Обломки кирпичей и щебенка хрустели под усталыми ногами, когда Майкл пробирался через руины старого Вашингтона. Он провел рукой по коротким каштановым волосам, его плечи поникли от многочасового ношения тяжелых боевых доспехов. Винтовка и дробовик, перекинутые через спину, висели мертвым грузом. Жаркое солнце палило на него, пока он лениво тащился домой.

«Домой» — теперь это слово имело иной смысл. С тех пор как его выгнали из единственного места, которое он когда-либо считал своим домом, он не был уверен, где теперь его дом. Конечно, у него было жилище в Мегатонне, и множество других поселений приютили бы его на закате дня, но от большинства из них веяло отстраненностью и холодностью, несмотря на теплые слова и дружелюбные лица.

Одинокий странник — таково было его прозвище. Бродить по пустошам, помогать людям с их проблемами — как правило, путем насилия. Было странно, как унижение существ и людей могло снискать такую милость и даже славу.

Но ведь так уж устроен мир, не так ли? Великая война, может быть, и закончилась, но конфликт остался. Теперь масштаб был просто меньше. Тысячи маленьких войн бушевали по всей земле между людьми и животными, которые просто пытались выжить.

Майкл потерял счет бандитским отрядам, нашествиям упырей и бог знает чему еще, что он стер с лица земли. Для каждого из них существовало благодарное общество, готовое помочь ему на пути импровизированными боеприпасами и обрывками информации.

Итак, он снова был здесь, пробираясь через старое офисное здание после того, как застрелил нескольких супер-мутантов, чтобы расчистить путь для банды наемников, которые называли себя Рейнджеры Рейли. Они были хорошими людьми, не такими, как обычные голодные шлюхи, с которыми Майкл сталкивался несколько раз.

Рейнджеры должны были изменить ситуацию в пустошах, расчищая жизненно важные пути для караванов со снабжением и нанося на карту руины старой столицы. Они занимались этим не ради прибыли; они старались помогать людям по мере возможностей. Майклу казалось, что на самом деле он пытается сделать то же самое. Поэтому, когда удача свела их вместе, Майкл ухватился за возможность присоединиться к небольшой группе и помочь.

Их было всего пятеро, но они могли выстоять почти против любого противника в пустоши. Однако всегда существовал риск потерять кого-то; преждевременная смерть стала теперь частью жизни. Казалось почти странным, как быстро он смирился с этим после жизни в относительной безопасности убежища.

Здешнее общество строилось на убеждении, что все остальные настроены враждебно. Каждый был вооружен всем, что попадалось под руку, неважно, был то обученный солдат или нет. Майкл даже видел в своих путешествиях детей с оружием. Мир был хреновым местом.

Он переложил штурмовую винтовку за спину и обошел большую воронку посреди улицы. Грубый крик донесся до него из-за угла улицы.

Оторвавшись от своих размышлений, Майкл подхватил винтовку и, низко пригнувшись, зашагал вдоль скелетообразных фигур полуразрушенных зданий. Осторожно ступая, он занял позицию на углу здания и огляделся.

Группа супер-мутантов неуклюже двигалась к нему по улице. Выругавшись себе под нос, когда он понял, что они преграждают ему путь, он быстро начал продумывать ситуацию. Он, конечно, мог бы уложить нескольких из них, но усталость, скорее всего, возьмет верх.

Присев на корточки под разрушенным подоконником, он сделал шаг назад к одному из более-менее целых зданий, пережидая, пока они пройдут мимо. Как можно тише он открыл дверь и оказался в кромешной темноте. Подойдя к окну, он мельком увидел первого мутанта, вышедшего на улицу. В комнате потемнело еще больше, когда в опасной близости от окна появился еще один. Майкл слышал его тяжелое дыхание сквозь мутное стекло.

С мучительной медлительностью мутанты в конце концов миновали здание. Звук отбрасываемых кирпичей и скрежет металла по асфальту постепенно стихал. Восстановив дыхание до обычной частоты, Майкл рискнул выглянуть из-за двери и приоткрыл ее. Группа мутантов была уже почти на другом конце улицы. Почувствовав облегчение от того, что ему удалось избежать еще одной схватки, он осторожно вышел из здания и попятился прочь от мутантов. Так тихо, как только мог, он пересек развороченную дорогу, не сводя глаз с гигантских мутантов.

— …вы, ребята и девчонки, когда-нибудь видели дерево?

Майкл выругался, когда из его Пип-боя донесся характерный и самый нежелательный сейчас голос Тридогнайта. Мутанты в замешательстве переглянулись.

— Нет, нет, только не эти сморщенные черные штуки. …»

Не теряя ни секунды, Майкл побежал к сгоревшей машине и скользнул за нее, поднимая на ходу облако пыли и гравия. Крик одного из мутантов подтвердил его опасения. Шквал пуль почти мгновенно обрушился на обшивку машины.

Странник дождался затишья в стрельбе, когда мутантам понадобилось перезарядиться, затем выскочил из укрытия и открыл ответный огонь. Он всадил несколько пуль в плечо одного из мутантов, прежде чем был вынужден отступить в укрытие. Горловой рык подтвердил, что одним врагом стало меньше.

Он привлек внимание четверых мутантов, все еще стоявших напротив него и Тридогнайта с его неприятно громким голосом, действовавшим как маяк. Майкл сердито стукнул своим Пип-боем по корпусу машины, но безрезультатно, Тридогнайт продолжал распинаться.

Странник воспользовался очередным затишьем в стрельбе, чтобы откатиться за какую-то каменную кладку, бывшую некогда забором, шумно проехавшись при этом своей зеленой броней по асфальту. Множество пуль полетело ему вдогонку и угодило в каменную кладку.

— …я раскрою тебе правду, как бы больно это ни было.

Майкл мысленно пообещал много страданий Тридогнайту, если он выйдет из этой передряги живым. После очередного залпа еще один мутант упал. Трое против одного, но остальные уже двигались к нему, а ему некуда было идти.

Тридогнайт поставил довольно веселую песню, когда разъяренные мутанты возобновили стрельбу. Это было бы довольно комично, если бы не бой насмерть. Тем не менее, были и худшие способы умереть, такие как падение со скалы или блуждание в окружении смертельных доз радиации.

Высокий звук пронзил воздух, и самонаводящаяся ракета погналась за странником и разнесла каменную стену на мелкие камушки. Майкл инстинктивно прикрыл голову, когда каменная кладка осыпала его, как конфетти.

— Я в розовом пухе, и желтая луна…

Майкл невольно усмехнулся, вспомнив все те случаи смертельной опасности, которых он избежал со времени своего бегства из убежища, и вот как все закончилось. Убит своим собственным Пип-боем.

— Ладно … пошли, — выдохнул он, перезаряжая винтовку, у него оставалось еще много патронов. Он, возможно, и умрет здесь, но он заберет с собой столько ублюдков, сколько сможет. Повернув оружие за угол, он снова облил нападавших огнем.

Внезапная боль пронзила плечо. Задыхаясь от боли, он привалился спиной к каменной стене, бросив быстрый взгляд на дыру в броне. По его бледной коже быстро расползалось ярко-красное пятно. Медный блеск показал, что пуля вонзилась в него не слишком глубоко, но точно не в самое удачное место. Даже его адреналин не смог утихомирить боль, он чувствовал, что его рука теряет силу. Нащупав стимулятор, он ударил себя в плечо и медленно ввел анестетик, который постепенно унял боль.

Звуки выстрелов не прекращались ни на минуту. Они чувствовали, что получают преимущество. Мимо пролетела еще одна ракета, легко минуя цель. Тяжелые шаги нарастали, как барабанная дробь. Они приближались, чтобы покончить с ним.

Отбросив винтовку, он сжал дробовик левой рукой, молясь, чтобы она не подвела его. Странник изо всех сил пытался удержать его одной рукой, правая бесполезно упиралась в грудь. У него был только один шанс, но завалить еще как минимум одного у него получится. Возбужденные крики, сопровождаемые тяжелыми шагами, возвестили об их приближении. Майкл крепко зажмурился, заставляя себя ждать до последней секунды.

На другой стороне улицы раздался крик, но не мутанта. Майкл открыл глаза как раз вовремя, чтобы увидеть шквал пуль, летящих прямо на мутантов. Крики боли и агонии наполнили воздух, когда они попадали один за другим. Как только раздались новые выстрелы, все было кончено. На поле боя воцарилась напряженная тишина.

Не ожидая ничего хорошего, Майкл занял позицию за новым укрытием, чтобы лучше защитить себя. Выглянув из-за стены, он мельком увидел четыре вооруженные фигуры, определенно не супер-мутантов, и все они были одеты в зеленое.

-Эй, Микки, — раздался слишком знакомый голос, — хорошо поспали, а? — крикнула ему Брик. Облегченно вздохнув, странник привалился к машине, оружие со звоном упало на землю. Он усмехнулся и попытался встать, забыв о недавней травме и рухнув на руку с резким криком боли. К ним подбежал медик Мясник.

— Полегче там, — медик помог ему сесть на машину, осматривая последнюю рану странника, — тебе повезло, что мы вовремя появились.

— Вы, как видно, не спешили, — прошипел Майкл, когда Мясник принялся копаться в его плече. — Неужели тебе обязательно делать это здесь?

Медик отмахнулся от него: 

— Расслабься, я все время этим занимаюсь, лучше достать эту штуку из тебя как можно скорее. — Рейли и остальные подошли к ним, на ходу проверяя окружающую местность на предмет новых угроз.

— Ты в порядке там, солдат? — с беспокойством спросила Рейли, на что странник с улыбкой кивнул. Брик неторопливо подошла к нему и взъерошила его волосы, чем вызвала у него сердитый взгляд.

— Серьезно, где бы ты был без нас? — Она рассмеялась, не обращая внимания на его гримасу, пока Мясник быстро бормотал извинения.

— Наверное, на дне ближайшей канавы, — в шутку пробормотал Майкл, — хотя я прекрасно обходился без вас целую вечность, прежде чем присоединился к вашей веселой компании неудачников. — Донован усмехнулся чуть в стороне, проверяя тела мутантов на предмет ценных предметов.

-Да неужели? Я видел все твои шрамы, — фыркнул Мясник, — они говорят об обратном.

  • Да ну? — Брик оживилась. — Лучше берегись, капитан, новый парень никак задумал переманить Мясника к себе.

Рейли ответила кивком головы, ее щеки вспыхнули. Мясник был ценным членом команды, и капитан его оберегала.

Странник вернул их к серьезности после этого неловкого момента. 

— Я очистил площадь к северу отсюда, но метро — это другая история, — сообщил Майкл. — Похоже, там внизу орда упырей.

Их капитан медленно кивнула, обдумывая эту информацию: 

— Хорошая работа, мы скоро все проясним.

— Ну вот, — Мясник похлопал его по плечу, отчего странник скорчил гримасу, — все как новенькое, хотя я бы на твоем месте еще какое-то время не бросался в мясорубку.

— Учту, — Майкл согнул плечо, проверяя свои ощущения, — я доверю Брик следить за этим, — добавил он с лукавой улыбкой, нагибаясь, чтобы поднять свое оружие. Мясник, однако, отобрал его у него и с улыбкой покачал головой.

Рейли только закатила глаза. 

— Да я могла бы спасти ваши шкуры, будь у меня даже пули в обоих плечах. — Команда усмехнулась, и они двинулись в путь обратно на базу.

-Отдохни несколько дней, — заявила Рейли властным голосом, который она использовала, чтобы не было никаких возражений. — Приказ капитана.

-Ну же, я все еще могу драться, — нерешительно ответил Майкл; он знал, что она права, но ему это было не по нутру. Время от времени они устраивали шуточную перепалку, и оба понимали, что капитан в конце концов права. Рыжеволосая девушка только покачала головой с легкой улыбкой.

-Мы с тобой оба знаем, что ты нужен нам в лучшем виде, а не с подбитой рукой, — она посмотрела на его руку. — Может быть, ты захочешь починить и эту свою игрушку. — Он растерянно посмотрел на свои руки, а затем увидел зияющую дыру в боку своего Пип-боя. Он даже не сразу понял, что музыка больше не играет.

-Черт, — Майкл попробовал понажимать кнопки — бесполезно. — Интересно, смогу ли я его починить. — Он с надеждой посмотрел на Донована, их инженера.

-Не смотри на меня, малыш, — ответил тот немного грубовато. — Я даже не понимаю, как работает этот кусок дерьма от РобКо. — Майкл нахмурился и уныло фыркнул, бормоча что-то о том, что Донован — сам кусок дерьма. Брик и Мясник переглянулись.

-Почему бы не попробовать Кратер в Мегатонне, — бросил Мясник через плечо. — Мойра вроде как разбирается в ремонте всяких штуковин.

-Хм, — странник на мгновение задумался, — если кто-то и сможет заставить его снова работать, то это, вероятно, будет она. — Брик улыбнулась, не глядя на них. Майкл почти ничего не замечал, тщетно пытаясь вернуть свой Пип-бой к жизни.

Они вернулись в штаб-квартиру, где Мясник еще раз осмотрел рану Майкла, и весь остаток вечера они провели, проверяя припасы, готовя оборудование и обмениваясь рассказами о подвигах, который они совершили в этот день. Для мальчика, выросшего в закрытом убежище, все это было удивительно нормально. Руководство поставками оружия с Брик, патрулирование с Донованом, обсуждение стратегии с Рейли. За последние несколько месяцев странник освоился с Рейнджерами.

Черт возьми, для Майкла это было так же похоже на дом, как и то, что он нашел в пустошах. Они были почти как странная, неблагополучная семья, которая выходила, чтобы небрежно убивать все, что казалось им странным, но своего рода счастливая семья. И все же, несмотря на все дружелюбие и поддержку, которую они ему давали, было что-то… не неправильное, но чего-то как будто не хватало. Он даже не был уверен, что когда-нибудь поймет, что это. Так что сейчас, по крайней мере, он с удовольствием поболтает с Донованом и подразнит Мясника насчет его отношений с Рейли. Здесь, наконец, он понял, что нашел свой дом. Это было то, за что он боролся.

Майкл проснулся от знакомого вида металлического потолка и легкого похрапывания нескольких своих соотечественников. Вылезая из постели, он вспомнил о вчерашней травме, которая кольнула его острой болью, заставив зашипеть. Он осторожно осмотрел рану, чтобы оценить повреждения: кровотечения больше не было, что, по крайней мере, уже обнадеживало.

Он осторожно оделся и направился в оружейную. Забрав все свое снаряжение, странник проверил его и приготовил. Он действовал тихо, чтобы не разбудить остальных.

— Куда-то собрался? — Внезапный шум заставил бесстрашного странника подпрыгнуть на несколько футов, он обернулся и увидел Донована, стоящего в дверях, скрестив руки. — Ты же знаешь, что не в том состоянии, чтобы тащиться по пустоши в одиночку, — слегка пожурил его инженер.

Странник вернулся к снаряжению. 

— Мне нужно починить мой Пип-бой, а ты знаешь, что я ненавижу сидеть взаперти, когда нужно что-то делать.

Донован развел руками и устало вздохнул. 

— Рейли оторвет мне голову, если я отпущу тебя одного.

Майкл слегка усмехнулся. 

— Да ну, я же Одинокий Странник, вы, должно быть, слышали рассказы о моих подвигах по радио «Новости Галактики», — он принял эпическую позу и драматично продолжил: — Я освобождаю пленных, помогаю нуждающимся и … всякое такое. — Инженер слегка улыбнулся.

-Ты станешь знаменитым бывшим Одиноким Странником, если отправишься в Мегатонну с этой рукой, — видя, что его не переубедить, Донован вздохнул и подошел к своему снаряжению. — Тогда давай, нам лучше поторопиться, иначе Рейли сдерет с нас обоих шкуры. — Майкл ухмыльнулся и похлопал товарища по плечу. Он знал, что, хотя Доновану нравилось играть роль ответственного члена группы, он был не против выходить наружу и вступать в бой так же, как и все остальные.

Так что, оставив записку о причине их отсутствия на холодильнике, странник и инженер отправились в Мегатонну. В основном это было путешествие без происшествий, если не считать стычки с группой Когтей Смерти, которые заметили присутствие людей в своем гнезде. Донован импровизировал на ходу, обрушив столб на парочку противников, чтобы была возможность вырваться.

Ах да, и они не раз потерялись из-за неисправного Пип-боя. Майкл был уверен, что ведет их правильным путем, когда они оказались в Ривет-сити… дважды. В конце концов к вечеру они добрались до того, что напоминало городок, причем в более или менее удовлетворительном состоянии.

— Сколько раз тебе повторять, — взмолился Майкл, обращаясь к своему раздраженному спутнику, — я не знал, что эта дорога ведет прямо в гнездо Когтей Смерти. — Огромные механизированные ворота открылись над ними, чтобы впустить их в город. Странник кивнул шерифу Симмсу, проходя мимо, грубовато выглядящий мэр ответил кивком.

-Конечно, тебе повезло, что я решил пойти с тобой, — пробормотал инженер, качая головой. — Такое дерьмо часто случается с тобой, не так ли? — Он повернулся к страннику с понимающей улыбкой.

-Да, — мрачно кивнул Майкл, — чаще, чем мне хотелось бы признать. — Его друг усмехнулся, услышав это заявление.

— Слушай, просто иди и почини эту штуку, а я буду в баре, пока ты не закончишь. — Донован направился к бару; Майкл хотел проверить время на своем Пип-бое, и только потом осознал, что тот не работает. В любом случае, было еще слишком рано, чтобы напиваться. Пожав плечами на странность своего спутника, странник неторопливо направился к Кратерсайдскому складу.

Когда Майкл открыл металлическую дверь, его на мгновение оглушил звук небольшого взрыва. Облако дыма наполнило комнату, и двое присутствующих внутри закашлялись. Высокая фигура наемника бросилась из двери.

Заметив странника, наемник, пошатываясь, вышел из мастерской. 

— Упаси меня пустошь от безумных экспериментов этой девчонки. Мне за это не так много платят! — пролепетал он, глотая свежий воздух. Слегка посмеиваясь, Майкл вошел в мастерскую, осторожно пробираясь сквозь дым. Он заметил энергичную рыжеволосую девушку, возившуюся с какой-то хитрой штуковиной. Одетая в свой обычный инженерный комбинезон, Мойра явно усиленно корпела над каким-то новым изобретением. Не то чтобы неудачи повлияли на ее веселый нрав.

Оглянувшись через плечо, она увидела странника. 

— Не обращай внимания на дым, — она закашлялась. — Дышать совершенно безопасно … правда. — Очевидно, отказавшись от своего изобретения как от безнадежного дела, она рассеянно хлопнула в ладоши и вернулась на свое место у стойки. Пятно масла попало ей на щеку, но она улыбнулась, приветствуя его. — Чем могу быть полезна? — Ее ярко-зеленые глаза вопросительно глядели на него.

— Э-э … Да, я, э-э, кажется, сломал свой Пип-бой, как ты думаешь, ты сможешь его починить? — приглушенным голосом проговорил странник; дым все еще висел в воздухе.

Изобретательница бросила взгляд на его руку, схватила ее и быстро положила на прилавок, рассматривая Пип-бой и одновременно выкручивая им руку Майкла.

— Ах! Полегче там. — предупредил он, хотя Мойра, казалось, не обратила на это никакого внимания. Через несколько секунд она сняла переднюю панель Пип-боя и открыла материнскую плату и потрепанную проводку, все еще не снимая его с руки Майкла.

— Так, э-э … Ты думаешь, что сможешь это исправить? — снова спросил Майкл, в ответ на что Мойра посмотрела на него, мило нахмурившись. Она вдруг нырнула под прилавок и через мгновение выскочила обратно с набором инструментов. Она держала в зубах отвертку, как щенок кость. Сходство усиливала склоненная набок голова.

Она вытащила отвертку изо рта и одарила его еще одной яркой улыбкой. 

-Конечно, могу, — весело ответила она. — Когда я закончу, будет лучше, чем раньше. — Майкл неловко стоял, его рука была полностью во власти рыжего мастера.

— Может, мне сначала его снять? — нервно спросил странник, когда материнская плата уже полыхнула несколькими искрами. Однако Мойра лишь отмахнулась от него с коротким смешком.

-О нет, так будет гораздо быстрее и легче… Твоя рука пока отдохнет, — Майкл почувствовал давление на его руку, когда она попыталась что-то высвободить. — Кроме того, все, скорее всего, в порядке, я убрала… — она сделала паузу, затем внезапно начала смеяться.

Когда Мойра повернула его руку и стала возиться с задним отсеком, на лице Майкла появилось хмурое выражение, а мгновение спустя она достала батарейку. Слегка покачав головой, она ответила на озадаченный взгляд странника: 

— Я забыла вынуть батарейку, — рассмеялась изобретательница. — Я, наверное, иногда забываю завинтить винтики в голове по утрам.

Майкл широко раскрыл глаза, чувствуя себя явно не слишком уверенно. К тому времени, однако, Мойра возобновила свою работу и, похоже, не собиралась успокаиваться, пока не закончит. Пока Мойра работала, она почти ничего не говорила, за исключением странных вопросов, обращенных к Пип-бою, таких как «как ты теперь работаешь?» и «для чего ты сделан?» Майкл довольствовался тем, что стоял так удобно, как только мог, и пытался запоминать то, что она делала: он мог не найти профессионала, чтобы починить прибор в следующий раз.

Последний одобрительный возглас Мойры привлек внимание Майкла; она все еще была полностью сосредоточена на Пип-бое. Ее темно-рыжие волосы слегка растрепались, несколько прядей выбились из пучка на затылке. Кончик ее языка слегка высунулся между губ, когда она сосредоточилась. Несмотря на грязь, покрывавшую ее лицо и одежду, она все еще выглядела милой.

Изобретательница с улыбкой посмотрела на Майкла: 

— Почти все, — весело объявила она. Майкл быстро отвел взгляд, щеки его слегка покраснели. Он знал, что не должен так смотреть. Отец привил ему уважение к женщинам. Стряхнув с себя усталость от путешествия, он начал рассматривать артефакты, которыми был завален магазин.

— А … гм, хорошо. — Он снова закашлялся, дым, должно быть, все еще висел в воздухе. Тяжелые шаги возвестили о возвращении наемника обратно в мастерскую Мойры. Очевидно, он решил, что уже не задохнется внутри. Он заметил пару у стойки и театрально закатил глаза, прежде чем перейти в соседнюю комнату. Нахмурившись, странник собрался было задать вопрос по поводу этого странного поступка.

— Ну вот … — бормотание Мойры вернуло внимание Майкла к Пип-бою. Он успел мельком взглянуть на внутреннее устройство, прежде чем изобретательница запечатала переднюю панель. — Лучше, чем новый! — воскликнула она, ласково похлопав его по руке.

Странник немного проверил свой прибор; все функции, казалось, работали нормально; карта, инвентарь, даже проклятое радио было исправно. Он даже не говорил ей об этом. Он заметил, что знакомая фигура мальчика из хранилища на дисплее немного изменилась; теперь на ней было изображено улыбающееся лицо с цифрой три вместо рта. Мойра, эта девушка, была такой жизнерадостной, несмотря на всю боль и трудности, которые были в повседневной жизни. Он всегда восхищался этим в ней.

-Спасибо, — Майкл благодарно улыбнулся. — Сколько я тебе должен? — Изобретательница, однако, только отмахнулась.

— Не говори глупостей! — она покачала головой. — За всю ту помощь, которую ты мне оказал, я всегда рада помочь тебе.

— Нет, нет, перестань, — Майкл потянулся за крышками, — я не могу просто … — Его плечо яростно протестовало, когда он вывернул его. Он положил левую руку на рану, чтобы боль уменьшилась. Ему нужно помнить, что в него стреляли.

— Что случилось? — Мойра положила руку ему на плечо, на ее лице было написано беспокойство.

-Ничего особенного, — попытался отмахнуться Майкл, быстро отстраняясь от ее прикосновения, — просто недавняя рана, ничего серьезного.

— Так, дай мне взглянуть, — без дальнейших церемоний она обогнула прилавок и начала стаскивать с него нагрудник.

  • Эй… ты не… подожди, — запротестовал странник, решив сделать это сам, рыжеволосая девушка нетерпеливо ждала, пока он осторожно перекинет доспехи через плечо. — В этом действительно нет необходимости… — нерешительно пробормотал он, зная, что Мойру, как и Рейли, не переубедить.

Она опустила воротник его рубашки, чтобы получше рассмотреть повязки; на них уже виднелось ярко-красное пятно.

— Я уже лечила тебя раньше, — ответила она так же весело, как и тогда, когда работала над его Пип-боем. — Я знаю, что делаю. — Она удалилась в подсобку, но через несколько минут вернулась с лекарствами и бинтами.

— Я не это имел в виду. — пожаловался Майкл, когда она сняла с него старые бинты, обнажив глубокую красную рану. Увидев это, Мойра резко вдохнула.

— Ой, да я знаю, что ты не это имел в виду, — укорила она его с легкой улыбкой. — Я не могу позволить своему помощнику номер один подхватить неприятную инфекцию, не так ли? Ну, у меня есть только один исследователь, но если бы у меня было их больше, ты все равно был бы номером один! — Изобретательница задумчиво нахмурилась, нанося ему на рану антисептик, услышав в ответ напряженный вздох. — Если только кто-нибудь не подарит мне винтовку Гаусса. … Я всегда хотела такую … 

Слушая болтовню Мойры, Майкл только улыбался и слегка посмеивался. 

-Что? — девушка оторвалась от работы и посмотрела на него немного странно.

-Ничего, — странник все еще улыбался, но через мгновение добавил: — И спасибо. — Она заканчивала наматывать новую чистую перевязку и улыбнулась еще одной сияющей улыбкой, зеленые глаза сверкнули.

-Без проблем, — она закончила перевязку с каким-то размашистым жестом, который вызвал у странника смешок. — Теперь тебе лучше не напрягаться в течение нескольких дней, побольше есть и пить и … о! Никаких перестрелок по крайней мере неделю! — Она замахнулась на него свертком бинтов, как ножом.

Майкл сделал самое серьезное лицо, на которое был способен, и быстро отсалютовал ей здоровой рукой. 

— Да, мэм, — она хихикнула, собирая свое оборудование, чтобы вернуть его в подсобку. Он осторожно надел доспехи.

— Хорошо, и я заскочу проведать тебя, ты пока останешься у себя дома, понял? — Она остановилась на полушаге, когда ее осенила идея: — Хм, я могла бы снова попробовать перепрограммировать Уодсворта. — Ее глаза загорелись, когда идеи пронеслись в ее голове.

— До тех пор, пока он не попытается убить меня снова. — сухо заметил Майкл. В последний раз, когда он подпустил Мойру к Уодсворту, она каким-то образом переписала его идентификатор «друг-враг», заставив робота-дворецкого гоняться за Майклом, вооружившись зубной щеткой.

— Я все починила! — крикнула Мойра из подсобки. Она сама появилась через секунду, убирая с лица непослушную прядь волос. — В любом случае это была всего лишь небольшая ошибка, на этот раз все будет работать гораздо плавнее. — Она заняла свое обычное место за стойкой, вертя в пальцах отвертку и продолжая обдумывать возможные варианты.

-Я не хочу еще одного сбоя, — устало настаивал странник. Мойра надулась. — В прошлый раз он причинил достаточно вреда, и это только с зубной щеткой. — Он наклонил голову и указал на бледный шрам сбоку от носа. — Это не отметина от Когтей Смерти, ты знаешь это.

— Ах ты, бедняжка, — саркастически пробормотала она, затем наклонилась и быстро поцеловала его в нос, — теперь все в порядке.

Ему пришлось несколько раз моргнуть, чтобы осознать это. Неужели она просто… Нет, не может быть. Изобретательница снова повернулась к машине, с которой она возилась, когда он вошел. Уж не румянец ли вспыхнул на ее щеках?

-А теперь иди, — она неловко кашлянула, — иди отдохни. — Она продолжила возиться со слегка дымящейся штуковиной, повернувшись к нему спиной. — Помнишь рекомендации доктора?  — добавила она, быстро ухмыльнувшись через плечо.

— Еще раз спасибо, я у тебя в долгу, — Он сделал паузу, собираясь уходить. — Слушай, хочешь, я угощу тебя ужином? Ну, знаешь, в качестве благодарности. — Он кашлянул; изобретательница прервала свою работу и повернулась, чтобы посмотреть на него с удивлением. Она перестала улыбаться и сделала вид, что глубоко задумалась.

— Ну, только если ты не будешь трогать эту рану… и если позволишь мне еще раз взглянуть на Уодсворта, — предложила Мойра с игривым озорным блеском в ярко-зеленых глазах. Со вздохом странник поднял руки вверх в притворной капитуляции.

— О’кей, о’кей, ты победила, можешь еще раз попробовать настроить Уодсворта. — Рыжеволосая изобретательница коротко взвизгнула от восторга. — Но, пожалуйста, пожалуйста, — он сделал ударение на последнем слове, — не сходи с ума, я не хочу, чтобы меня вышвырнули отсюда, потому что мой робот совершил убийство.

После короткого победного танца Мойра вновь вернула себе самообладание: 

— Клянусь, я буду образцом профессионализма. — Ее притворный официальный тон не внушал Майклу доверия.

— Хорошо, тогда увидимся завтра в восемь? — Он направился к двери.

— Завтра в восемь, — глубокомысленно кивнула Мойра. — О, и приготовь что-нибудь вкусное, я люблю вкусную еду! — Она снова переключила внимание на свое изобретение, когда Майкл пошел к двери.

-Конечно … конечно. — Странник в замешательстве нахмурился. Она любит вкусно поесть, да? Пожав плечами, он спустился к «Медному Фонарю», слегка прищурившись, глядя на закатное солнце за стальными стенами импровизированного городка.

Донован оказался именно там, где и обещал, и изо всех сил заливал себе в глотку один стакан за другим у барной стойки. Майкл никогда не понимал, почему люди так увлекаются алкоголем; все, на что он способен, — это сделать тебя беспечным болваном. Он видел это раньше сотни раз. Он опустился на табурет рядом со своим товарищем, который приветствовал его ворчанием.

— Значит, ты починил свою штуку? — спросил тот немного хрипло. Сколько он выпил, пока Майкла не было? Инженер отмахнулся от Дженни Шталь, когда та подошла, предлагая еще освежиться.

— Конечно, — странник поднял руку и еще раз осмотрел дело рук Мойры. — Я не вернусь с тобой сразу, останусь здесь и немного восстановлю силы. — Его глаза слегка сузились, когда он заметил, что Мойра каким-то образом поменяла управление на Пип-бое. Он должен заставить ее вернуть все как было перед уходом.

— А я-то думал, тебе не терпится вернуться на широкую пустошь. — Донован подозрительно посмотрел на него.

Майкл слегка смущенно пожал плечами: 

  • Рекомендации доктора. — Наступила пауза, а затем Донован ухмыльнулся и покачал головой.

— Что? — спросил странник.

  • Ничего, — Донован допил свой стакан и встал. — Только Мясник будет ревновать. — Он неторопливо побрел к салуну Мориарти, оставив смущенного Майкла в одиночестве сидеть у стойки.

Честно говоря, иногда он едва понимал своих друзей. Покачав головой, как ему показалось, в миллионный раз за эту ночь, он поднялся и направился к своему дому. Войдя в дверь, и сразу же встреченный тихим гулом Уодсворта, патрулирующего помещения, от подумал, что это была определенная перемена обстановки после жизни у Рейнджеров. Робот-дворецкий любезно поздоровался с ним, и Майкл ответил ему тем же, рассеянно думая о планах, которые, без сомнения, уже придумала для него Мойра.

Осторожно переодевшись, чтобы не повредить плечо, Майкл лег в постель и обнаружил, что тишина этого места оглушает. Он уже привык к хриплым Рейнджерам и их громким, хвастливым разговорам. В молодости он предпочитал тишину и одиночество. Теперь ему было трудно спать без привычной суеты наемников.

И все же он больше не был здесь чужаком. Помимо всего прочего, он буквально спас город от ядерного взрыва. Теперь люди считали его своим. Это была приятная мысль. Несмотря на то, что здесь было мало людей, которых Майкл действительно считал бы своими друзьями, он внес бы свою лепту в их дело, защитил бы их, если бы это было необходимо. Мальчик из норы в земле, теперь благородный защитник городских трущоб, подумал он с улыбкой. Не совсем похоже на героические легенды, которые он читал в детстве, но для него и это сойдет.

Негромкий, но отчетливый хлопок вырвал Майкла из его мыслей, за хлопком последовал громкий кашель.

«Мойра», — с нежной улыбкой подумал странник. Должно быть, даже в это время она все еще на работе. Кашель постепенно утих, сменившись тишиной, но Майклу стало легче заснуть. Зная, что в ее мастерской сейчас сидит маленький рыжеволосый маньяк, копающийся в технике, он невольно улыбнулся. Он с нетерпением ждал завтрашнего ужина. Он должен был обязательно приготовить что-нибудь вкусное.

13
107

Автор публикации

не в сети 1 час

Главный редактор

21 1 70x70 - ЕСТЬ ЗА ЧТО БОРОТЬСЯ 933
Главный редактор блоговой платформы EgoCreo
Комментарии: 1Публикации: 288Регистрация: 28-11-2018