»Биба и Боба. Проклятый старый дом

Биба и Боба. Проклятый старый дом

Биба и Боба. Проклятый старый дом
В последние дни августа воздух наполнился запахами спелых яблок и выгоревшей на солнце травы. Брошенные деревья продолжали давать урожай, то ли по закону природы, то ли по старой памяти. Хотя уже много лет плоды, выросшие на этой земле, считались не просто несъедобными, а порой даже опасными для жизни. 

Крот посмотрел на старую яблоню во дворе и еще раз с наслаждением вдохнул воздух последних дней лета. Скоро запах яблок сменится запахом прелой листвы и горького дыма. Осень уже не за горами, а за ней и зима с ее промозглой сыростью и ледяным ветром. Старик любил это время года — уже не лето, но еще не осень. Даже его болячки, казалось, отступали ненадолго, растворяясь под ласковыми лучами  выныривавшего из-за туч солнышка. Сейчас оно опустилось к горизонту осветив напоследок землю мягким оранжевым светом. 

Сом, наоравшись за целый день на новичков, сидел на своем любимом ящике в центре деревни и о чем-то болтал с Котом, недавно вернувшимся с охоты. Рядом у огня сидели Химик и Коршун и о чем-то тихо переговаривались. 

Позже подошло еще двое новичков — Тема и Сопля — совсем еще школьники, но деловые до невозможности. Они уже неоднократно получали от Сома щедрые порции нехитрого лекарства под названием «пиздюлин», но чудить от этого не переставали. Главный покосился на них с нескрываемым неодобрением, но ничего не сказал. Приземлившись на траву рядом с Коршуном и Химиком, Сопля извлек из контейнера кусок какой-то ржавой дряни и они вместе с Темой начали рассказывать, что нашли какой-то новый артефакт. Сом с Котом скептически переглянулись и удалились в дом, откуда вскоре раздался звук разливаемой жидкости, следом за которым последовал звон стаканов, довольное кряканье и тихий бубнеж. 
— Да я тебе отвечаю! — тем временем разошелся Тема. — это артефакт «транформер». Он даже в справочнике есть.

— Не «трансформер», а «трансформатор», — Химик потянулся к стоящему у огня закопченному чайнику чтобы залить кипятком раскрошенный в миску «бомжпакет». Коршун тем временем успел порезать хлеб, наколол кусок на веточку и поджаривал его над огнем. На малолеток он не обращал внимания.

— На что спорим? — не унимался Тема. — Вот прям щас к Сидору пойдем и пускай он наш арт оценит. Правда, Сопля? Мы еще тут неподалеку артефакт «пленка» видели, но вокруг «электр» много было, мы не рискнули лезть.

— А «лунного света» там не было? — Химик уже откровенно измывался. — Или «огненного шара»?

— Может и был. У нас детектор старый. Мог не засечь, — Сопля шмыгнул носом и уставился на аппетитно хрустевшего поджаренным хлебом Коршуна. Разве что слюни не пустил.

— Ну так мы спорим? Если это «трансформатор», ваша жрачка станет нашей.
— А если нет?

— Сопля, пошли! Вы только это, все не сжирайте, пока мы вернемся.

— И как таких дебилов сюда заносит? — Химик извлек из подсумка пару ложек, одну из которых протянул приятелю, и ухватил кусок хлеба.

Вернулись Тема с Соплей как раз к тому моменту, когда они с Коршуном закончили с вермишелью и перешли на чай с галетами и повидлом. В наступивших сумерках уши у обоих горели рубиновым цветом. Создавалось впечатление, что торгаш не только высказал им, все, что он о них думает, но еще и хорошенько их за эти самые уши оттаскал. Они протопали мимо костра даже не притормозив и скрылись в одном из домиков.

— Артефакт «пленка» пошли доставать, — гоготнул Коршун. — Который им Сидор вставил…
В домике снова звякнули стаканы. 

К костру подошли Филин и Примус. Один занялся приготовлением еды, второй уже расчехлил гитару и тренькал по струнам подкручивая колки. 

Крот подошел к новичкам и уселся на ящик, который ранее занимал Сом, держа в руках пару бутылок водки и железную кружку.

— Ну что, молодежь, кто мне компанию составит?

Как и всегда в подобных случаях, компанию пожелали составить все. Первая бутылка закончилась очень быстро. 

— А слыхали историю? Идут два приятеля по лесу. Вдруг видят — лежит дохлая лягушка. Один другому говорит: «А давай ее через соломинку надуем». «Давай» — второй отвечает. Вставили  соломинку. Один дул, дул, устал. «Дальше ты дуй». «Я после тебя брезгую» — ответил второй и перевернул соломинку.

— Ты еще про Вовочку расскажи!

— Маленький мальчик по Зоне гулял,
Хоботом листья с деревьев срывал,
Правым копытцем в лужу залез.
Тихо шумел чернобыльский лес…
Треньк, треньк…

— А вот послушайте… 
Пластмассовый мииир победил,
Макет оказался сильнееей
Последний кораблик остыл
Последний фонарик устааал…
— Филин, щас ты остынешь. Сыграй что-нибудь повеселее.

По кругу пошла вторая бутылка. Крот смотрел на молодежь немного со стороны, как будто бы он был скучающим зрителем в театре, который  уже давно пересмотрел все спектакли, но за неимением других развлечений приходит сюда снова и снова. Уже в темноте к огню подошли Леший с Фикусом. От них тянуло стоялой водой, словно  они провели последние часы шатаясь по канализации, и сели чуть в стороне. На голове у Фикуса красовалась синяя бандана с конопляными листьями, из-под которой торчали отросшие за последние пару  месяцев волосы. 

— А вот у нас тут на днях случай был, — взял слово Коршун, — забрели мы с Химиком куда-то далеко отсюда. Еще дождь пошел. Вымокли как собаки, а тут еще вечер наступил. Ну и решили мы переночевать в каком-то доме. Еще удивились, места здесь хоженые-перехоженые, а на входе в дом все паутиной заросло. Ну мы паутину подпалили, все проверили. Вроде бы чисто. Рядом с домом еще погреб был — мы туда тоже заглянули, а там на полу человеческие кости старые валяются. И тоже все в паутине. Ну делать нечего, к тому моменту уже совсем стемнело, закрылись мы в доме, кое-как огонь развели, обсушились и спать легли. Ночью проснулись оттого, что кричал кто-то поблизости. Выглянули — никого. Через некоторое время тихо стало. Ну мы и решили по очереди спать. Через час меня Химик будит. Прислушиваюсь — плачет кто-то. Снова выглянули — опять никого. Потом уже под утро опять кричать начали, как будто бы из того самого подвала, а потом выстрелы раздались и все стихло. Мы в углах спрятались и так до утра и просидели. А утром вышли, все кругом осмотрели, но ничего не нашли. Ни трупов, ни гильз.

— И ладно бы кто-то один из нас это слышал. Так ведь оба, — подтвердил Химик. — Что это могло быть? Временная аномалия? Или мутант какой-то?

— А куда забрели-то? Показать можете? — Спросил ранее молчавший Крот. Коршун подошел к старику на ходу открывая карту на КПК и ища нужное место.

— Странно, — удивился он. — А здесь никакого дома и не указано…

Крот взглянул на координаты и прищурившись посмотрел сначала на Коршуна, потом на Химика.
— А вы ничего не путаете, ребятки? Нет там никаких домов с подвалами. Давно нет.
— Но мы ведь его видели! Одноэтажная хата с черепичной крышей. И кресты еще рядом были деревянные.
— А вдоль дороги мертвые с косами стоят, — хохотнул Примус.- И тишинааа…
— В детстве отец рассказывал мне, что была там деревенька небольшая. — Начал свой рассказ Крот. — Крайний дом ее находился  как раз рядом с кладбищем. В этом доме жил старик со своим единственным сыном. В 41 году сына призвали в армию, а вскоре пришла похоронка. Старик очень тосковал и немножко повредился умом. Когда пришли оккупанты, он ушел в партизаны. Но вот только война у него была своя. Он немцев по  одному отлавливал и отволакивал в подвал своего дома, где пытал, а потом убивал. Так он мстил за смерть своего сына, пока его самого не поймали и не расстреляли. Тот дом на окраине кладбища после войны снесли, а деревню отстроили заново чуть дальше. Но души того старика и замученных им немецких солдат не успокоились и продолжают бродить неподалеку от места своей смерти…  В детстве я не поверил в эту историю. Решил, что это взрослые страшилку придумали, чтоб мы допоздна не гуляли. И до сегодняшнего вечера я в нее не верил…

В соседнем доме громко звякнули стаканы. Кот с Сомом разошлись и разговаривали на повышенных тонах пересыпая речь огромным количеством отборных матов. Новички молчали глядя то на огонь, то на Крота. Каждый осмысливал историю по своему и сам решал, верить в нее, или нет.

Первым прервал затянувшуюся паузу Филин:
— А вот послушайте. Как раз в тему.
«В заросшем парке
Стоит старинный дом…»


  • +8
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?
Войдите, чтобы оставить комментарий.
Автор статьи

Angry Owl

Блогер старожил
Не макаю в чай печеньки
© Copyright 2018-2019. Все права на авторские материалы и публикации принадлежат их авторам. Не допускается полное или частичное копирование, распространение, передача третьим лицам, опубликование или иное использование материалов из Блога EgoCreo, иначе как с письменного разрешения соответствующих правообладателей.