Глава 7

Несмотря на огромный вес рюкзаков и бездорожье, темп монахи взяли резвый. Фикус еще успевал, притом, что он шел без тяжелой поклажи. А вот девушка все время отставала. Несколько раз монахам приходилось останавливаться и ждать когда попутчики их догонят. Их короткие рясы и черные капюшоны мелькали среди камышей придавая происходящему какой-то жутковатый оттенок. Один раз на них выскочило сразу трое снорков, с которыми монахи управились самостоятельно, как будто бы назойливых насекомых перехлопали. И тут же развили прежний темп. Между собой они переговаривались преимущественно жестами, а с попутчиками и вовсе не говорили. Разве что недовольно поглядывали исподлобья, переминаясь с ноги на ногу, когда приходилось их в очередной раз ждать.

Вдали на возвышенности показался одинокий деревянный домик на сваях. Монах обернулся и указал на него:

— Вон там живет доктор. Места вокруг его дома безопасны. Дойдете сами. А мы пойдем вперед и предупредим его.

С этими словами бородачи быстро ушли вперед.

Последние пару сотен метров Фикус нес Зайку на руках. Не то чтобы она сама была не в силах передвигаться, но шла уж очень медленно. Когда она в очередной раз начала отставать, он просто подхватил ее вместе с винтовкой и быстро потопал вперед. «Хорошо хоть, что как мешок картошки, на плечи не закинул» — печально подумала она озираясь по сторонам со слезами бессилия в глазах.

Форма публикацииКогда они подошли к дому, оттуда как раз выходили монахи с пустыми рюкзаками. Они перекрестили их на прощание и скрылись в камышах. Вслед за ними из дома вышел худощавый старик с аккуратно подстриженной седой бородкой. Он был одет в армейские штаны советских времен и обветшалый свитер. У его ног стоял пес-мутант с огромными лапищами и страшной клыкастой пастью.

— Проходите. Не бойтесь. Он не кусает без причины. Оружие оставьте в коридоре. — И уже псу, — Джери, место.

Они прошли за доктором в боковую комнату, где было оборудовано нечто среднее между смотровой и библиотекой. У стены слева стояли стеллажи с книгами и шкаф с лекарствами и медицинскими инструментами. У противоположной стены — диван, застеленный полосатой простыней и несколько стульев. В центре комнаты — кушетка, застеленная зеленой клеенкой и небольшой металлический столик, на котором расставлены банки с препаратами и инструментами. В углу справа от входа — навесной металлический умывальник и вешалка. Окно завешано белой кружевной занавеской.

Про себя Зайка отметила, что кабинет у доктора пожалуй даже лучше, чем был в свое время у Горгоны. Но и обитал он здесь, если верить слухам, чуть ли не со времен первого выброса.

Доктор тем временем вымыл руки и накинул белый халат.

— Ну что стоишь? Раздевайся и садись.

Зайка не без помощи приятеля освободилась от рваной заляпанной кровью, своей и снорка, куртки и перчаток и села на кушетку.

— Футболку тоже снимай. Нечего врача стесняться! Друг твой пусть выйдет, или здесь может остаться?

— Может остаться.

Доктор указал Фикусу на один из стоящих у стены стульев.

— Давно я здесь женщин не видел.

— А разве были?

Доктор неспешно растер по рукам дезинфицирующий гель.

— Были по началу. Среди ученых в основном. Но и среди сталкеров порой встречались, особенно из «Воли». Только не принимала их Зона — гибли часто по тем или иным причинам. Пока прочно не утвердилось мнение, что Зона — не место для женщин. Она конкуренток в них видит, вот и изводит. Ты в первый раз здесь?

— Второй.

— А ты, стало быть, Зоне чем-то приглянулась. Странно. Снорк, говорите, покусал? Ну давай посмотрим.

Доктор срезал бинты, внимательно осмотрел и промыл раны.

— Ничего серьезного. Зараза попала с гнилых зубов снорка. А твой организм отреагировал на это высокой температурой. Значит борется с инфекцией. Давай-ка тебе еще градусник поставим, посмотрим, насколько температура поднялась. Так. Я тебе сейчас укол под лопатку сделаю. Сиди спокойно.

Потом доктор сделал ей укол анестетика в руку, аккуратно зашил раны и наложил чистую повязку.

— Больше, в общем-то, и делать ничего не нужно. Организм молодой, сильный, сам бы справился, а мы ему еще и помогли. Теперь тебе нужен покой. Температуру сбивать пока не буду — не критическая. Лучше поспи. — Доктор указал ей на диван у стены. — Ну куда ты в грязных штанах собралась? Что за молодежь?

Фикус встал и помог ей одеть футболку и снять ботинки и штаны. Доктор тем временем вытряхнул на бумажную салфетку пару таблеток и протянул ей вместе с кружкой воды.

— Это снотворное, — пояснил он. — Если к вечеру температура не спадет, собьем. А пока отдыхай.

Доктор накинул на нее одеяло, еще раз вымыл руки, повесил халат на вешалку и поманил за собой Фикуса:

— Нечего тебе здесь делать. Пусть спит.

Он прошел за доктором во вторую комнату, в которой были совмещены спальня и кухня. В дальнем углу диван и стол с книгами, письменными принадлежностями и огромной рацией. У входа — кухонный стол и три широкие лавки. Напротив — печь и кухонные шкафчики с посудой и припасами. Столешница и пол были завалены банками с консервами и коробками — видимо их и доставляли доктору монахи. Слева от входа стоял еще один умывальник.

— Присаживайся. Чаю попьем. Сестра?

— Нет.

— Неужели жена? С детского садика что-ли вместе?

— Нет. Просто друг.

— Друг значит. Давно ничего подобного не встречал. Вы только не позволяйте этой дружбе перерастать во что-то другое. По крайней мере, здесь. В свое время это многих сгубило. А вот там, за Периметром, можете попробовать. Я слыхал, что из парней и девчонок, которые прошли через дружбу, получаются самые крепкие пары.

— Доктор, а почему Вы решили, что у нас с ней должно что-то получиться? Я вообще не понимаю, зачем Вы все это мне говорите?

— Мне показалось, что вы очень хорошо знаете друг друга. Так обычно ведут себя близкие люди, родственники. А если нет, значит вы оба этого желаете, но даже сами себе в этом не признаетесь. Я много людей повидал и умею в них разбираться. Хотя, кто знает, может я и ошибся. Имя свое и ее мне скажешь, или это секрет?

— Фикус и Зайка.

— Это клички.

— Алексей и Алена. А мне как к Вам обращаться?

— Просто Доктор. Я так давно не пользуюсь своим именем, что могу на него и не отозваться. — Доктор поставил на стол две большие кружки чая, пахнущего травами, и тарелку бутербродов с маслом и колбасой. — Ешь, не стесняйся.

На запах колбасы пришел питомец доктора. Он уселся перед столом и бесцеремонно уставился на Фикуса. Тот спокойно протянул ему руку, пес понюхал ее и лизнул. Фикус погладил его по огромной голове и попытался угостить кусочком колбасы.

— Не смей пса прикармливать! Джери, фу! Ты уже ел сегодня. — Пес послушно отвернулся, подошел к хозяину и облизал его руку. Язык у питомца был размером с ладонь самого Доктора. — На место!

Джери вильнул куцым хвостом, встал на задние лапы и ткнулся носом в небритую щеку доктора. Потом подошел к Фикусу, «чмокнул» его, и наконец удалился в коридор.

— А ты не так прост, как кажешься. Псевдодогов боятся даже снорки и болотные упыри. Он с двух укусов голову отгрызть может. Ты либо сумасшедший, либо видел такое, что уже ничего не боишься. — Доктор взял Фикуса за подбородок и заглянул в глаза. Потом взял его руки в свои и взглянул на ладони. — Что же ты видел такое, что тебя уже ничем не испугаешь? Я знал немного таких. У каждого была своя цель. Ты же, будучи способен на многое, цели перед собой не ставишь. Что ты видел?

Вместо ответа Фикус посмотрел на фото ЧАЭС, приколотое к стене кнопкой, и опустил глаза. Доктор перевел взгляд с него на фотографию и снова посмотрел на гостя.

— Устал? Вижу, что устал. Можешь отдохнуть здесь, на лавке. Ты мне не помешаешь.

От чая доктора по телу разлилось приятное тепло и спокойствие. Интересно, какие травы он туда добавляет?

— Травы местные. Здесь собраны. Кое-что мне с Большой земли привозят, — угадав его мысли ответил хозяин дома.

Фикус еще раз поблагодарил доктора, лег на жесткую лавку, закрыл глаза рукой и мгновенно уснул.

Продолжение следует...

0
1

Автор публикации

не в сети 19 минут

Angry Owl

Подружка Зоны (глава 7) 4 410
Не макаю в чай печеньки
Комментарии: 37Публикации: 781Регистрация: 14-09-2018