Глава 1

Ему приснилась невысокая рыжеволосая девчонка в одежде новичка. Впервые он смог разглядеть ее на Кордоне. Тогда она подошла к нему рассвете, белокожая девочка в белом медицинском халате. Как же ее звали? Кажется, Алена. Где она теперь? Может гуляет по Зоне с винторезом наперевес, а может вернулась к своим братьям и сестрам. Он не знал, сколько времени прошло с момента их прощания возле Прачечной. Почему? Сколько времени прошло? Нужно проснуться.

Фикус открыл глаза и сел. Стояла кромешная темнота. Рядом сопел друг Леший. Странно, обычно на переходах они спят по очереди. Значит на базе. На какой? Опять какой-то провал в памяти. И почему у него болит плечо? Фикус нащупал под одеждой повязку. Но он не помнил, когда и при каких обстоятельствах был ранен. Фикус включил фонарик, чтобы осмотреться. Первое, что бросилось в глаза, серый костюм Лешего с шевроном на плече — силуэт, перевитый кольцами. Что это вообще такое? На себе он обнаружил такую же форму.

«Что за хрень?» — в сердцах прошептал он.

Осмотревшись дальше, он понял, что они находятся в закрытом помещении и что оружия при них нет.

Фикус снова сел и попытался вспомнить, что происходило до этого. Они шли к Сердцу Зоны. Хотели своими глазами увидеть легендарный Исполнитель желаний. И дошли, пробились. А обнаружили лишь огромный серый булыжник. Он слегка светился. И еще в самом помещении стоял непрекращающийся гул, или свист, сквозь который можно было различить голос. Что он говорил? А теперь они здесь. Кажется, это была ловушка, а никакой не Исполнитель. Уж влезли, так влезли.

Фикус попытался воссоздать в памяти образ девушки из своего сна. Невысокая, белокожая, зеленые глаза. Лица не вспомнить — оно закрыто буро-зеленой косынкой. Маленькие бледные ручки, сжимающие винтовку. От нее пахнет пороховым дымом и молоком. Откуда такие подробности? И почему братья заперли их здесь? Они в чем-то провинились? В чем? Надо спросить Лешего.

Просыпался тот крайне неохотно, даже попытался ударить друга кулаком в лицо. К счастью, Фикус успел увернуться.

— Да что с тобой, Леший? — удивленно воскликнул он перехватывая его руку.

Неверные… здесь…

— Какие неверные? Это я, — Фикус направил фонарик себе в лицо, — Леший, мы где вообще?

— А, это ты, брат, не узнал, прости.

— Ты помнишь, где мы, я, кажется, головой ударился, — он смущенно развел руками. — Прости, что разбудил.

— Мы под защитой Монолита и братьев наших. Мы защищаем его. На все его воля.

— Что ты несешь? Место! Место какое?

— Чернобыль.

— Дом Монолита. Теперь, кажется, начинаю вспоминать. Знаешь, мне сейчас сон странный приснился. И такое чувство, как будто бы я не на своем месте. Имя Алена тебе ни о чем не говорит?

— Нет.

— Может, и вправду головой ударился? Ты не видел, я головой бился в последнее время?

— Нет. Не бился.

— А давно мы здесь?

— Мы здесь столько, сколько угодно Монолиту. На все его воля. Что было «до», неважно.

— Да, действительно. Не важно.

Щелкнул замок и дверь открылась. На пороге стоял человек в серой форме. Его лицо скрывал противогаз.

— Идемте, пришло ваше время. Меня зовут Сокол. Я ваш куратор. Вы ведь не хотите разочаровать Монолит?

В коридоре стоял все тот же гул. Сокол отвел их сначала в медпункт, где доктор в маске и очках-консервах сделал им какие-то уколы, по словам куратора, делающие их неуязвимыми для радиоактивного излучения. Как такое возможно, Фикус не понял, хоть и безропотно дал себя уколоть. Потом их отвели в арсенал, где выдали винтовки ИЛ 86, пистолеты Макарова, ножи и бронежилеты.

— А теперь пришло время тренировки,- сказал Сокол выведя их на улицу, — покажите, на что вы способны. Где-то здесь спрятался лазутчик, неверный. Вам необходимо его найти и уничтожить. Да поможет вам Монолит!

Они сорвались с места как охотничьи псы, выслеживающие добычу. Сомнений не было. Враг хочет проникнуть на их землю и осквернить их святыню. Нельзя ему позволить. Во что бы то не стало.

Территория, на которой спрятался нарушитель, раньше была каким-то складом. Об этом говорило множество контейнеров, деревянных ящиков и брошенная техника. А также ржавые рельсы, на которых стояли пустые вагоны.

За одним из контейнеров что-то зашуршало. Оба не сговариваясь направились туда. Между ящиками перебегал человек в легкой куртке. Вооружен он был все тем же ПМом. В АКСу лазутчика, закинутом за спину, видимо закончились патроны. Лицо человека скрывала дыхательная маска.

Леший выстрелил первым. Человек увернулся и вновь скрылся за ящиками.

— Не прячься! — закричал Леший. — Ты все равно будешь обнаружен и уничтожен. Так велит нам Монолит. Ты не пройдешь!

Фикус удивленно покосился на товарища, но ничего не сказал. Сам он тоже хотел расправиться с нарушителем. Но толкать при этом речи — это уже слишком.

Леший выхватил нож и бросился вперед. Увернувшись от пуль, он ловким движением ухватил человека сзади и перерезал ему горло. Когда кровь потекла по его пальцам, на лице Лешего отобразилось не виданное ранее садистское удовольствие.

«Да что же это такое? — подумал Фикус. — А впрочем, все правильно. Или нет?»

— Я уничтожил его! — произнес Леший демонстрируя окровавленный нож.

Приятель подошел к телу убитого, перевернул его ногой и снял с лица окровавленную маску. На вид человеку было не больше тридцати, скорее, даже меньше. Почти их ровесник, немного старше.

Они вернулись к куратору и доложили об успешном выполнении задания.

Потом их снова заперли. Но уже в другом помещении. Откуда-то доносились странные звуки, похожие на шуршание и посвистывание. От этого монотонного шума обоим очень быстро захотелось спать.

Фикусу снова снилась та девушка. На этот раз она сидела на верхушке башенного крана свесив ноги вниз и смотрела вдаль. Ветер шевелил короткие рыжие волосы. От кожи девушки исходило слабое сияние. Вдруг она повернула голову и посмотрела прямо на него. Что-то внутри дрогнуло и Фикус проснулся.

Рядом с ним лежал незнакомый парень в такой же серой форме. Лешего не было.

— Эй, ты кто?

— Хруст. А ты кто?

— Фикус.

— А где Казбек?

— Не знаю. Со мной был мой товарищ. Его, как видишь, тоже нет. Ты что-нибудь помнишь?

— Помню, что мы с Казбеком к Исполнителю шли, но попали в засаду, в нас бросили гранату. Я вырубился, а очнулся уже здесь. Сначала нас вместе держали, а потом вот.

— Что еще?

— Теперь мы служим Монолиту. Мы защищаем его.

— А зачем?

— Так надо.

— Да, действительно.

— Прости, но очень хочется спать. Этот звук…

— Понимаю.

Наблюдавший за ними в монитор Сокол вопросительно взглянул на стоящего рядом человека в белом халате.

— Не у всех адаптация происходит быстро, — пояснил тот, — нужно еще время.

— Один проявляет гиперэмоциональность и агрессию, двое сомневаются. В былые времена «бракованных» просто пускали в расход. А теперь мы вынуждены бороться за каждого и ждать…

Продолжение следует…

0
0

Автор публикации

не в сети 1 час

Angry Owl

3 005,02
Не макаю в чай печеньки
Комментарии: 17Публикации: 682Регистрация: 14-09-2018