– Долбаные студенты! Что написано на ограждении? Не входить! А здесь что? – Анатолий Мороз указал на надпись из баллончика на дверях главного входа. – Не входить, на хрен! Вы думаете, мы это всё написали, потому что нам больше делать нечего, как вам? Какого чёрта лезете в дела, которые вас не касаются?! – вздохнул он. – Вот теперь полюбуйся, что вы натворили, – куда вас занесли ваши грандиозные идеи! – начал выговаривать мне Мороз, как только я закончил объяснять, что случилось.

Первое, что он сделал по прибытию, это проверил служебный туннель и убедился, что тот закрыт. Анатолий Мороз даже не заговорил со мной, просто подбежал к двери и проверил, что она заперта и запечатана. На вид ему было лет сорок-пятьдесят, но мне почему-то показалось, что на самом деле он был младше.

– Что это за место? – спросил я.

– Ты не поверишь, – сказал он, потом встал и быстро пошёл к своей машине.

– Что вы делаете?

– Собираюсь спасать твоего друга. А ты, кстати, идёшь со мной. Будешь делать только то, что я скажу, никакой отсебятины. Не издавай звуков. Постарайся не перегружаться. Здесь воздух не циркулирует, у тебя быстро закончится кислород, и ты задохнёшься. Мы будем связаны вот этой верёвкой, – он показал нечто вроде лебёдки. – Когда я выключу свой фонарь, ты сразу же сделаешь то же самое и замрёшь, – продолжил он, вытаскивая из багажника дробовик.

– А это поможет? – спросил я.

– В какой-то степени. Но не хватай его, пока я не скажу, — отрезал он, протягивая мне пистолет. – И последнее. Ты знаешь, как пахнет озон? – спросил он, и я кивнул в ответ. – Хорошо. Если учуешь озон, беги.

Я начал было раздумывать, а хорошая ли это затея, когда он стянул цепи, висящие на внутренней части дверей, защёлкнув на них массивный амбарный замок.

– Это единственный способ удержать их внутри, – бросил он, заметив мой взгляд.

Да, это определённо была плохая затея. Хуже не бывает. То есть я совсем не был уверен, что смогу снова увидеть этот замок открытым.

– А можно мне ключ? – спросил я, наблюдая, как замок закрывается с громким щелчком.

– Извини, у меня единственный экземпляр. Но не волнуйся, я же с тобой, – ответил он, проводя рукой по верёвке, которой мы были связаны.

Верёвка раскачивалась между нами по мере нашего движения по туннелю. Она придавала мне немного уверенности – я мог быть спокоен, что не потеряюсь и не окажусь отрезанным от единственного человека, который мог меня защитить.

Колыхание верёвки ритмично повторялось в равномерном плеске дизельного топлива в канистрах, которые мы несли в руках. Нашу первую остановку совершили в комнате с генератором на другом конце главного зала.

Генератор начал медленно набирать обороты, издавая гул и грохот.

– Ты его видел? – вдруг спросил Мороз.

– Кого?

– У нас есть время переговорить, пока всё включится. Ты успел разглядеть то, что утащило твоего друга?

– Нет, – ответил я. – Что это за место? – снова задал я вопрос.

Он уставился перед собой, вздохнул и начал объяснять:

– Изначально это был военный склад в пятидесятые. В конце семидесятых его переоборудовали в исследовательский объект. Здесь испытывали то, о чём широкой общественности знать не полагалось, и иногда эти испытания приводили к провалам. Потом… Занялись этим проектом с телепортацией. Они даже перестроили часть помещений под это дело. И примерно тогда всё пошло к чертям собачьим.

– Как вы узнали обо всём этом? – спросил я.

– Я здесь работал, – тихо ответил он.

– Так… что это такое? – настаивал я.

– Они… – он начал говорить, но затем махнул рукой. – Я не знаю. Я был простым ассистентом.

– Кто-нибудь ещё знает?

– Больше нет. Все, кто знал… Скажем так, они остались здесь навсегда.

– А как вы выбрались?

С щелчком включилось сцепление двигателя, и генератор, наконец, ожил.

– Мне не пришлось. Я… кхм, взял больничный в тот день.

Свет включился на какое-то мгновение, а потом опять погас – сработал предохранитель.

– Всё в порядке. Мы не можем растрачивать энергию на освещение. Она нам понадобится кое-где в другом месте. Увидишь, – сказал Мороз.

Что бы тут ни случилось, что бы ни убило всех тех людей внизу и как бы оно ни было связано с Чернобыльской катастрофой, ЕГО здесь не было. ОН взял больничный! ОН взял, мать его, больничный!

– Пойдём, дружок. Пора.

Мы находились у КПП, который мы с Лёшкой закрыли ранее, пытаясь убежать.

– Помни, не издавай ни звука, – сказал Мороз, и мы медленно открыли пуленепробиваемую дверь.

К нашему удивлению, нас вдруг ослепил яркий свет. Я отступил назад. Когда мои глаза привыкли, удалось увидеть его источник.

Лёшкин фонарь. Я хотел пойти подобрать его, но Мороз быстрым движением руки остановил меня и указал вперёд, в черноту коридора. Несколько секунд мы стояли молча, а потом мне показалось, что я услышал что-то вдалеке.

Мороз тут же выключил свой налобный фонарь и жестом приказал мне сделать то же самое, крадучись к дальнему углу. Я последовал его примеру. Теперь нас и остальное помещение освещал лишь Лёшкин фонарь. Мороз тихо выругался, быстро сгрёб его и спешно загасил.

Наступила кромешная темнота…

Продолжение следует…


Чернобыльская катастрофа – прикрытие для чего-то более страшного? | Часть 1

✅ Чернобыльская катастрофа – прикрытие для чего-то более страшного? Часть 2

✅ Чернобыльская катастрофа – прикрытие для чего-то более страшного? Часть 3

13
40

Автор публикации

не в сети 17 часов

Странник

Чернобыльская катастрофа – прикрытие для чего-то более страшного? | Часть 4 10K
Комментарии: 22Публикации: 412Регистрация: 11-09-2018