»Кто такие банники?

Кто такие банники?

Кто такие банники?
Банников (их ещё называют банными домовыми, жихарями, пастырями, шишка́ми, банными чёртами) наши предки считали одними из самых злобных и опаснейших духов. По старинным поверьям, они являются исконными и полновластными хозяевами бани. Чаще всего этот хозяин строг, а нередко и опасен для людей. 

Банники, как соплеменники домового, способны превратиться не только в человека, но и в уголек, веник, кадушку с водой; могут оборотиться зайцем, лягушкой, собакой или котом. Обычно они живут за печкой-каменкой, под лавкой или под потолком.

Баня всегда имела огромное значение у наших предков и имеет и по сей день. Это одна из наиболее сохранившихся традиций. Многие, у кого есть дача или кто живет за городом, непременно стремятся выстроить у себя баню. Да и в городе без нее тоже никуда. Пускай сейчас во всех квартирах есть ванна, душ, однако при этом в городах существуют и бани, куда с удовольствием ходят горожане  – не столько за мытьем, сколько за удовольствием: паром, духом березовых и дубовых веников, ледяной купелью.

Русская баня часто поражала иностранцев. Так, в XVII столетии английский дипломат Джильс Флетчер напишет: «Вы нередко увидите, как они (для подкрепления тела) выбегают из бань в мыле и, дымясь от жару, как поросенок на вертеле, кидаются нагие в реку или окачиваются холодной водой, даже в самый сильный мороз». Англичанина этот обычай шокировал, но в России и по сей день это один из самых приятных и здоровых способов скоротать досуг. Недаром на Руси говорили: «Баня парит, баня правит, баня все поправит».

Банник, как уже было сказано, представлялся существом откровенно темным, коварным и жестоким. Внешне маленький и невзрачный, в облике голого старика с длинной заплесневелой бородой, он мог доставить много проблем тем, кто приходил в его владения. Например, мог взять и выстрелить раскаленными камнями из печи и попасть в моющихся. Подсунуть под руку человеку, который хочет освежиться, вместо ковша с ледяной водой – ковш с крутым кипятком. Мог толкнуть и посадить на печь так, что несчастный обжигался до мяса. Мог навести обморок и, наконец, мог запарить до смерти – отравить угарным газом.

Банный дух, впрочем, не всегда рисовался в образе старика. Иногда это могла быть и старуха, лохматая и страшная банниха. Иногда ее называли баенной матушкой, иногда обдерихой, в том числе и оттого, что тоже могла посадить на печь и ободрать кожу. Банниха могла привидеться не только в образе старухи, но и в образе черной кошки. В любом случае, от нее ждали беды так же, как и от банника.
Банные духи рисовались как существа крайне опасные – куда более опасные, чем домовой и даже леший. Возможно, оттого, что предки, чье мировоззрение делало весь окружающий мир населенным разнообразными духами – кикиморами, русалками, овинниками и прочими – не верили, что вся та грязь и хворь, которую они смывают с себя в бане, никуда не девается. Они считали, что всю нечистоту вбирают духи этого места, и потому характер у них премерзкий. От бани стремились держаться подальше – не ходили туда без надобности, особенно в Святки, время, когда духи могли озорничать особенно сильно.

Баню обычно строили в отдалении от избы, в дальнем углу двора, на отшибе, а по возможности и вовсе за забором. Это с одной стороны. С другой стороны, посещение бани все равно было обязательным, чистота должна была соблюдаться неукоснительно, а тот, кто в баню не ходил, мог заработать репутацию недоброго, подозрительного человека. Поэтому, хочешь не хочешь, с банником приходилось договариваться, учитывая его капризы и требования.

Требования могли быть разными. Например, баннику может не понравиться то место, на котором сложена баня. Тогда он, согласно поверьям, наводил хворь на кого-то из домашних, и, как ни бились, выздороветь человек не мог, пока семья не догадывалась переложить баню. Тогда болезнь исчезала как по волшебству. Если же старая баня вдруг сгорала, то на ее месте запрещалось строить какие-либо помещения. Место считалось нечистым. Здесь или новый пожар, который спалит постройку, или мыши заведутся, или клопы – словом, не будет там житья.

Еще банник терпеть не мог, когда в бане пьют воду, предназначенную для мытья, даже если она чистая. А уж людей с крестами на шее и вовсе не переносил, и потому, если человек шел мыться, крест надо было снять и оставить в предбаннике, а лучше – дома. Эту традицию соблюдают и до сих пор, но не по старой памяти, а благодаря здравому смыслу. Металлические предметы в бане сильно раскаляются и начинают жечь кожу, поэтому их предварительно снимают.

Нательные кресты часто были как раз из металла – серебра, золота или меди. Порой их высекали из камня, но камень в бане нагревается и жжется не хуже железа. Еще банник не любит, если моющиеся торопятся, друг друга подгоняют – тогда жди от него каверзы. Это поверье тоже вполне рационально, если вдуматься. Ведь если торопиться, в суматохе как раз легко перепутать ледяную воду с кипятком и усесться на раскаленную печку.
Были способы банника задобрить. Первый – принести ему ломоть ржаного хлеба на угощение, а на печку насыпать крупную каменную соль. Второй – взять черную курицу и, не ощипывая ее перьев, задушить и закопать под порогом бани. Видимо, этот обряд – аналог жертвоприношения, которое призвано умилостивить потусторонние силы.

Третий способ договориться с банником – не мыться в бане на третий или на седьмой пар, то есть на третью и седьмую топку. Подлинной причиной был страх перед угарным газом, который накапливался в помещении. Однако народная фантазия объясняла запрет иначе. На третий или седьмой пар банник моется сам, порой с женой-баннихой и со своими детьми, а временами зовет всю окрестную нечисть – и домашнюю, и лесную. Мешать им нельзя – прогневаются и не дадут потом покоя. Примета наказывала, наоборот, растопить баню и уйти, оставив духам кадушку с ключевой водой и новый веник – попариться.

Но и угарный газ, и ожоги были мелочью по сравнению с тем, что банник мог сотворить. Дело в том, что баню периодически использовали не только как место для мытья и лечения, но и как родильную палату. Роды, бывшие женским таинством, не могли проходить в общей избе и потому беременную, готовую к родам, вели в баню. С нее как раз креста ни в коем случае не снимали (но и баню так не растапливали).

Роженицу ни на минуту не оставляли одну, чтобы она и ребенок не стали добычей нечисти. Считалось, что банник и банниха, особенно если они злы на людей, нарушавших их запреты, могут украсть новорожденного и подменить его на своего ребенка. Этот подброшенный ребенок именовался подменышем.

Легенды о подменышах в том или ином виде существуют у многих европейских народов. Мол, духи – эльфы, тролли, лешие – воруют детей и подменяют их своими детенышами или даже неодушевленными предметами, на которые наведены чары, заставляющие окружающих видеть ребенка, скажем, вместо деревянной колоды.

Украденный ребенок живет с нечистой силой и воспитывается ею как один из них. Подменыша могла ждать разная судьба. Если это было демоническое дитя, то оно могло доживать до взрослого возраста, маскируясь под человека и отличаясь от него лишь одним – отсутствием души. Или же оно могло зачахнуть спустя некоторое время. Подменыша отличали по тому, что он отказывался есть, громко кричал, обладал врожденными генетическими дефектами или просто много болел.

Историки считают, что эти истории появились неспроста. В те времена была очень высокая детская смертность, и, конечно, гибель ребенка ложилась грузом вины на родителей. Чтобы облегчить муки совести, они успокаивали себя тем, что дело не в их дурной наследственности или небрежении своими обязанностями, а просто духи похитили их дитя и подсунули им подменыша. Предки считали, что духами, которые способны такое проделать, были леший и банник.

Образ коварного, обитающего у печки-каменки банника, пожалуй, ближе всего к персонификации жара, морока, жгущего и душащего человека. Однако ради справедливости надо сказать, что банник иногда проявляет себя не только как дух бани, но и как дух – охранитель людей. Он защищает их от «чужих» банников, «чужой» нечисти.

Существенная для крестьянского рода и семьи охранительная роль банного хозяина, по сути, связана с двойственным восприятием самой бани. Традиционно в крестьянском обиходе это место нечистое, опасное (здесь сказываются и некоторая отдаленность ее от дома, отсутствие икон, смываемая в бане грязь и т. п.). В то же время «переходное», очищающее пространство бани необходимо: в ней как бы смываются прошедшая жизнь, пыль, грязь, грехи и происходит своеобразное возрождение человека к новой, чистой жизни.

По поверьям Олонецкой губернии, у банного хозяина хранится шапка-невидимка, которую можно получить раз в год. Для этого необходимо пойти в Пасхальную ночь в баню, положить нательный крест и нож в левый сапог, сесть лицом к стене и все проклясть. Тогда из-под полка́ должен появиться старик с шапкой-невидимкой. В Печорском крае верили, что получивший такую шапку мог стать колдуном после Вознесения.

Согласно верованиям крестьян, есть у банника и «беспереводный» целковый. Чтобы получить его, нужно спеленать черную кошку и в полночь бросить ее в баню с приговором: «На тебе ребенка, дай мне беспереводный целковый!» – затем быстро выбежать и крестом очертить себя три раза.

Баня была местом для гаданий, и девушки в особые праздники (в те же Святки) могли бегать туда погадать на суженого. Мол, духи знают многое, в том числе и то, что скрыто, так почему бы и не проконсультироваться? И консультировались, причем весьма оригинальным способом.
На Святки в полночь девушки, порой собравшись небольшой группой (чтобы не страшно было), подходили к открытым дверям бани, задирали юбки и ждали, когда банник к ним прикоснется. Если тот касался мохнатой рукой – у девушки будет богатый жених, если голой – бедный, а если мокрой – пьяница. Правда, непонятно, где была гарантия, что рука принадлежит именно баннику, а не хулиганящему соседу, – это загадка, но в гадание верили.

Сегодня про банника мало кто помнит, разве что в деревнях, где сохранились традиционные бани – темные, бревенчатые, стоящие на отшибе в зарослях бузины и черемухи. Согласитесь, такой антураж располагает к ожиданию чего-то сверхъестественного. А горожане про банника практически забыли. 

Хирургически белый кафель и сверкающие металлические краны как-то не располагают к тому, чтобы фантазия населила пространство ванных комнат древними духами, связанными с чистотой и в то же время пребывавших на стороне нечистой силы. Современные полтергейсты – другое дело, их в ванной представить можно запросто, но это уже совсем другая история…
  • +18
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?
Войдите, чтобы оставить комментарий.
Автор статьи

IRBIS

Блогер старожил
Любознательна и любопытна, иногда чересчур...
© Copyright 2018-2019. Все права на авторские материалы и публикации принадлежат их авторам. Не допускается полное или частичное копирование, распространение, передача третьим лицам, опубликование или иное использование материалов из Блога EgoCreo, иначе как с письменного разрешения соответствующих правообладателей.