Какое оно — черно-синее или бело-золотое? Взорвавшая интернет дискуссия по поводу цвета платья познакомила весь мир с нейробиологией зрительного восприятия.

Оптические иллюзии — простой способ убедиться в том, что мозг — это не безупречно точный и беспристрастный приемник информации, а девайс, который черпает из окружающего мира ограниченный объем данных и достраивает и интерпретирует остальное.

На изображении с кругами, закрашенными темным сверху или снизу, мы видим выпуклые или вдавленные окружности, хотя очевидно, что мы смотрим на плоский экран монитора.

Мозг воспринимает темный участок на фоне светлого как тень, а в природе солнце всегда светит сверху, так что выпуклые предметы отбрасывают тень снизу, а вдавленные — в верхней части. Вот мозг и видит их как выпуклые или вдавленные, хотя само изображение не несет никакой информации о тени или освещении. Мозг просто привык к такому порядку вещей.

Другой пример, когда зрение не отражает реальности, — это послеобраз. В солнечный день, когда закрываешь глаза, всё поле зрения залито красным, так как солнечный свет проходит через кровеносные сосуды в коже век.

Но если зайти в темное помещение, то в поле зрения появляются зеленые пятна. Откуда они взялись?

Фоторецепторы в сетчатке бывают трех типов — обрабатывающие красный, зеленый или синий цвет. Когда красного цвета на сетчатку поступает слишком много, система как бы рассуждает: «красный сигнал слишком сильный и забивает всё остальное, надо бы его приглушить» — и немного ингибирует сигнал, передающий красный цвет, адаптируясь к текущим условиям.

Если сигнал резко прекращается — вы заходите в помещение, — то красные фоторецепторы всё еще приглушены. Цвет, комплементарный красному, — зеленый, и его рецепторы как раз работают штатно, поэтому в поле зрения и появляются зеленые пятна — послеобраз.

Похожий трюк работает с обработкой не только цвета, но и движения. В зрительной коре есть нейроны, вовлеченные в обработку движения в определенных направлениях, и если движения в одну сторону слишком много, то зрительная кора пытается его компенсировать.

Зачастую это кончается довольно психоделическими иллюзиями типа трехзонального искривителя пространства Джерри Андруса, в которой изображение лица иллюзиониста обретает волнообразные движения.

В нейробиологии можно часто услышать утверждение, что мозг и восприятие устроены иерархически. Это означает, что есть несколько уровней, которые получают и обрабатывают информацию после того, как она попадает на органы чувств, и на каждой ступени обработка усложняется и мозг извлекает всё более сложные и абстрактные черты.

Когда речь идет о зрительных иллюзиях, баги чаще всего происходят на ранних этапах обработки информации, например в первичной зрительной коре.

Можно было бы подумать, что мозг легко отлавливает такие ошибки и на более высоких иерархических уровнях, где речь идет о таких когнитивных процессах, как внимание, мышление и память, нас не так-то просто обмануть. Но именно это и делают иллюзионисты.

Чаще всего под раздачу попадает внимание. Оно позволяет направлять мышление и восприятие на те вещи, которые мы считаем релевантными в данный момент, и отфильтровывать неважное. Нейробиологи различают два типа внимания — произвольное (top-down) и непроизвольное (bottom-up).

Произвольным внимание называется тогда, когда мы сознательно сосредотачиваемся на чем-то, например, если внимательно следим за руками иллюзиониста, когда тот демонстрирует карточный трюк.

Непроизвольное внимание активируется яркими и неожиданными стимулами. Если на сцену в середине выступления внезапно выходит медведь, вы явно обратите на него внимание.

Так нам хотелось бы думать, но это не всегда правда.

В знаменитом эксперименте испытуемого просят посчитать, сколько пасов баскетбольным мячом делает команда в белом (попробуйте).

Зритель включает произвольное внимание и настолько поглощен заданием, что не замечает, как в середину кадра заходит некто в костюме гориллы, стучит по груди, и спокойно удаляется. Всё потому, что мозг не может одновременно обрабатывать слишком много информации. Внимание селективно и выбирает только самое важное.

В примере с игрой в наперстки (зрителю нужно следить за красным стаканчиком, под которым спрятана конфета) демонстрируется сразу несколько трюков: случайно появляется пятая рука, один стакан подменен уточкой, а все голубые стаканы сменяются зелеными.

Зритель не замечает ничего из этого, так как поглощен отслеживанием перемещений стаканчика с конфетой. В психологии это явление называют перцептивной слепотой, и оно часто используется в сценической магии.

Игра в наперстки — один из древнейших примеров уличной магии, в котором комбинация селективного внимания и ловкости рук трюкача обобрала карманы множества зевак и даже была увековечена на картине Босха.

При этом в иллюзионизме явное отвлечение внимания — когда зритель моргнул или отвернулся на секунду, а маг между тем провернул свой трюк — считается низовой формой искусства.

Высший арт — это когда зритель убежден, что на протяжении всего фокуса он внимательно следил за всеми манипуляциями мага и не мог ничего упустить, но трюк всё равно удался. Вместо отвлечения зрителя маг искусно манипулирует слабостями его внимания. Такая манипуляция часто называется перенаправлением (misdirection).

Вы видели фокусы с исчезновением монеты, когда фокусник крутит в руках монету, перебрасывает ее из правой ладони в левую, а потом раскрывает ладонь на ваших глазах, но монеты там больше нет?

На самом деле монета так и остается в правой руке, а фокусник бьет сразу по двум слабым местам восприятия. Во-первых, заставляет зрителя поверить, что кульминация трюка — это момент, когда монета исчезает из левой руки, хотя на самом деле она всегда остается в правой.

Во-вторых, вынуждает его перенаправить внимание в момент фальшивого перекладывания монеты, чтобы он не заметил, что на самом деле монета осталась в правой руке, а из-за перенаправленного внимания додумал, что четко видел момент перекладывания.

Чтобы понять, как осуществляется такой трюк, когнитивные нейробиологи используют очень удобный факт: явное внимание направлено туда же, куда и взгляд человека, а взгляд можно отследить с помощью айтрекинга в лабораторных условиях.

В начале трюка любой зритель внимательно смотрит на правую руку мага, в которой он держит монету, и сам маг тоже смотрит на монету. Потом маг поднимает голову и устремляет свой взгляд прямо на зрителя, а потом переводит его на левую руку, куда уже «передана» (на самом деле нет) монета.

Затем левая ладонь раскрывается и демонстрирует исчезновение монеты. Весь трюк построен на том, что люди, будучи социальными существами, следуют за взглядом другого человека.

Поэтому, когда в момент передачи монеты фокусник обращает взгляд на зрителя, мало кто устоит и не обменяется с ним прямым взглядом. В этот-то момент и происходит трюк, который мозг зрителя потом достраивает — как будто бы он увидел, что монета попала в левую руку.

Айтрекинг показывает, что люди, которые продолжали смотреть на руки и не поднимали взгляд на лицо фокусника, легко разгадывали трюк. Если фокусник не поднимал взгляд на зрителя, а продолжал смотреть на свои руки, трюк тоже не срабатывал. Фокусник искусно управлял вашим взглядом, а значит, и вниманием.

Такое «жонглирование» вашим вниманием возможно не только в пространстве, но и во времени. Часто иллюзионист заставляет вас поверить, что кульминация трюка происходит прямо сейчас, принимая напряженную позу, наклоняясь вперед или меняя интонацию, но на самом деле критическая манипуляция уже произошла, когда вы еще не уделяли ей такого внимания.

Чтобы скрыть момент манипуляции, маги часто маскируют его под какие-то привычные действия или движения. Это называется inform every motion, или «надели смыслом каждое движение».

Например, если маг эмоционально машет руками, то это движения, не наделенные смыслом для зрителя, а следовательно — подозрительные. Но если маг буднично поправит очки, то зритель не заподозрит ничего странного.

Ведь очки действительно часто спадают с переносицы, а во время этого маневра маг может незаметно спрятать во рту ту же монету. Хочешь скрыть подозрительные телодвижения — замаскируй их под обыденные.

Схожий принцип иллюзионистов — крупные, размашистые движения привлекают больше внимания и могут замаскировать более тонкие и аккуратные. Кстати, трюк с доставанием кролика из шляпы может выполняться с помощью временной манипуляции вниманием.

Пенн Джиллетт рассказывает, что кролика незаметно перекладывают из-под фрака в специальный черный мешок в шляпе, после чего внутренности черной шляпы в очередной раз демонстрируют зрителям и эта часть всё еще представляется как прелюдия к трюку, поэтому зрители не слишком критичны и не замечают момента перекладывания. Когда саспенс сгущается, кролик на самом деле уже сидит в шляпе.

Точно описать секрет трюка зачастую невозможно, так как каждый иллюзионист придумывает свои детали и методы перенаправления внимания. Это ведет к важнейшему принципу уличной или сценической магии — никогда не повторяй трюк дважды. За одним исключением.

Почти век назад Гарри Гудини спорил, что может разгадать любой трюк, показанный ему трижды, и преуспевал в этом, пока молодой трюкач Гай Вернон не одурачил его в карточном фокусе с разгадыванием карты семь раз подряд. Он не учел, что в трюке, результат которого выглядит одинаково, могут использоваться разные стратегии.

Гудини попался в ловушку простого когнитивного искажения: если результат раз за разом выглядит одинаково и становится предсказуемым, то нам кажется, что и процесс, ведущий к нему, должен быть одним и тем же.

Фокусники используют этот принцип в представлениях. В иллюзии исчезающего мяча фокусник подбрасывает и ловит мяч несколько раз, формируя у зрителя устойчивый образ происходящего, но при очередном подбрасывании мяч исчезает в воздухе, где-то на полпути.

На самом деле в момент трюка мяч остается в руке фокусника, но стойкое ожидание того, что мяч должен взлететь, обманывает наш мозг и заставляет думать, что мы видели его в полете.

Ученые внимательно исследовали эту иллюзию и пришли к выводу, что язык тела и направление взгляда фокусника играют критическую роль: зритель также следует за взглядом фокусника, направленным на не существующий в воздухе мяч. Мяч как будто там есть, но быстро исчезает, потому что дурачить систему зрительного восприятия слишком долго невозможно.

В арсенале фокусников полно других проделок: они могут намеренно подталкивать вас к неправильной отгадке трюка или незаметно перегружать ваш мозг информацией так, что он не сможет обрабатывать дополнительные данные, необходимые для разгадки трюка.

Например, вас просят следить за колодой карт и помнить четыре выбранные карты, и пока вы судорожно пытаетесь удержать в рабочей памяти четыре карты, мозг просто не способен заметить искусные манипуляции мага по замене цвета колоды.

Наконец, некоторые трюки построены на том, что вас убеждают поверить во что-то, чего на самом деле никогда не происходило. Яркий пример — глотание лезвий.

У иллюзиониста Пенна Джиллетта спросили:

Каким образом фокусник проглатывает охапку лезвий без вреда для себя?

— Это подтип манипуляции с применением ловкости рук. Не думайте, что вы можете проглотить лезвия и остаться в порядке. Вы не можете. Вы умрете. Не делайте этого.

Глотание лезвий — пример иллюзорной корреляции: если фокусник кладет их в рот и делает вид, что глотает, нам кажется, что так и есть. Манипуляции иллюзиониста так быстры и лезвия исчезают так незаметно, что зрителю не остается ничего другого, как поверить, что волшебник сделал это.

Но он их не глотал, никогда не будет глотать и никому не посоветует. Талант фокусников построен на интуитивных знаниях об устройстве мозга человека, к которым они пришли гораздо раньше современных когнитивных психологов.

Магические трюки подчеркивают фрагментированность и избирательность восприятия. Мозг воспринимает ограниченный объем информации и достраивает остальное, в обход нашего сознания, создавая целостную и непротиворечивую картину мира.

17
125

Автор публикации

не в сети 1 день

Angry Owl

8 70x70 - Нейромагия: как иллюзионисты взламывают наше восприятие 19K
Не макаю в чай печеньки
Комментарии: 58Публикации: 843Регистрация: 14-09-2018
Источник публикации