Герой бестселлера «Наивно. Супер» Эрленда Лу однажды сказал: «Авторы рекламных роликов вовсю пользуются мультипликацией и оживляют всё, что угодно. Надо бы дать им за это по мозгам». И это он еще не видел российской рекламы с туалетными монстрами и Мокротой в шляпке из ролика про отхаркивающие таблетки!

Мы составили список из десяти мультфильмов о злокозненных, но трогательных жителях нашего организма, посмотрев которые невольно задаешься вопросом: разве можно уничтожать этих диковинных зверушек во имя гигиены и здоровья?

Health for the Americas (1943–1946)

В 1940-х студия «Дисней» получила от правительства США заказ на обучающие мультфильмы о гигиене для жителей стран Южной Америки. Протагонист цикла Health for the Americas, фермер Чарли, не моет руки, не проветривает дом, потому что в нем нет окон, и справляет нужду прямо в поле, заодно удобряя урожай.

К концу каждой серии рассказчик убеждает беспечного латиноамериканца оборудовать на участке деревянный туалет. Но в следующем эпизоде Чарли или его соседи снова делают свои дела в зарослях кукурузы, ухудшая санитарно-гигиеническую обстановку региона.

Черноусый огородник Чарли не сразу стал главным героем. «Дисней» думал обойтись привычными персонажами: в одной из первых серий, The Winged Scourge (1943), с малярийными комарами боролись семь гномов из «Белоснежки» (1937). Но номер не прошел: зрители воспринимали приключения гномов как продолжение любимой сказки, не соотнося их с реальностью. Тогда в эпизоде The Unseen Enemy (1945) ввели персонажа «из народа».

Обаятельный пузатый южанин живет в непростом мире. Куда бы он ни пошел, за ним по пятам следует «рука Бога». Хочет, например, Чарли выпить сырой воды из озера — и тут гигантская ладонь хватает его за рубаху, а голос с неба спрашивает: «Куда собрался?» Тот же голос объясняет Чарли, что вокруг него непрерывно дежурят полчища незримых созданий, готовых атаковать в любую секунду.

Огромная рука заботливо подводит Чарли к мухе, увеличенной с помощью четырех луп до огромных размеров: «Видишь, Чарли — тут монстр». Но и этого мало — теперь нужно еще сильнее укрупнить насекомое, чтобы показать сотни, тысячи подозрительных оранжевых точек на его лапках: грязь, бактерии, вирусы.

Однако Чарли крепкий орешек. В серии Insects As Carriers Of Disease (1945) он опять проводит время в компании мух, вшей и комаров. «С ними веселее», — объясняет фермер. Небеса уже не церемонятся с Чарли и, как в повести Яна Ларри про Карика и Валю, уменьшают до размеров насекомого, чтобы тот узрел их во всей красе.

После того как он еле унес от них ноги, голос с неба в который раз молит латиноамериканца устроить на участке туалет. Но согласится ли Чарли? Похоже, ему просто нравится облегчаться в любом удобном месте, оставаясь дитем природы.

«Кариус и Бактериус» (1955)

Karius og Baktus

Задолго до того как в рекламе появились кариозные монстры, норвежский писатель Турбьерн Эгнер описал их в сказке «Кариус и Бактериус» (1949), к которой сам же сделал иллюстрации. Выглядели они довольно мирно: два паренька с рыжими (бактерия) и черными (кариес) волосами. Улыбчивые, трудолюбивые, всё время строят дома и поют песенки.

Правда, стройку ведут в зубах, выдалбливая пещеры, прорезая в эмали двери и причиняя боль мальчику Йенсу, во рту которого завелись. Несмотря на это, очаровательной кариозной шпане даже симпатизируешь. Видимо, режиссер Иво Каприно тоже об этом подумал, потому что в экранизации решил не использовать рисунки Эгнера, перенеся образы в мир жутковатого кукольного варьете.

Перед нами кукольная сцена, играет кукольный оркестр. Поднимается занавес, мы видим большие кукольные зубы, в которых, как два заправских шахтера, копаются Бактериус и Кариус. Выглядят они клоунской парой: рыжий, как и положено в клоунаде, гипертрофированно весел, а его товарищ страшно хмур.

Однако напоминают не классических клоунов вроде Олега Попова или Юрия Никулина, а скорее персонажей Стивена Кинга. Они нещадно лупят зубы кирками и другими горнодобывающими инструментами. Здесь всё очевидно: надо срочно избавляться от них.

Начинается лечение зубов.

И тут вопрос: как показать в кукольном мире бормашину, чтобы она не выглядела страшнее крошечных источников заразы?

Видимо, никак. И вот над домом Кариуса с Бактериуса нависает гигантское сверло, один вид которого может навсегда отбить желание ходить к стоматологу. Грохочущий механизм принимается крошить зуб, уничтожая жилище героев. Ребята плачут. Снова та же проблема, что в книге: мы жалеем кариозных малышей, боимся бормашины. Вода уносит Бактериуса и Кариуса в море. Теперь они вольные пираты в поисках незаселенных зубов. Умом мы понимаем, что всё кончилось правильно. Но бессознательно желаем им удачи.

«Митя и микробус» (1975)

Мультфильм классика советской кукольной анимации Михаила Каменецкого посвящен похождениям бактерий в теле юного спортсмена, съевшего немытое яблоко, — что-то вроде «Осмосиса Джонса» (о котором ниже), но на социалистический лад. Главный герой Митя живет в мире, где спортсменов чествуют как национальных героев.

Когда он разминается в парке перед соревнованиями, птица аплодирует ему, цветок с клумбы вручает сам себя, а яблоня угощает спелым фруктом. Митя кусает его, но вдруг яблоко писклявым голосом сообщает, что чемпион сам будет съеден в ближайшее время. Митя парирует: «Скорей тебя я проглочу». Яблоко: «Я только этого хочу!» (все диалоги ведутся в стихах).

Митя уплетает яблочко, вызывая ужас у доктора-птицы, призывающей его немедленно идти к врачу. Тот отказывается и, превозмогая боль в животе, отправляется прыгать с шестом и проигрывает. Упав с шеста, мальчик приземляется прямо на больничную койку. Тем временем у него внутри тот самый владелец писклявого голоса — сидевший на яблоке микроб — разворачивает бурную деятельность, размножается, и вскоре в организме марширует целая армия врагов кишечника.

Иммунитет, представленный всего двумя фагоцитами (к слову о том, что профессиональный спорт не делает человека здоровее, а наоборот), сдается на милость победителям. Главнокомандующий микробов, похожий на черный пончик с зубами, направляет армию к новой цели — Митиному сердцу.

Но тут медсестра приносит пациенту большую белую таблетку. Когда Митя ее проглатывает, из нее выбирается спецназ и дает врагам отпор. В отличие от микробов органы медицинского правопорядка кажутся обезличенными. Типичная история для советской жанровой анимации — добро в ней всегда скучнее озорного зла (кому не хотелось, чтобы Волк из «Ну, погоди!» хоть раз надрал зайцу его правильные уши?).

Итак, Митя здоров и продолжает ставить рекорды на благо родины. Оставшиеся в живых микробы уходят искать других беспечных детей, шагая по Земле, которая, как выясняется на общем плане, представляет собой не более чем еще одно большое немытое яблоко.

«Жила-была жизнь» (1987–1988)

Il était une fois… la vie

Еще один предшественник «Осмосиса Джонса», только более масштабный. Снятый французским мультипликатором-просветителем Альбером Барийе, он включает 26 эпизодов по 26 минут каждый. Экшн здесь на втором плане, а на первом — захватывающее и яркое объяснение человеческой биологии.

Каждый эпизод начинался с заставки: обнаженные мужчина и женщина обнимаются, превращаясь в шарик телесного цвета. Шар взлетает и становится солнцем, а солнце взрывается фейерверком, что приводит к рождению нового человека, спускающегося обратно на землю.

Нетипичный пролог как для научно-популярного детского шоу. Впрочем, сам мультфильм меньше заигрывает с религиозным символизмом и повествует о человеческих органах и том, как они функционируют. Барийе рисует жизнь во всей сложности, пусть и пользуясь образами антропоморфных клеток и микроорганизмов.

Эпизод «Прививка» начинается с того, что двое школьников в свободное от уроков время пересаживают куст роз туда, где он будет смотреться еще красивее (необычный досуг для подростков). Парни царапают руки о цветочные шипы. Одному недавно сделали прививку от столбняка, а вот у другого антител нет. Под розами же притаились злые человечки нежно-голубого цвета — бациллы столбняка.

Проникнув в организм, они разводят в укромном месте костер и приступают к трапезе: хватают маленьких мальчиков и девочек, «деток» кровяных телец, и поедают живьем. Затем бациллы производят токсины — черных мушек, захватывающих нервную систему.

Для привитого всё завершается хорошо: полиция организма выпускает на мух антитела — белоснежных человечков в плащах, вооруженных мушкетерскими шпагами. После поединка, во время которого мухи-токсины называют противников гасконцами, а те ловко фехтуют, приговаривая «туше!», привитый выздоравливает.

Для непривитого всё складывается менее удачно. В нем биополицейские тоже задействуют отряд антител, но они не подходят для столбняка и не замечают мушек, пролетая мимо. Мальчика доставляют в больницу, где нужные антитела, по всем канонам боевика, спасают организм в последнюю минуту, когда бациллы практически добрались до святая святых нервной системы: спинного мозга. Когда здоровый школьник приходит навестить приятеля, он спрашивает врача, от каких еще болезней стоит привиться.

— О, их очень много, мой мальчик, — улыбается доктор.

Это не единственная тревожная концовка в «Жила-была жизнь». В эпизоде «Кровь» часть лейкоцитов, сражаясь с гриппом, погибает смертью храбрых. Один, умирая, прощается с товарищами:

— Не плачьте, не грустите. В этом жизнь лейкоцита. Она очень интересна, но коротка. Мы еще встретимся.

Лейкоцит закрывает глаза. Девушка-полицейский плачет. В больнице загрипповавший владелец лейкоцитов приходит в себя и говорит, что ему стало лучше.

«Амба» (1995–1996)

За основу двухсерийной «Амбы» режиссер-мультипликатор Геннадий Тищенко взял одноименный рассказ фантаста Александра Беляева, значительно его переработав. В оригинале профессор Вагнер спасает от смерти товарища и учит его мозг жить отдельно от тела.

В версии Тищенко Вагнер становится биологом Харпером, а Амба из горы в Африке превращается в Автоморфный Биоархитектурный Ансамбль. С помощью АМБА Харпер вырастил на Марсе из биомассы город с миллионным населением и теперь рассчитывает повторить то же самое на отдаленной планете Мирра. Координатором проекта назначен мозг недавно погибшей собаки Рекс.

Отвечая на вопрос коллеги, почему именно собака, а не более продвинутый в смысле интеллекта дельфин, Харпер признается: ему захотелось спасти Рекса, отдавшего жизнь за свою хозяйку, симпатичную девушку Юлю.

Словом, научный прагматизм подменяется сантиментами, что аукнулось герою в ближайшем будущем. Вскоре после начала эксперимента на Мирру прибывают вирусы, справиться с которыми Рексу не под силу.

В результате планету заполоняют мутанты, за которыми наблюдает гигантская голова Харпера с щупальцами. Так Рекс отплатил ученому добром за добро: когда иноземные вирусы заразили Харпера, мозг собаки провел операцию и сохранил ему жизнь, но в такой вот экстравагантной форме.

Всё это безобразие наблюдают Юля и космонавты, прилетевшие проверить, как идут дела. Когда они отправляются назад, Мирра сходит с орбиты и следует за ними. Нырнуть вслед за космическим кораблем в надпространство планета не смогла. Однако рано или поздно она все-таки долетит до Земли, и за это время люди должны успеть придумать вакцину от инопланетных вирусов. А биолог Харпер будет помахивать щупальцами, напоминая, что может произойти, если человечество отложит решение насущных задач на потом.

«Ох, уж эти детки!», эпизод «Мистер Чистюля» (1994)

Mr. Clean

Чаки из «Ох, уж этих деток» растет в неполной семье: мама умерла, когда он был совсем крохой, а отец, желая уберечь ребенка от опасностей окружающего мира, порой перегибает палку. Обнаружив, что сын играет в мусоре, отец в панике относит Чаки в ванную, где разыгрывает перед ним целый спектакль с участием мистера Мыло и миссис Воды.

Из наилучших побуждений добрый папа сообщает, что микробы преследуют Чаки повсюду — на его вещах, руках, одежде. В результате мальчик становится невротиком. Ночью он видит сон: мелкие желтые чудища с кровавыми глазами и острыми зубами преследуют его по пятам.

Встретившись на следующее утро с другими детками, Чаки объявляет, что играть они больше не будут, потому что во время игр можно подхватить микробы — от игрушек, окружающих вещей или друг друга. Поэтому лучше просто неподвижно сидеть и ничего не делать — скучно, зато безопасно. На друзей его монолог не производит впечатления.

«Как хочешь, а мы на помойку», — отвечают друзья и убегают к мусорным бачкам.

Осознав, что он в меньшинстве, Чаки делает защитный костюм из маски для плавания, резиновых перчаток и других подвернувшихся реквизитов. В руке он сжимает санитайзер, которым поливает себя и окружающих, из-за чего часть игрушек промокает и ломается.

В конце концов Чаки застревает в кустах и становится перед выбором: либо выбраться из костюма и пустить в свою жизнь микробов, либо так и висеть в зарослях до конца своих дней. С помощью друзей он всё же высвобождается и даже идет играть с пищевыми отходами.

Увидев, чем занимаются дети, отец впадает в истерику и бегом несет их к мистеру Мылу и миссис Воде. Тем не менее Чаки извлек важный урок: чтобы жить было нескучно, приходится рисковать и платить за удовольствие. Мыло и вода — не такая уж высокая цена, тотальная стерильность дороже: за нее придется отдать все радости жизни и друзей, а в довесок получить скуку и полное одиночество.

«Ночная жизнь мистера Бампа», эпизод «Приключения в Микробии» (1994)

Adventures in Microbia

Туалетный монстр Сквиши зациклен на уборке. Напялив пробковый шлем колонизатора и взведя «курок» условного «Мистера Мускула», он дает микробам бой. Друг Сквиши мистер Бампи, напротив, обожает грязь и попадает под горячую руку, получив заряд химии прямо в рот. Бампи не обижен — ему нравится глотать гадости.

В благодарность он предлагает Сквиши совершить путешествие в мир микробов: ведь когда видишь врага, то сражаться проще. Уменьшив себя, приятели отправляются в Микробию. Она оказывается не такой неприятной, как можно было подумать: живописные оранжевые пейзажи, а одна симпатичная бактерия даже влюбляется в «гладкого красавчика» Сквиши.

Тут бы и осознать чистюле, что из всех простейших организмов лишь малая часть способна нанести вред здоровью, а значит его нетерпимость неоправданна. Но Сквиши не желает проявить гибкость взглядов. Даже когда его ставят перед выбором — либо он женится на Бактерии, либо их с мистером Бампи отдают на съедение монстру — он выбирает второй вариант. Всё, что угодно, лишь бы не ладить с простейшими.

Местный король отправляет друзей в пещеру к «матери всех микробов» — безглазой чудовищной бактерии. Товарищи сгинули бы в ее пасти, если бы на помощь не пришла влюбленная Бактерия. Она храбро схватила «Мистер Мускул» и обработала им микробную мать, пожертвовав собой: бытовая химия пропитала ее нежное тело, и она вот-вот отправится за мамой. Сквиши наконец понимает, что не все микробы плохие, и отвечает Бактерии взаимностью, что возвращает ее к жизни.

Узнав о кончине страшной мамаши, микробы так обрадовались, что не только амнистировали Бампи и Сквиши, но и приставили к государственной награде. Пора возвращаться домой.

Однако туалетный монстр безутешен: как же их любовь с Бактерией? Далее следует прощальный, совсем не детский поцелуй. После него у Сквиши по всему телу вырастают розовые зудящие язвы. Итак, вместе с героями мы получили представление об умеренности.

С одной стороны, бактерии — не обязательно вредные, иногда очень даже симпатичные существа. С другой стороны, это еще не значит, что с ними надо целоваться.

«Эй, Арнольд!», эпизод «Сид и микробы» (2000)

Sid and Germs

Накануне чемпионата по ловле жаб в классе, где учится Арнольд, показывают документальный фильм о микробах. Это деморализует Сида, который раньше был лидером по ловле земноводных и даже дружил с одной жабой, держал ее дома и покрывал поцелуями.

Теперь он ходит в школу в скафандре и не расстается с санитайзером, что снижает его популярность среди одноклассников. Вскоре Сид выбрасывает все вещи из дома и изолируется от общества: больше не ходит на уроки, сидит в пустой комнате, постоянно натирая до блеска стены и пол. Первенство по ловле жаб под угрозой.

Арнольд решает поговорить с Сидом: «Мир полон микробов — они повсюду. Через вентиляционные трубы в комнату проникают миллионы микробов. Наш мир — это мир микробов. От всех не избавишься. Ты должен позабыть про них или останешься один, и вокруг тебя не будет никого, кроме полчищ микробов». Он уходит, оставив товарища в позе эмбриона и полном ужасе.

Во сне к Сиду приходят полчища глазастых тараканов и личинки, сотнями снующие по полу и облепившие дом. Сам Сид стоит на сцене с метлой, он — кукла-марионетка, которой сверху управляет кукловод-таракан.

Проснувшись и не желая повторения увиденного в реальности, Сид первым делом зацеловывает свою жабу. А вторым идет на чемпионат, где залезает в самую зловонную грязь и приводит команду к победе. Замысел Арнольда сработал. Правда, неизвестно, что ждет в будущем парня, вновь полюбившего такие антисанитарные формы досуга. Но, быть может, главное, что Сид спокоен и счастлив сейчас?

«Футурама», эпизод «Изгнание из Фрая» (2001)

Parasites Lost

Перекусив несвежим сэндвичем из торгового автомата в общественном туалете, Фрай заражается паразитическими червями. Поначалу всё идет прекрасно — вместо того, чтобы разрушать организм, они устраивают капитальный ремонт: наращивают мускулы, надстраивают мозг, наделяют Фрая способностью к регенерации, умением играть на голофоне (музыкальный инструмент из будущего) и красноречием.

В общем, вредители мечты. На волне этих перемен Фраю в кои-то веки удается сходить на свидание с Лилой. Обнаружив, что бутербродные черви сделали из недотепы идеального кавалера, одноглазая красавица ведет Фрая к себе домой.

Пожилой профессор Хьюберт Фарнсворт смотрит на происходящее по старинке: раз паразиты есть, их нужно уничтожить. Создав уменьшенные копии себя и своей команды, ученый отправляет их в организм Фрая, чтобы вернуть того в норму. Но Лила не хочет, чтобы мужчина ее мечты снова стал невежественным раздолбаем и срывает спасательную операцию. После этого любовная линия стремится к хеппи-энду, однако Фрай переживает кризис идентичности.

Кто он: всё ли еще Фрай или Фрай-плюс-паразиты? Стоит ли нежность Лилы того, чтобы потерять себя, или нужно надеяться, что возлюбленная примет его таким, какой он есть?

Фрай делает выбор и изгоняет червей, после чего допускает несколько типичных для него бестактностей, и теперь уже Лила изгоняет Фрая. Вернувшись в свое холостяцкое жилище, Фрай решает не добиваться расположения девушки, которая не способна отличить мнимое от подлинного.

Но, поразмыслив, достает самоучитель «Мой первый голофон» и упражняется в игре на инструменте. Таким образом, паразиты все-таки оказались полезны, подтолкнув Фрая к работе над собой.

«Осмосис Джонс» (2001)

Весь мировой опыт мультипликационного осмысления микровселенных подытожен в комедии братьев Фаррелли. Сложно сказать, знакомились ли Питер и Бобби с работами предшественников, но почти наверняка они видели «Жила-была жизнь»: больно много сходств. Однако если для Барийе главным было просвещение, то для Фаррелли — развлечение. Ну а чего вы хотите от создателей «Тупого и еще тупее»?

Герой Билла Мюррея, работающий в зоопарке смотрителем, обедает вареным яйцом, которое перед этим побывало во рту у шимпанзе и повалялось в грязи. Вместе со слюной и пометом примата в организм попадает смертельный вирус в обличье респектабельного злодея из комиксов, похожего на Аида из диснеевского «Геркулеса».

У вируса есть длиннющий ноготь, способный обратить в пепел что угодно. Злодей набирает себе банду из вредоносных бактерий мелкого пошиба и готовит масштабную атаку на организм ничего не подозревающего сотрудника зоопарка.

И тот бы непременно отдал коньки, если бы не пройдоха-полицейский Оззи (Осмосис) и таблетка Дрикс с вишневым вкусом, снимающая симптомы простуды. Сильная сторона Оззи в том, что он никогда не действует по инструкции. Дрикс же понимает, что он не настоящее лекарство, а плацебо, но не теряет присутствия духа. Классический голливудский месседж: нужно верить в себя — и всё получится.

Отработав на ура в «Осмосисе Джонсе», полицейский с пилюлей перекочевали в анимационный сериал-сиквел «Оззи и Дрикс» (2004–2006), на этот раз оказавшись в теле мальчика-подростка по имени Гектор, за которым нужен глаз да глаз. Дрикс и Оззи открывают неподалеку от одного из глазных яблок частное детективное агентство и на протяжении двух сезонов гоняют сальмонелл, стрептококков, аллергию, никотин и даже ночные кошмары пубертатного юноши.

Хотя в основном сериал затрагивает подростковые проблемы, эпизод «Оззи младший» повествует о страхе перед беременностью. Не «что делать, она залетела», а ужаса (возможно, одолевающего чайлдфри) от ощущения, что внутри тебя растет какое-то новое существо. Сначала беременность Оззи проходит в духе фильма «Джуниор» со Шварценеггером — он радуется, что скоро станет «мамой».

Но коллеги-лейкоциты объясняют Осмосису, что он болен, а хищная физиономия монстра, прорастающая прямо сквозь живот, не оставляет в этом сомнений. Лечения нет, так что Оззи приходится родить и уничтожить порожденное им создание. Думать о здоровье, очевидно, стоит каждую секунду, если последствия беспечного отношения могут быть столь непредсказуемы.

26
0

Автор публикации

не в сети 2 месяца

kinoMAN2020

Приключения под ободком унитаза: шедевры мультипликации о борьбе с паразитами и вирусами 5 807
Все о кино. Кино - наша мания
Комментарии: 7Публикации: 147Регистрация: 09-04-2019
Источник публикации