Как всегда, присутствуют алкоголь, курение и ненормативная лексика. Я предупредила!

Незаметно спереть у военных кейс с документами не получилось. Часовой на вышке засек их еще в тот момент, когда они выбирались из подземелья. Шрам с привычным матом откатился под сомнительную защиту жиденького кустика и снял внимательного вояку метким выстрелом. Но было уже поздно. Завыла сирена. Они и так порядком разворошили этот вояцкий муравейник, когда пришли на выручку к диггерам, а тут и вовсе такого шороху наделали, что хоть святых выноси.

«Всем привет! Это застава Долга на Свалке. Из Темной долины по направлению к Бару идет волна мутантов…»

— Нет, ну это же просто анекдот, — выдохнул Шрам на бегу. — Стоило с тобой связаться, и вот я уже не вольнонаемный гад, а мать Тереза с волыной! Кому из своих расскажи — на смех подымут!

— А ты не рассказывай, если стесняешься. Хотя, ты же можешь считать это тоже своего рода подработкой — нас благодарят не только на словах. Ну, не считая Юрика. С него и поиметь было нечего.

— Кроме задницы, — хохотнул наемник. — Зачем-то же те парни к нему полезли.

— А может он им банально нахамил. Вот и разозлились. Теперь уже не узнаешь…

Получив документы, Бармен отпустил их, пояснив, что ему понадобится кое-какое время, чтобы в них разобраться.

— Чем пока займемся? — поинтересовался Шрам у Меченого, вяло жующего бутерброд с заветренной копченой колбасой.

— Понятия не имею…

— Хоть бы кто помог… — донеслось из-за соседнего стола. Сталкер повернул голову.

— Что стряслось, парень? Обидел кто?

— Если бы все так просто было. Пошел я на днях на Дикую территорию кровососов пострелять, а в итоге сам еле ноги унес и ружье фамильное потерял — с ним еще мой дед на охоту ходил. И отец. Что угодно готов отдать, чтобы его вернуть, — парень печально, вздохнул и снова уткнулся в застеленную грязной газетой столешницу. — Прирос уже к нему. Эээх. Хоть бы кто помог…

— Было бы из-за чего горевать, приятель, — попытался успокоить его Шрам. — Это ж железяка. К тому же старая, как дерьмо мамонта. Подумаешь, еще дед с ней ходил. Ты его вставную челюсть тоже собрался носить, когда зубы выпадут?

— Ничего ты не понимаешь, дядечка. Это же память.

— Тебя как звать, парень?

— Охотник. Я тут скопил кое-что. Все готов отдать, если мое ружье принесешь.

Меченый вопросительно посмотрел на Шрама. — Может, поможем? Смотри, как бедняга убивается.

— Делать мне больше нечего. Я тут про одну тему услыхал. Представляешь, эти борцуны с Зоной открыли у себя на территории тотализатор с боями. У меня в голове не укладывается. Увидел бы такое у бандосов или у «Свободы», не удивился бы. Не все так просто, видать, у бравых защитников, раз такие развлечения здесь. Не удивлюсь, если у них еще и в карты играют, или наркоту продают, или бордель есть. Заметил того типа, который вход в соседнее помещение стережет? Наверняка вип-зона.

— И что?

— Да так, думал сходить, глянуть. Ты когда в цирке последний раз был? Только не говори, что ты в нем живешь. Развлекаться тоже надо, хоть иногда.

— Ну ладно. Пошли.

То, что Шрам снисходительно обозвал «цирком», оказалось, по сути, боями гладиаторов. Только сражаться против зверей выходили не рабы, а свободные люди, оказавшиеся в настолько дерьмовом положении, что готовы были за деньги драться на потеху орущей толпе не только с мутантами, но и с такими же несчастными. Под вопли и смех зрителей чернобыльский пес рвал парнишку лет семнадцати, вышедшего на тварь с одним ножом. Вскоре все было кончено. Пса не стали загонять в клетку, тут же выпустили на арену следующего смертника. Этот был постарше и двигался более уверенно. Когда пес был повержен, толпа снова загалдела.

— А как наш храбрец справится сразу с парой кабанов? Делайте ставки!

— Га-а-а!

— Пойдем отсюда. Или тебе это тоже нравится? — Толкнул Меченый приятеля.

— Ну на хер! — Выйдя на свежий воздух, Шрам сплюнул под ноги и закурил. — Даже для меня это перебор. Им что, творящегося вокруг пиздеца мало? Больные ублюдки.

— Э-э-эх… Хоть бы кто помог…

Охотник продолжал страдать, в одиночестве попивая водку, и от нечего делать гонял по столу огромного рыжего таракана, покусившегося на крошки от батона.

Шрам хлопнул его по плечу.

— Слыхал анекдот? «Изя, разве можно быть таким неаккуратным? Твой дед носил эти ботинки двадцать лет. Твой отец носил эти ботинки тридцать лет. А у тебя они через месяц порвались!», — выхватил у растерявшегося парня стакан, выпил и занюхал рукавом. Таракан, пользуясь моментом, дал стрекача и забился в щель между стеной и столешницей. — Рассказывай, где свое ружье обронил.

Получив координаты места, он порекомендовал Охотнику завязывать с бухлом, пока все деньги не пропил, и поднялся на улицу, где его ожидал Меченый.

Вскоре странная парочка миновала раскуроченные ворота и вышла на Дикую территорию.

«- Волкодав, тут какие-то сталкеры лезут. Что будем делать?

— Ты что, не знаешь, что со свидетелями делают? Кончайте их…»

— Пиздец, — Шрам ухватил Меченого за шкирку и поволок его за высокую стопку железобетонных плит.

— Погоди, они же, вроде, свои, ну, ты для них свой. — Он присел рядом с наемником, прижавшись спиной к холодному бетону. — Может пойдешь договоришься?

— Это я при выполнении общей работы для них свой. Или за бутылкой. А сейчас я случайный свидетель. А ты так тем более.

Они попытались уйти назад, но им не позволили. Четверо автоматчиков засели на втором этаже здания и поливали их огнем, не давая даже высунуться из своего укрытия.

— Ну все, я этого не хотел, а придется. Прикрывай. — Шрам отряхнулся от бетонной крошки, отдал Меченому автомат, выхватил «беретты» и понесся ко входу, совершая на ходу перекаты и резко меняя направление, чтобы увернуться от летящих в него пуль. Полы драного плаща взвивались, скрывая движения, не давая толком прицелиться в и без того резвую мишень.

 Сталкер попытался взять огонь на себя. Но наемники были отнюдь не глупы — двое переключились на него, а двое других продолжили попытки достать вилявшего через двор Шрама. Добравшись до дверного проема, тот зашвырнул в проход гранату, прижался спиной к стене и влетел внутрь под чьи-то матерные вопли. Видимо, в коридоре сидел еще один наемник. Еще через секунду раздался выстрел и вопли стихли. В коридоре снова рвануло, после чего уцелевшие наемники с удвоенной силой навалились на Меченого, не давая ему даже высунуться. Пришлось палить наугад, поднимая автомат над головой. Раздавшийся из здания крик свидетельствовал о том, что он кого-то задел.

Опасаясь, что рано или поздно в его укрытие тоже кинут гранату, сталкер начал пробираться вдоль блоков в сторону строительного вагончика. С правого края больше не стреляли — видимо, умудрился-таки снять еще одного. Меченый перебежал за мусорный бак, а оттуда за какие-то ящики, где его тут же «срисовали» и искрошили гнилое дерево в щепки — он еле успел откатиться обратно под защиту ржавой мусорки.

Потом на верхнем ярусе раздались частые пистолетные выстрелы, за которыми последовали звуки падающих тел. Один наемник наполовину вывалился из пролома в стене. Оружие выпало из разжавшихся рук и лязгнуло о бетон.

Шрам высунулся наружу и помахал рукой. В этот момент над ними пролетел вертолет. Через несколько секунд раздался взрыв, и машина резко пошла вниз, молотя воздух покореженными винтами. Над местом падения поднялся столб черного дыма.

— Херасе, они тут устроили! — наемник деловито перекладывал запасные магазины из разгрузки одного из убитых себе в карманы. По его когда-то изуродованной небритой физиономии стекала кровь, на которую он не обращал ни малейшего внимания.

— Ты как?

— Нормально. Эти гондоны в меня гранату кинули. Когда отскакивал, за какое-то дерьмо зацепился и мордой в асфальт впечатался. Могло и хуже быть. Так что я на них зла не держу.

— О мертвых либо хорошо, либо ничего. Какой-то ученый на связь прорывается. Говорит, что его наемники зажали. Просит помощи. Но если ты не хочешь…

— Когда Волкодав узнает, кто укокошил его людей, у меня будут очень большие неприятности. Внизу был еще один хмырь. Я его подранил, но он сбежал, наверняка к тем, которые яйцеголового зажимают. Он меня видел. Мог запомнить. Понимаешь, к чему я клоню?

— Тогда идем?

Профессор Круглов оказался неплохим малым. Еще не старый, и далеко не из робкого десятка. Встреть его Шрам и Меченый при других обстоятельствах и в другом виде, могли бы принять за обычного сталкера, правда долго в Зоне такой бы не прожил: с инстинктом собственного сохранения Круглов не дружил: хоть по голосу и слышно, что боится, а прет, как будто бы у него запасных жизней как у десятка кошек. И палит из своего пистолета далеко не наугад, уверенно так. Впрочем, Зона даже из самой трусливой конторской крысы вмиг бойца сделает или убьёт.

Выбравшись из туннеля с «жарками», профессор стащил с себя шлем и принялся обтирать вспотевшее лицо неизвестно откуда взявшимся клетчатым носовым платком.

— Фу-у-ух. Отбились. Спасибо. Но одними словами сыт не будешь? Верно? — он дружески улыбнулся и принялся рыться в одном из своих подсумков.

— Чем же ты так знаменит, что за тебя два десятка человек только что свои жизни положили? — спросил Шрам, подкуривая.

— Можно у вас сигаретку стрельнуть? Благодарю. — Круглов зажал свой гермошлем подмышкой и горделиво выпрямился, пуская дым тоненькой струйкой. Хоть бери и рисуй с него героического покорителя космоса из комиксов. Разве что красотку в обтягивающем скафандре рядом дорисовать останется. — Я занимаюсь изучением флоры и фауны Зоны. Благодаря моей работе на Большой земле создаются различные лекарственные препараты, некоторые из которых, кстати, используются и здесь. Кое-какую инфу я также продаю Бармену. Да, будете на Ростке, передадите ему вот эту флешку — он должен хорошо за нее заплатить. И это еще не все. Как будете на Янтаре, непременно зайдите в гости в наш научный модуль. Я добро помню. Постараюсь выбить для вас парочку научных комбинезонов. Лишним не будет, правда? — Он снова улыбнулся, швырнул окурок под ноги, пристегнул перчатку и надел шлем. — Ладно. Побегу я. Сахаров уже волнуется, наверное. Дальше уже сам справлюсь.

— Подожди, — окликнул его Меченый. — У вас работает сталкер по кличке Призрак? Мне бы хотелось с ним поговорить.

— Есть такой. Они с Васильевым, еще одним нашим научным сотрудником, на днях одну подземную лабораторию исследовать собирались. А может и вернулись уже. Меня тоже долго не было. Жду в гости! — Круглов перехватил пистолет обеими руками и побежал вниз по дороге к Янтарю.

Меченый задумчиво посмотрел ему вслед и протянул наемнику «огненный шар» со сливу величиной, совсем мелкий по здешним меркам. В туннеле с «жарками» всегда образовывалось много артефактов, но они особо не ценились у торговцев из-за своей многочисленности и слабых качеств. Чаще их использовали сталкеры для своих сборок — «капли» и «шары» неплохо поглощали радиацию.

— Держи сувенир. Не такой огромный, правда, как тот, что на «Агропроме» был, но зато теплый. Будешь руки об него греть. У тебя все время мерзнут, я заметил.

— Э-э-эх… И как я так облажался?

— Охотник, хорош ныть. Оно?

— Да…

— Получи и распишись.

На лице парня отобразилась целая буря эмоций, начиная от недоверия и заканчивая полным восторгом.

— Спасибо, братишки! Я прямо не знаю, как вас отблагодарить. До конца жизни вам должен буду. Вот, возьмите. Тут немного, но это все, что у меня есть. Я, право, не знаю даже…

Он ухватил свой «карамультук», оглядел его со всех сторон и прижал к груди, такой счастливый, как будто невесту обнимает. Меченый от этой идиллической картины чуть не прослезился. Шрам ухмыльнулся, пробормотав что-то невнятное и явно обидное для Охотника, но тот его не услышал, продолжая баюкать свое ружье и лопотать благодарности.

— Кое-что начинает проясняться, — начал Бармен, — но данных не хватает. Упоминается некая подземная лаборатория Х-18 в Темной долине. Придется вам отправиться туда и добыть недостающую информацию. Возьметесь? Для проникновения в лабораторию необходимо два ключа. Один я дам, а вот второй хранится у Борова — местного криминального авторитета, обосновавшегося на заброшенной фабрике. Вряд ли он отдаст вам его просто так. Но вы мужики ушлые, справитесь как-нибудь…

В Темную долину решено было отправляться с утра. Бармен выдал им ключ от гостевой комнаты и переключился на других клиентов, которых к вечеру заметно прибавилось.

Шрам растянулся на одной из коек, достал из кармана кусок тонкой веревки и принялся оплетать подаренный артефакт, чтобы можно было носить его на поясе не боясь потерять. После перестрелки на «дичке» настроение у него было хуже некуда. Да и голова к ночи разболелась так, что даже на свет смотреть больно. Нужный узел никак не хотел получаться, «шар» все время вываливался, а он раз за разом повторял свои действия и не мог вспомнить, как правильно.

Меченый присел рядом и поставил на тумбочку миску с водой.

— Я понимаю, что у тебя чувствительность, как у бультерьера, но давай промоем. Вдруг грязь попала? Загноиться же может.

— Пофиг.

— А мне не пофиг. У тебя точно все нормально? Ну-ка дай сюда, — он взял артефакт и принялся оплетать его, быстро навязывая узелки.

Шрам взял из миски мокрую тряпку, положил себе на лоб и прикрыл глаза. Стало легче.

— Точно. Просто башка к вечеру разболелась. Видать, все-таки немного задело. К утру пройдет.

— Готово, — Меченый не просто оплел «шар» веревочкой, а еще и прикрепил к ней карабинчик. — Ты валяйся. Я сам все сделаю. Позволишь?

Наемник кивнул и повернул голову, чтобы ему было удобнее. Сталкер стер с его щеки засохшую кровь вместе с налипшей грязью и залил успевшие слегка воспалиться ссадины перекисью водорода. Зашипело. Через несколько секунд скула и лоб Шрама покрылись пеной.

— На тебя как будто верблюд плюнул. Не дергайся. Наволочку зальешь.

— Щиплет.

— А ты терпи. Раньше же терпел.

— Раньше не щипало. Так, дергало слегка.

— А еще раньше? Ну, когда тебе так по лицу прошлись? Ножом?

— Не помню. Может и ножом. А тебе что-то вспомнить удалось?

— Нет. Вернее, как, навыки очень быстро вспомнились, в Зоне я не новичок. А вот кто я, как я здесь оказался, и зачем я всем этим занимаюсь, так и не вспомнил. Быть может, встречу Стрелка, и тогда все прояснится? Мне даже кажется порой, что я и не должен его убивать. Но найти его просто обязан.

— А если бы тебе сказали, что Стрелок гораздо ближе, чем кажется? Даже к центру идти не надо?

— Тебе удалось узнать что-то еще?

— Стрелок находится здесь, на Ростке.

— Где?!

— Прямо в этой комнате, — Шрам хрипло засмеялся, залив таки наволочку, и снова поморщился, когда Меченый теранул ему по лицу куском марли и снова залил перекисью.

— Ты и есть Стрелок? Не смеши мои седые яйца. Ты совсем не похож на того человека, чье фото есть в моем ПДА. Шутка юмора не удалась.

— Повелся? Аж руки затряслись. Хе-хе-хе. Это тебе за то, что меня с наемниками стравил. А все из-за этого нытика с его ружьем, чтоб он колючей проволокой обосрался.

— Зато светило науки спасли. И про Призрака узнали. Когда вернемся из Темной долины, нужно будет обязательно наведаться на Янтарь. Вдруг Стрелок действительно гораздо ближе, чем кажется? А ты как считаешь?

— Если вернемся. С бандитами воевать, конечно же, проще, чем с ВСУ, но от шальной пули никто не застрахован. Давно ли у тебя плечо зажило? Эх, мне бы снайперку, а не это весло, можно было бы к Борову гарантированно без потерь завалиться.

— Метко стреляешь?

— В принципе, да. Раньше, кажется, не жаловались. Помню, был у меня винторез — не ствол, а загляденье. И куда он делся?

— А я, кажется, всегда автоматы любил. По крайней мере, у меня не возникает желания, сменить свой «калаш» на что-то другое. Удобно. Практично. И патронов к нему в Зоне как грязи, чуть ли не под ногами валяются…

«Долговская» база осталась за спиной. Они пересекли Свалку, лавируя между многочисленными «каруселями» и «изнанками», и вышли к еле приметной тропинке через зараженный лес. Из оврага с лаем выбежала стая слепышей. Пока Меченый искал проход между аномалиями, Шрам отстреливал агрессивных псов. Вернее, пытался: зверушки оказались на удивление верткими, и погибать под пулями явно не входило в их планы. Каким-то врожденным чутьем они легко обозначали и обходили опасные участки, норовя зайти потенциальной добыче за спину. Приходилось быть предельно внимательным, чтобы не попасть к ним на обед. Пристрелить удалось всего троих. Еще одна угодила в «карусель», да и то случайно, уворачиваясь от пущенной в нее автоматной очереди.

Наконец псы отстали и отправились искать себе добычу по зубам. Миновав очередной развал камней, они ступили на территорию Темной долины.

— …его поведут на заброшенную фабрику! Больше ничего не знаю, мля буду!

— Ладно, мразь, живи пока. И на глаза мне не попадайся. — Долговец перевел взгляд с раненого бандита на подошедших сталкеров.

— О, — не растерялся Меченый, — а ты часом не из тех ребят, которых Бармен сюда на разведку отправил?

— Откуда такая осведомленность, незнакомец?

— Мы сами оттуда. Бармен заикался, что отправлял сюда группу, но с тех пор о ней ни слуху ни духу. Меня, кстати, Меченым зовут, а это мой друг Шрам.

— Пуля. Раз вы все знаете, поможете мне отбить моего товарища? Его взяли в плен бандиты. Времени мало. Боюсь, как бы не случилось с ним чего. Поможете, отблагодарю. Долги в «Долге» возвращают.

— Ну, пошли.

— Чип и Дейл спешат на помощь, — буркнул под нос наемник и потрусил следом за Меченым.

Засаду решено было устроить рядом с остановкой. Пуля зашкерился на другой стороне, надежно укрывшись за стопкой железобетонных блоков.

Вскоре со стороны леса на дорогу вышли три человека. Двое низкорослых парнишек в трениках и кожанках вели долговязого долговца со связанными за спиной руками. Шли они, вопреки рассказу раненого бандита, не на фабрику, а в направлении завода. Пуля высунулся из своего укрытия, прицеливаясь, чтобы не задеть идущего между двумя бандитами соклановца.

— Ща все будет, — Шрам сделал ему упреждающий знак, прикинул что-то, и когда троица вышла на дорогу, пальнул по-македонски, снимая одновременно обе цели.

Пленный «долгарь» прянул, как заяц, пригнулся к земле и резво понесся к спасительной остановке. Пуля выбежал к нему навстречу и заключил в дружеские объятия.

— Лось! Живой! Я уже и не чаял. Скажи спасибо этим двум. Сам бы я так не смог.

— Спасибо, братишки, — долговязый повернулся спиной к приятелю и многозначительно потряс связанными руками.

— Ой, прости, сейчас развяжу. Вы подходите поближе. Пообщаемся. Не, ну ты, мужик, даешь! Круто стреляешь. Редко такое мастерство вживую увидишь.

Шрам скромно потупил глаза, слушая похвалу.

Пока Меченый общался с «долгашами», он успел осмотреться по сторонам и пошарить в карманах у убитых бандитов.

— Ну что, идем?

— Да. Тут ребята сказали, что еще один их товарищ, возможно, еще жив и находится в плену у Борова. Их неподалеку от фабрики зажали. Пуля сумел вырваться из окружения, а вот остальным не повезло. Его где-то на территории держат. При случае высматривай черно-красную форму. Авось, получится освободить. Я тут для тебя выпросил. — он протянул Шраму оптический прицел. — Пуля себе еще достанет.

— Неплохо. Теперь можно и поосторожничать… Значит, смотри, — продолжал наемник, подходя к бензоколонке, — сейчас того, который на воротах стоит, снимаем по-тихому и идем в то здание, справа. Я на крышу забираюсь и оттуда снимаю тех, что во дворе. Ну, а пока они на меня отвлекутся, ты можешь отправляться непосредственно к Борову. Я, как смогу, тебя догоню.

Привратник был снят со спины, что называется, без шума и пыли. Они уже хотели разойтись в разные стороны, когда их внимание привлекли истерические вопли.

— Мужики, ну не надо! Я все отдам и еще принесу. Пожалуйста, не надо!

Трое автоматчиков теснили пленного долговца к краю ямы, постреливая ему под ноги. Тот всеми силами упирался и орал благим матом, явно не желая туда прыгать, вертелся возле ямы и чертыхался, когда нога не натыкалась на твердую почву.

Вокруг них быстро собралась приличная толпа, сопровождая сие представление галдежом и свистом.

— Да прыгай уже! Сдохни как мужик! Петрович уже заждался.

— Ну не надо! Я не хочу! Лучше сразу убейте!

— Прыгай, сучара! Кому говорят?!

Шрам с Меченым переглянулись, выбрали себе мишени и открыли огонь по толпе.

«Долгаш», не будь дураком, шмякнулся на землю, а когда про него в раже боя с внезапно нагрянувшим противником попросту забыли, заполз под строительный вагончик. Шраму таки удалось проскочить в намеченный ранее дверной проем, и теперь он косил бандитов по одному из окна второго этажа. Меченый тем временем выбирал момент, чтобы проскочить в ангар.

Внезапно со стороны ворот затархтели еще два автомата. Обернувшись, он увидел Пулю и Лося, паливших из-за железных створок по выбежавшим бандосам. Долгаш, заметив своих, пополз к ним, собирая пузом все встречавшееся на пути дерьмо, радостно бормоча, и чертыхаясь, когда шальные пули свистели совсем близко от его многострадальной задницы. Оказавшись за воротами, он без лишних слов присоединился к общей буче, успев подобрать с кого-то из убитых «гадюку».

  Вскоре двор опустел. Оставшиеся люди Борова предпочли укрыться в недостроенном здании. Меченый под прикрытием Шрама пересек двор и проскочил в небольшую пристройку. Через минуту к нему присоединился наемник. Пробегая мимо злополучной ямы, он коротко матернулся и швырнул туда гранату.

— Еще одни больные на всю голову, — вздохнул он, оказавшись рядом.

— Что там было?

— Кровосос.

Путь к Борову преграждали еще с десяток человек. Если бы не осмелевшие долговцы, им бы пришлось туго.

Четвертого товарища они отыскали в подвале, неподалеку от «апартаментов» пахана, по пути обнесли бандитский склад и, позванивая бутылками в рюкзаках, покинули территорию фабрики.

— Вот это замес! — восхищенно воскликнул Пуля, охлопывая карманы разгрузки в поисках сигарет, пока Лось бинтовал ему левое плечо. Чуть не ставший кормом для кровососа парень представился Бароном. Он не состоял в отряде Пули и оказался в бандитском плену совершенно случайно. Ну, а «узника подвала» звали Серега Лохматый. В общей заварухе он поучаствовать не успел и держался чуть в стороне, подслеповато хлопая по сторонам еще не привыкшими к свету глазами. Долговцы рассказали, что пытались выяснить, где томится в заточении их товарищ, а когда нашли, по возможности подробно расспросили его о месте, где его держат, чтобы попытаться пробраться на территорию как можно незаметнее. Они не ожидали, что встреченные сталкер и наемник рискнут ломануться вдвоем на бандитскую базу. Думали, что просто мимо пройдут. А когда началась перестрелка, поспешили на помощь.

— Я же сказал, что долги в «Долге» отдают, — пояснил Пуля. — Вы нам помогли, а мы вам. И вместе выжгли это осиное гнездо к чертовой бабушке. Воронин на седьмом небе от счастья будет. От нас требовалось только обстановку разведать. А мы раз, и сами все зачистили.

— Прямо-таки сами, — лукаво прищурился наемник.

— Нет. Не сами. Но вместе же. Я как командир выражаю вам благодарность за спасение своих сослуживцев. Вижу, что пригодился мой прицел. Пользуйся на здоровье. Дал бы больше, да у самих больше ничего нет. Я о вас Воронину расскажу обязательно. Уж не знаю, кто вам Борова заказал, но он добавит. Вы же всему «Долгу» помогли. У нас такое не забывают.

Распрощавшись с «долговцами» возле моста, они направились искать вход в заброшенную лабораторию. Выбирались оттуда только к утру, еле живые, но документы, все-таки, нашли. В самой лабе Меченому ни с того ни с сего поплохело: укокошив последнего полтергейста, он грохнулся в обморок, а когда очнулся, сказал, что у него было странное видение — человек в плаще, с глубоко надвинутым капюшоном на фоне ЧАЭС, а потом кто-то закричал «Стрелок!», и он очнулся.

— Быть может, я был с ним знаком? — размышлял он, пока они поднимались наверх.

— Может и был… Тише. Кажется, здесь есть кто-то еще.

Видимо, после вскрытия лаборатории, военным на пульт поступил сигнал и сюда направили группу, чтобы уничтожить непрошенных гостей. Пробиться наружу оказалось делом нелегким. Досталось обоим, благо, несильно. Путь на Свалку военные успели перекрыть, так что пришлось двигать на Кордон к Сидоровичу.

Продолжение следует…

После (Пролог и 1 часть)  тут

14
984

Автор публикации

не в сети 43 минуты

Angry Owl

После...(Часть 2) 11K
Не макаю в чай печеньки
Комментарии: 56Публикации: 816Регистрация: 14-09-2018