Фанфик по известной игруле, который я уже почти год не могу закончить. Попинайте меня, плиз.

Представим, что Шрам выжил после событий ЧН и оказался в том же «грузовике смерти», что и Стрелок. Очнувшись, он находит в своем ПДА сообщение и отправляется на поиски. Но, найдя своего врага, он передумывает его убивать и идет вместе с ним искать правду…

Пролог

Я смотрю в темноту, я вижу огни.
Это где-то в степи полыхает пожар.
Я вижу огни, вижу пламя костров.
Это значит, что здесь скрывается зверь
 
Слушайте ЗверьNautilus Pompilius на Яндекс.Музыке
 
— А этот живой. Хотя, неизвестно, что для тебя лучше… Посмотрим, сколько за тебя Сидорович заплатит…
Зрение мутилось. Сквозь застилавшие глаза слезы и красно-белые пятна он разглядел человека с удивительно яркой шевелюрой — цвет спелой пшеницы на залитом солнцем поле — смотреть на нее было больно. Неизвестный подхватил лежащее в паре метров от него тело, взвалил его на плечи и исчез в бело-красном мареве. Еще некоторое время Шрам слышал звук отдаляющихся быстрых шагов и шорох рваного плаща, когда тот задевал высокую сухую траву, спотыкаясь о какие-то обломки.
 
Шрам остался один на один с обманчиво пустым лесом и разбросанными вокруг мертвыми телами. Обломки грузовика еще продолжали тлеть — он не видел, но чувствовал запах паленой резины и слабое потрескивание где-то совсем рядом. Хотелось подползти ближе, ощутить кожей тепло живого огня, хоть немного отогреть промерзшее за ночь под холодным ливнем тело, но сил катастрофически не было.
 
Он лежал на спине, глядя на клубящиеся рваные тучи через тонкие щелочки опухших век, пытаясь восстановить в памяти хоть что-то… Но его сознание было — чистый лист. Он не сразу смог вспомнить даже собственное имя.
А потом пришли волки. Совсем рядом послышалось ровное дыхание зверей, громкий хруст и чавканье. Над ним склонилась окровавленная лохматая морда с пронзительно желтыми глазами, обнюхала, рыкнула, обнажив острые белые зубы, и уже раскрыла свою пасть, но через секунду удивленно взвизгнула и повалилась рядом со сломанной шеей.
Второй волк сразу пошел в атаку. Его Шрам ухватил за горло и держал, пока тело не обмякло. Остальные подходить побоялись. Он услышал недовольный рык и треск ломаемых сухих стеблей — прихватив парочку трупов, звери предпочли убраться в лес.
 
Хоть бы снова пошел дождь… Плевать, что холод в считанные часы добьет ослабшее неподвижное тело. Главное, что перед смертью удастся напиться. Как же плохо. И как хочется жить…. Труп волка был еще теплым — совсем недавно по его венам бежала горячая кровь, совсем недавно он был жив, а теперь лежит среди трупов таким же бесполезным мешком мяса и костей. И еще теплой крови…
Он вцепился в волчье горло зубами и ногтями в попытке разорвать крепкую шкуру, вгрызться в живое тепло, которого ему так не хватало. Нащупал на траве осколок бутылки и, помогая зубами, таки сумел пустить мертвому зверю кровь.
Пил, морщась от отвращения, густую солоноватую теплую жидкость, превозмогая тошноту, пока не почувствовал, что жажда отступила.
 
Полежав еще немного, он ощутил, как силы потихоньку возвращаются. К полудню он сумел стащить с трупа водителя сырой тяжелый бушлат и отползти под защиту развороченной кабины. Как раз вовремя — на поляну с трупами выбежала стая слепышей, возглавляемая парой чернобыльских псов. Они с визгом носились среди мертвых тел, с хрустом отрывали остывшее мясо, рычали и ссорились.
Потом снова пришли волки.
Через сутки от трупов практически ничего не осталось.
 
В своем кармане он обнаружил ПДА с единственным сообщением: «Убить Стрелка».
Под вечер к нему начала возвращаться память. В голове проносились обрывки фраз, какие-то образы, звуки, запахи: стоялая гниль болот, разговор с седым человеком в бело-синей форме, гулкое эхо подземных лабораторий, рев мутантов, странные выкрики адептов местного культа в разрушенном госпитале, снова тот седой, протягивающий ему электромагнитную пушку, гонка через «телепорты», а потом… он вспомнил худое лицо с закатившимися карими глазами и бессильно соскользнувшую с колена руку с татуировкой. Убить Стрелка… Он гнался за этим человеком через всю Зону, от болот и до самой АЭС, а потом его планам помешал внезапно случившийся выброс. Дальше, как тумане. И вот он очнулся на сырой траве где-то на окраине. Убить Стрелка. Его задание так и осталось невыполненным. А значит его путь еще не завершен.
 
С рассветом он покинул свое укрытие и направился в деревню новичков.

Часть 1

— Наемник, ты не врубаешься? Забесплатно я тебе даже в морду не плюну, — жирный торговец нервно постучал пальцами по столешнице и уткнулся в ноутбук. — Вот выполнишь для меня пару заданий, тогда и поговорим. И чего вам всем этот Стрелок так понадобился? А, впрочем, я в чужие дела не лезу. Кроме тебя, его разыскивает еще один человек. Но обо всем по порядку.
— Что нужно сделать?
— Ко мне на днях один знакомый должен приехать. Хочет своими глазами здесь все увидеть. Проводника для него я уже нашел. Да вот незадача: неподалеку от свинофермы поселился кровосос, а в окрестностях зернохранилища стая диких собак обосновалась. Нужно зачистить территорию от мутантов…
 
Шрам швырнул на стойку обрез, пучок срезанных собачьих хвостов и склизкие кровососьи щупальца.
— Ты бы мне еще рогатку выдал, мудак! Забирай свое дерьмо и рассказывай то, что обещал!
— Медленно работаешь, наемник. С человеком, который ищет Стрелка, вы разминулись буквально на полчаса. Он за свою информацию расплатился, а вот с тебя, как я погляжу, кроме анализов и взять-то нечего. Хочешь найти Стрелка — попробуй догнать человека по кличке Меченый. Он отправился на «Агропром». Но я крайне не советую тебе поступать с ним так, как это у вас принято. Тот еще отморозок. Обрез можешь себе в качестве награды оставить.
— Ну уж как с ним поступить, я и сам решу. А свой обрез можешь засунуть себе знаешь, куда…
 
Вскоре он был возле АТП. Трупы убитых бандитов уже успели обыскать, что, в общем-то, неудивительно. Шрам обошел территорию, заглянул в каждый угол, под каждый куст, и таки нашел то, что искал — железный ящик с чьими-то пожитками обнаружился на чердаке. Тут тебе и пара пистолетов, и патроны, и даже кулек с кое-какой жратвой на первое время. Он спустился вниз, еще раз осмотрел тела, выбрал себе рюкзак получше, собрал в него все, что нашлось полезного, и пошел по дороге на север.
 
  На подходе к заброшенному КПП он услыхал выстрелы. Шрам сошел на обочину, быстро преодолел расстояние до забора и, держа в обеих руках по пистолету, осторожно заглянул во двор.
— Веселей-веселей! Быра обходи эту шелупонь!
«Шелупонь» выбрал в качестве укрытия вросший в асфальт БТР и огрызался из-за него короткими очередями из «калаша», не давая себя ни обойти, ни, уж тем более, «урыть нахрен».
— Хавай лимончик, падла! Обладатель «калаша» откатился назад, проскочил под шлагбаум и скрылся за «камазом», откуда через пару секунд тоже полетела граната, угодив прямиком в разбитое окно.
Шрам усмехнулся, наблюдая за происходящим из-за дерева. Если это тот самый сталкер, который ему нужен, шутить с ним и правда не стоит.
— Деранули меня, пацаны! Ай, мля… Мужик, не шмаляй! Давай перетрем!
Человек перебежал из-за «камаза» к забору, оттуда на полусогнутых к БТРу, потом за угол дома, а уже оттуда проскользнул внутрь. Раздалось три одиночных выстрела, за которыми последовало хриплое предсмертное «ай, мля-аа…» и звук падения чего-то тяжелого.
Наемник повторил действия сталкера, остановился возле крыльца и с опаской заглянул в дверной проем. Человек сидел на полу опустив голову. На стене виднелось небольшое кровавое пятно, от которого тянулась размазанная полоса, уходившая ему за спину.
— Мужик, ты там живой? — Вместо ответа сталкер пустил в дверной косяк пару пуль и попытался отползти за угол. — Я не из этих. Я сам по себе. Иду на Свалку. Я выстрелы слышал. Тебе помощь нужна? — Шрам убрал пистолеты в карманы плаща и выставил в дверной проем руки ладонями вперед. — Видишь? Я оружие убрал. Ну что, можно подойти?
— Ладно, — голос у сталкера уставший, загнанный какой-то, видать, ему тоже досталось.
Подойдя ближе, Шрам на секунду растерялся, не зная, как поступить дальше. Опираясь о стену перед ним сидел Стрелок собственной персоной. Из простреленного плеча тонким ручейком сочилась кровь и капала на пыльный деревянный пол. При виде наемника сталкер даже не дернулся, глядя на него воспаленными карими глазами.
Я гнался за ним столько лет, столько зим.
Я нашел его здесь, в этой степи…
— Узнаешь?
— Нет. А должен?
— Как знать, — наемник помедлил, пытаясь понять, лукавит его враг или, действительно, так ничего и не вспомнил после того, как очнулся. — Кажется, мы уже пересекались на этих дорогах.
— Быть может. Напомни, как тебя зовут?
— Шрам.
— Не помню такого имени. Хотя, я и своего-то не помню, — он повел простреленным плечом и болезненно поморщился, — меня Меченым зовут.
— И кто ж тебя пометил?
— Я и сам хотел бы это узнать. — Он снова поморщился и полез в подсумок за аптечкой. — Поможешь перевязать?
Наемник присел рядом со сталкером и разорвал упаковку перевязочного пакета. Казалось бы, вот она, твоя цель. Твой враг перед тобой и даже усилия не нужно прилагать, чтобы его прикончить. Но не поднимается рука. Одно дело — в раже боя, в раже погони. А тут всего лишь раненого добить — не спортивно как-то, неинтересно. Тем более, что его заказчики приказали долго жить — насколько понял Шрам из обрывков собственных воспоминаний, никто из находившихся в тот день на территории ЧАЭС представителей «Чистого неба» не выжил. Так что, фактически, его заказ аннулирован. Но откуда тогда в его ПДА это задание?
— Ты тоже получил приказ «убить Стрелка»?
— Откуда ты знаешь?
— Видишь ли, я тоже ищу этого человека с той же целью. Сидорович сказал, что уже продал эту инфу тебе. Так что наша встреча, ну, скажем так, не совсем случайна.
— Еще что соврал?
— Больше ничего. Что тебе обещали за его убийство?
— Ничего. Но, возможно, добравшись до него, я узнаю что-то о своем прошлом, которое совсем не помню. Это моя цель. А тебе?
— Я не знаю. Просто очнулся и увидел в ПДА это сообщение. И все. Возможно, позднее станет ясно. Ну так что? Поможем друг другу? С такой раной в ближайшие несколько дней ты не стрелок, — Шрам не без труда сдержал попытавшийся вырваться наружу смех, — но зато ты владеешь информацией, которой нет у меня. По-моему, и для тебя, и для меня это будет довольно выгодным союзом. Я, конечно же, могу просто за тобой следить, а ты можешь убегать, пока не угодишь в очередную переделку, из которой просто не вылезешь. Если у тебя не завалялось в карманах пары-тройки «ломтей», «слизи» или «души», вряд ли стоит рассчитывать на быстрое выздоровление.
— К сожалению, не завалялось, — сталкер поморщился от укола и прикрыл тяжелые веки, ожидая, когда подействует обезболивающее. — Возможно, вместе и правда будет легче.
 
Они остались на Кордоне. Меченый попытался было возразить, но скорее из вредности. Не нужно было быть профессиональным медиком, чтобы понять, что с таким ранением он далеко не уйдет. Шрам настоял на возвращении к железной дороге. На противоположной от фермы стороне стояло несколько полуразрушенных домиков, вполне подходящих для ночевки. В углу одной из хат когда-то образовалась маленькая, но очень странная «жарка», не изменявшая своего местоположения уже который выброс подряд. Кто-то додумался обозначить ее границы кругом из камней — так, что казалось, будто в избушке уже которую неделю стабильно горит костер.
Одиночка дотащился до домишки и повалился на матрас. Наемник приотстал, обозревая округу на предмет возможных неприятностей, и только убедившись, что в ближайшие часы им вряд ли кто-то помешает, присоединился к своему… врагу? Союзнику? Попутчику? Он и сам еще толком не определился.
— Я уже был здесь несколько часов назад, — пояснил одиночка присевшему напротив наемнику. — Здесь я общался с одним человеком. Он кого-то ждал, а потом на него напали слепые собаки. Человек рассказал, что в свое время пересекся с группой Стрелка при не самых лучших обстоятельствах. Он посоветовал мне найти своего брата — он возглавляет группу сталкеров на Свалке. У него, возможно, можно будет узнать чуть больше информации о человеке, которого мы ищем.
— Что еще тебе удалось узнать о Стрелке? — Шрам с интересом наблюдал за одиночкой, пытающимся по сути найти самого себя. Ему ничего не стоило рассказать все прямо сейчас, но какой-то демон внутри настаивал на том, что потенциальную жертву было бы неплохо немного помучить, тем более, что как таковой опасности в раненом сталкере Шрам не видел. Даже если и вспомнит все в один прекрасный момент, после гибели Лебедева они по сути и не враги вовсе. Хотя, если бы он тогда не помешал ему на ЧАЭС, возможно, сейчас все было бы по-другому. Не захочет ли тогда Стрелок с ним расквитаться за свои неудачи?
— Со своим отрядом он сумел добраться до центра Зоны. Значит, мне тоже нужно туда.
— Исчерпывающая информация…
— Скажи, Шрам, а откуда у тебя это задание?
— Я же сказал, что очнулся и обнаружил его в своем ПДА.
— Где?
— Возле разбившегося грузовика. Там трупы были. Много трупов. Только я выжил.
— Не только ты. Шрам? У тебя тоже есть такая татуировка?
Одиночка закатал правый рукав, демонстрируя странную надпись. Наемник, не задумываясь, закатал свой и удивленно матернулся — точно такая же красовалась и у него.
 
Ночевать рядом с пускай и спокойной, но все же аномалией, не захотелось обоим. Меченый к ночи совсем расклеился, Шрам буквально затащил его на чердак и устроился рядом, укрывшись своим плащом. То, что рассказал бывший враг, лично для наемника не было чем-то новым. А вот странная татуировка стала настоящей неожиданностью даже для него, вспомнившего многое из того, что происходило после выхода на сцену группировки Лебедева. Шрам в который уже раз задумался, не рассказать ли одиночке все как есть? Его удерживало лишь одно: узнав, какую роль сыграл во всей этой истории сам наемник, Меченый вряд ли захочет иметь с ним дело и предпочтет лучше загнуться в поисках своих тайн самостоятельно, чем доверять бывшему преследователю.
 
 Он проснулся от бормотания. Совсем плохи дела, если бредить начал. Положив руку на лоб сталкера, Шрам убедился, что жара нет. Значит, банально разговаривает во сне. Сталкер как будто бы с кем-то спорил, причем, оппонентов у него было двое: Клык и Призрак. Шраму были смутно знакомы эти имена. Он придвинулся поближе и укрыл Меченого краем плаща. Одиночка замолчал, но через некоторое время заговорил снова. На этот раз в своем монологе он обращался только к Призраку, все просил его послушаться Клыка, оставить его и спасаться самим. Потом он как-то болезненно всхлипнул, нашарил его руку и затих. Шрам от такой наглости немного завис, но руку вырывать не стал — если этому припадочному так спокойнее — от него не убудет.
 
Шрам всегда недолюбливал Свалку. Вечно там то разбой, то разборки, то зверье из самых неожиданных мест. И это не считая высокой концентрации аномальных и радиоактивных участков. Не успели они и пятисот метров от шлагбаума отойти, как наткнулись на обычный в этих местах гоп-стоп: трое бандитов щемили сталкерёныша-одиночку, судя по бедной экипировке, совсем еще новичка. Шрам хотел пройти мимо — ему от этого парня не жарко и не холодно, но Меченый, наплевав на свою рану, поднял автомат и рванул сопляку на выручку. Пришлось присоединиться.
— Как звать-то тебя? — поинтересовался одиночка у спасенного.
— Юрик.
— Дурик, — передразнил Шрам, покосившись на перемотанный синей изолентой, поцарапанный ПМ парня. — Ты б еще с луком и стрелами тут шастал. И без штанов, чтобы уж наверняка.
— Шрам, ну зачем ты так? Все такими были.
— Я не был.
 
До ворот, ведущих к «Агропрому», удалось добраться только к ночи. Чертов альтруист Меченый влез в еще две переделки. Но если разборка с бандитами возле железнодорожного депо хотя бы принесла им пользу — от Серого они узнали кое-что новое о Стрелке, то вот в участии в перестрелке на стоянке брошенной техники Шрам не увидел никакого смысла. Разве что деньгами и оружием разжились. Теперь на поясе у наемника висели две «беретты», а плечо оттягивал ремень трофейного АКМ. Меченый разве что запас патронов пополнил. А морда довольная, как будто бы целый мир спас.
«Сталкер, помоги, нас зажали военные…»
— Ебутся мухи на скаку! Снова-здорово! Мы им че, Чип и Дейл?
— Это Крот. Придется помочь.
 
Диггеры держали оборону на втором этаже одного из помещений завода. С вояками пришлось повозиться основательно. В отличии от гопоты на Свалке, эти действовали слаженно и четко, да и экипировка у них — не то что у «шелупони» всякой…
Оказавшись в безопасности, Крот на радостях выложил информацию о тайнике Стрелка и даже провел их ко входу в подземелье. Правда, сам туда лезть постремался, мотивируя это тем, что ему еще новую нору надо найти, а времени мало.
— Ну вот и что с такими делать?
— Понять, простить…
— …и отпустить, — в тон ему добавил наемник. — Ничего сами толком не могут, а еще лезут, куда собака свой хер не совала. Ты уже на ногах еле держишься. Рана, небось, болит? Может хватит на сегодня подвигов?
— Нет.
Подземелье встретило их затхлой сыростью и скрипом вращающейся аварийной лампы. Шедший впереди Шрам притормозил, почувствовав чье-то присутствие. Чутье не обмануло: на верхнем ярусе затаилось несколько бандитов, которых он, особо не мудрствуя, перебил из-за угла, попутно взорвав метким выстрелом стоявшую у стены бочку с горючим. Меченый в баталии участия не принимал — стоял прикрывал, впрочем, прекрасно понимая: наемник уже давно заметил, что чувствует он себя хреновенько, вот и решил приберечь его силы для шастанья по самой подземке.
— Все, чисто! Но внизу какая-то херня. Слышал, как ревела?
— Как такое не услышать? Кровосос.
— Думаешь, один?
— Может, и не один.
Шрам снова выругался, сменил отстрелянный магазин и последовал за одиночкой.
Мутант как будто бы соткался из воздуха в паре метров от Меченого. Увернувшись от когтистых лап, он скользнул вправо, чуть не угодив в «газировку», и, заметно скривившись от боли, полоснул по кровососу короткой очередью. Шраму не доставило особого труда добить монстра.
— Покойся с миром, урод.
— И не говори, — попытался улыбнуться сталкер, делая себе очередной укол обезболивающего. — Быть может, здесь что-то полезное водится? Не хочу жаловаться, но меня от промедола скоро глючить начнет.
— Может и водится. Бандосы сюда явно не спускались. С таким соседом нормальные люди вряд ли захотят связываться.
— А мы, значит, ненормальные?
В свете «газировки» лицо Меченого приобрело зеленый оттенок. Он обошел по кругу аномальную лужицу, не переставая посмеиваться вместе со Шрамом, записавшим его и себя в психи и чрезвычайно от этого развеселившемуся.
Артефакты по пути действительно попадались. И весьма неплохие. Доверившись наемнику, сталкер не выпускал из рук детектор и клал в контейнер находку за находкой.
 
Второго кровососа Шрам укокошил уже неподалеку от места, обозначенного Кротом как «вход в тайник Стрелка». Меченый в это время проверял безопасность вентиляционной трубы, по которой предстояло подняться, чтобы оказаться в самом тайнике.
— Еще один местный житель?
— Был.
— Как ты там в прошлый раз сказал?
— Покойся с миром, урод.
— Во-во, покойся с миром, — смех Меченого отразился от стен вентиляции, приобретя какой-то театрально-злодейский оттенок.
Пока сталкер знакомился с найденной инфой, наемник успел осмотреться. Тайник — пожалуй, слишком скромное определение для такого места. Уж скорее, конспиративная квартира. Тут тебе и полки с оружием и снарягой, и коробки с провизией и аптечками, и даже ржавая кровать. В нычке Стрелка было теплее, чем в самом подземелье. Заглянув в угол, Шрам обнаружил источник тепла — артефакт «огненный шар», огромный, с футбольный мяч размером.
— Интересно, где такие штуки водятся? Если в центре, то я все больше и больше желаю туда попасть. И фиг с ним, со Стрелком. Интересно, а что за той дверью?
— Проверь, узнаешь, — ответил Меченый, не отрываясь от ПДА.
 
Ключ так и не нашелся. Наемнику пришлось приложить всю свою недюжинную силушку, чтобы выломать злополучную дверку, но оно того стоило. Во втором помещении было холоднее, но зато здесь был диван, журнальный столик и шкафчики, вроде тех, что обычно стоят в раздевалках, набитые всевозможным добром, начиная от алюминиевых солдатских мисок и заканчивая запаянными полиэтиленовыми пакетами с едой, сменной одеждой и прочими полезными мелочами типа сухого горючего, инструментов и швейных принадлежностей.
— А они тут неплохо устроились, — улыбнулся Шрам, открывая очередной шкафчик, — интересно, как долго они сюда все это таскали? Видать, не один день готовились. Здесь и предлагаю остаться. Документы у вояк завтра пойдем коммуниздить. И даже не спорь.
Меченый кивнул, уселся на диван, высыпал на стол найденные в подземке арты и принялся отбирать подходящие для заживляющей сборки.
Шрам притащил «огненный шар» и водрузил его посреди стола с восхищенным «Вот это вещь!».
— Ты еще скажи «моя прелесть», — усмехнулся сталкер, — и поурчи.
— Только и остается. Такая громадина ни в один контейнер не влезет. Придется здесь оставить. Неплохой улов, кстати, — он со знанием дела оглядел горку артефактов, — даже «ежик» есть. Еще бы пару «капель», чтобы радиацию от всего этого великолепия нейтрализовать. А так, придется водкой.
— Не впервой.
Наемник извлек из коробки пару таблеток сухого горючего, поджег, закинул в заранее продырявленную консервную банку и установил на импровизированную печь котелок. Когда вода закипела, всыпал туда пару раскрошенных «бомж пакетов» и «заполировал» блюдо банкой тушенки.
— Кушать подано. Садитесь жрать, пожалуйста. Это вам не тухлая колбаса с черствым батоном. Пища богов.
Пока он возился, одиночка занимался починкой пострадавших в перестрелке с бандитами шмоток. Отложив в сторону свитер, он придвинулся ближе и взял со стола алюминиевую кружку с водкой. Шраму снова стало смешно. В накинутом на плечи одеяле, с почти наголо остриженной башкой, худой и смуглый, Меченый был похож на плешивого индейского бомжа. Еще этот вечно нездоровый блеск в глазах, то ли увлеченный, то ли сумасшедший.
— Ну, не пьянства ради…
— А токмо для поправки здоровья. Ты пей, пей. Обвешался, как новогодняя елка, еще чего доброго, к утру светиться начнешь. Да шучу я. Еще и не такое видали.
— Шрам, а мы с тобой при каких обстоятельствах пересекались? Ты мне все время кого-то напоминаешь, а кого, хоть убей не помню. Такое чувство, что мы с тобой давно знакомы.
Слышу вой под собой, вижу слезы в глазах.
Это значит, что зверь почувствовал страх…
Наемник сделал вид, что его очень волнует чистота собственной ложки. Он поднес столовый прибор поближе к свету, оглядел с обеих сторон, потер о рукав свитера, снова оглядел.
— Тебе неприятен этот вопрос? — не отставал одиночка, — Или, быть может, мы враждовали в последнее время?
— Ну, скажем так, мы и друзьями-то с тобой не были. Так, знакомые, — уклончиво ответил Шрам. — Ты жри, я просто горячее не люблю. Жду, когда остынет.
— Не хочешь говорить? Ладно. Я не настаиваю.
Меченый снова говорил во сне. На этот раз его оппонентом был какой-то Док, которому он пытался доказать, как важна для него правда, и что ради нее он готов рискнуть чем угодно. Но при этом он убеждал, что ничего плохого с ним больше не случится; Док и заскучать не успеет, как он снова заявится в гости, ведь ни у кого в Зоне больше не выпьешь такого вкусного чая, и нигде так спокойно не отдыхается, как в его доме.
Продолжение следует…
14
1572

Автор публикации

не в сети 2 часа

Angry Owl

После...(Пролог и начало) 11K
Не макаю в чай печеньки
Комментарии: 56Публикации: 816Регистрация: 14-09-2018