»Сказка Алексея Толстого про Буратино – злая пародия на Блока и театр Мейерхольда?

Сказка Алексея Толстого про Буратино – злая пародия на Блока и театр Мейерхольда?

Сказка Алексея Толстого про Буратино – злая пародия на Блока и театр Мейерхольда?
Сказочную повесть «Золотой ключик, или Приключения Буратино» Алексей Толстой написал по мотивам сказки К. Коллоди «Пиноккио». И сюжет, и система образов значительно отличаются от оригинала. Персонажи Толстого были настолько жизнеподобными, что многие его современники узнавали в них известных в то время людей. Некоторые исследователи уверены: это совсем не детская сказка, в образах Пьеро и Карабаса Барабаса писатель высмеял поэта А. Блока и театрального режиссера В. Мейерхольда.

В 1934 г. А. Толстой принялся за перевод сказки К. Коллоди, но в процессе работы герои начали жить своей жизнью. «Я работаю над «Пиноккио». Вначале хотел только русским языком написать содержание Коллоди. Но потом отказался от этого, выходит скучновато и пресновато. С благословения Маршака пишу на ту же тему по-своему», – писал в дневнике Толстой. Сам автор определил свое произведение как «новый роман для детей и для взрослых». 

М. Петровский называет сказку Толстого спором с автором «Пиноккио» и высказывает предположение, что писатель создал пародию на Блока и театр Мейерхольда. Для выдвижения таких предположений действительно есть основания. Одной из самых знаменитых постановок Мейерхольда был спектакль по пьесе А. Блока «Балаганчик». Премьера состоялась в 1906 г. в театре В. Комиссаржевской, режиссер Мейерхольд сам сыграл роль Пьеро. Театр Мейерхольда был закрыт в 1938 г., а до этого времени его постановки пользовались достаточно большой популярностью и активно обсуждались.


Мейерхольд был известен своим деспотичным характером и, по мнению многих современников, в том числе А. Толстого, относился к своим актерам, как к марионеткам. У К. Станиславского был другой подход, о Мейерхольде он писал: «Талантливый режиссёр пытался закрыть собою артистов, которые в его руках являлись простой глиной для лепки красивых групп, мизансцен, с помощью которых он осуществлял свои интересные идеи». 

Мейерхольд носил длинный шарф, конец которого часто засовывал в карман. Карабас у Толстого так же поступает со своей бородой: «Его обронил на дно пруда человек с бородой такой длины, что он ее засовывал в карман, чтобы она не мешала ему ходить». Плетка-семихвостка, с которой не расстается Карабас, – это, по предположению исследователей, намек на маузер, который Мейерхольд носил с собой после революции, и на репетициях клал перед собой.

А. Толстой с неприятием и насмешкой относился к эстетике Серебряного века, символизму и главному и его представителю – поэту А. Блоку. Это дает исследователям основание утверждать, что в образе Пьеро он высмеял и самого поэта, и литературное направление. В тот же период в «Хождении по мукам» Толстой в образе поэта-декадента Бессонова также воплотил шаржированные черты Блока и его многочисленных эпигонов. 


Следует отметить, что в итальянском первоисточнике такого персонажа как Пьеро вообще не было. Мальвина – собирательный образ «романтической возлюбленной» – тоже создание русского писателя, как и неожиданный для сказки мотив беззаветной любви Пьеро к ней. М. Петровский предполагает, что это аллюзия на семейную драму Блока и на «Прекрасную даму», к которой он часто обращается в стихах. Кроме того, Пьеро посвящает Мальвине строки, в которых встречаются обороты, очень напоминающие блоковские (например, «тени на стене» – частый образ поэзии Блока и других символистов). 

В изображении двух театров – Карабаса и того, что скрывался за нарисованным на холсте очагом – исследователи видят историю противостояния двух театров и двух режиссеров – Мейерхольда и Станиславского. А помощник Карабаса Дуремар – это помощник Мейерхольда по театру и журналу «Любовь к трем апельсинам» В. Соловьев, носивший псевдоним Вольдемар Люсциниус. Сходство прослеживается не только в именах Вольдемар-Дуремар, но и во внешнем облике: высокий худой человек в длинном пальто.


Некоторые исследователи заходят еще дальше: в Мальвине пытаются угадать одну из актрис театра Станиславского и утверждают, что Буратино – карикатурное изображение Максима Горького, а итальянская сосна, на которую Буратино взобрался в минуту опасности – это итальянский остров Капри, куда Горький уехал после революции. Впрочем, в данном случае оснований для проведения параллелей все же недостаточно. 

Как бы то ни было, даже вне поиска подтекстов «Приключения Буратино» остаются одной из самых популярных детских сказок, а ее экранизация входит в число лучших советских фильмов для самых маленьких, которые с удовольствием смотрят и родители.
  • +9
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?
Войдите, чтобы оставить комментарий.
Автор статьи

Буквоед

Блогер старожил
Пользователь не указал информацию о себе
© Copyright 2018-2019. Все права на авторские материалы и публикации принадлежат их авторам. Не допускается полное или частичное копирование, распространение, передача третьим лицам, опубликование или иное использование материалов из Блога EgoCreo, иначе как с письменного разрешения соответствующих правообладателей.