким?

— Александр Аскольдович, можно вас на минутку в коридор на пару слов?

— Да, конечно. Слушаю вас.

— Они облучены и истощены. Не знаю, как вообще сюда дошли. На энтузиазме видимо. Я давал им антирад по одной таблетке. Ну чтоб вы знали.

— Не волнуйтесь, голубчик. Вы правильно сделали, что привели их сюда. А теперь идите в жилой отсек и отдохните. Можете даже душ принять, если хотите. Продукты в холодильнике. Чай в шкафчике. Ну вы разберетесь. А мы пока займемся молодыми людьми.

— Как скажете, профессор.

— Я вас приглашу когда освобожусь.

Часа через два профессор Вороцов вызвал Индейца.

— Ну что же, все оказалось не так уж и плохо. Через пару-тройку дней они встанут на ноги. Мы провели все необходимые в таких случаях процедуры. Когда наберутся сил, проведем сеанс дезомбирования. Они были согласны, даже просили, чтобы мы провели его прямо сегодня. Но мы были вынуждены им отказать.

— Спасибо, профессор. А скажите, каковы их шансы на успех от этого сеанса? Одного из них я знал еще до того, как с ним сделали… ну вы понимаете.

— С момента того неудачного случая мы продвинулись далеко вперед. Шансы велики. Не стопроцентны, но очень велики.

— Это хорошо.

— Пока что можете отправляться к себе на Янов. Если захотите их проведать, милости прошу завтра. Я предупрежу охрану, чтобы вас пропустили. А сейчас извините, у меня еще есть дела.

— Спасибо. До свидания, Александр Аскольдович.

— Всего вам доброго, Индеец.

На следующий день Индеец отправился проведать своих найденышей. Хотел было отправить сообщение Коту, о том, что его бывшие ученики живы, но передумал. Побоялся сглазить. К тому же судьба Лешего была до сих пор неясна.

Охранники как всегда проследили, чтобы он оставил свое оружие в ящике у входа в бункер, но вопросов задавать не стали.

Одна из комнат в жилом отсеке была спешно переоборудована под больничную палату. На входе висела клеенчатая штора. Сильно пахло дезинфектантом. Хруст и Фикус полулежали на кроватях и тихо переговаривались.

«Ага, значит все-таки говорят они без повода, — подумал Индеец, — просто при мне не хотели. А может только между собой говорят».

Он демонстративно откашлялся и вошел. Оба сразу замолчали.

— Привет, братишки. Как жизнь?

— Привет, Индеец.

Выглядели ребята довольно жалко. У них не просто забрали всю одежду, но даже наголо остригли волосы. Руки покрывали синяки от многочисленных, и видимо, не всегда удачно сделанных инъекций. Все-таки профессор и его лаборанты были в первую очередь учеными, а не медиками.

— Как самочувствие, орлы? Вижу, что уже лучше.

— Почему ты не сказал нам, что мы больны?

— Потому что вы могли начать себя жалеть и распустили бы сопли. А оно мне надо было?

— Мы не распускаем сопли.

— Да да. Вы храбрые монолитные воины.

— Почему ты над нами смеешься?

— А что мне, плакать? Все с вами в порядке будет. Мне профессор лично сказал. И мозги вам починят. Все вспомните и еще мне спасибо скажете.

— Ты нам соврал, — Фикус обиженно повернулся лицом к стене и с головой накрылся простыней.

— Как мы можем тебе верить? — добавил Хруст и сделал то же самое.

— Ну ей богу, как дети, — всплеснул руками Индеец. — Вот смешные. Ладно, поправляйтесь. Завтра зайти, или вы со мной больше не разговариваете?

— Зайди.

— И на том спасибо. Ну точно дети.

На выходе из бункера он нос к носу столкнулся с лаборантом Левой Фурманом. На Леве был оранжевый защитный комбинезон. В руках он нес какие-то приборы.

— О, Индеец, привет!

— Привет, Лева. Как жизнь? Как работа?

— Да вот замеры ходил проводить. Неподалеку образовалась аномалия, которая генерирует артефакты чаще обычного. Очень интересный случай.

— Прикольно. Потом покажешь?

— Может и покажу. Если будешь себя хорошо вести.

— Воу. Полегче. Я тебе не эти, — он указал рукой на помещение, в котором разместили Фикуса и Хруста. — Кстати, что ты можешь о них сказать?

— Да что? Все они очень похожи. Порой ведут себя как дети, врать не умеют, говорят странно, легко поддаются влиянию. Но при этом в них как будто бы вшили боевую программу. Если ты думаешь, что взял их в плен, ты ошибаешься. Это они тебе позволили. И то только потому, что в их программе произошел сбой — они захотели вернуть себя прежних и искали помощи.

— Это я уже понял.

— Ну так что ты еще от меня хочешь?

— Скажи, а тех, которые там в Припяти сидят, можно подвергнуть этому вашему сеансу дезомбирования?

— Нет, Индеец, до такого мы пока не дошли. Если бы вы не уничтожили те артефакты, может и могли бы. А так нам нужно настраивать наш прибор индивидуально под каждого и действует он только при близком контакте с объектом. Если притащишь их к нам, не вопрос. С полностью обращенными, ну теми что без сбоев, мы еще не работали. Будет интересно попробовать.

— Да ну тебя, Лева! Один научный интерес на уме.

— А других профессор не держит!

Индеец почесал нос и вышел из бункера.

«Из Припяти ты их им притащи. И еще ленточкой укрась, — думал он топая обратно к Янову. — Эх, Леший. И жалко его, и в то же время, самому бы выжить. И что теперь делать?»

Продолжение следует…

0
0

Автор публикации

не в сети 2 часа

Angry Owl

Беглецы (глава 5) 910,02
Не макаю в чай печеньки
Комментарии: 5Публикации: 678Регистрация: 14-09-2018