»Связанные зовом (Глава 12)

Связанные зовом (Глава 12)

Связанные зовом (Глава 12)
История о сталкерше Зайке продолжается. Представляю вашему вниманию очередную историю на эту тему. Не судите строго. Для тех, кто не в курсе, ссылка на предыдущие части.  
Глава 12
Несмотря на предложение поторопиться, шел Индеец не спеша — не хватало еще по дороге в какую-нибудь аномалию вляпаться или на зверюгу нарваться. Это Ворону они слушаются. Снорков она, видите ли, прогнала. Куда уж ему, убогому…

От любви Вороны осталось горькое послевкусие. Так бывает, когда долго чего-то хочешь, а оно все не сбывается. И вот когда ты смиришься и перестаешь хотеть, вдруг раз, и получаешь, а оно уже и не нужно вовсе. Когда-то она была пределом мечтаний каждого второго, среди которых был и Индеец. Ну и где они все теперь? Кто сгинул, кто пивное пузо на диване чешет. А он остался. Выживший, но никому не нужный. Последний герой, епта. 

Вот потому, видимо, ее выбор и пал на него — ему не за что держаться, а значит в случае чего способен на все. Причем он не нужен был даже ей. Сказанные напоследок слова вертелись у него в голове и убивали морально: «Ты ведь получил от меня то, что хотел? Ну значит я тебе тоже больше не нужна. Убей меня». Пусть и не дословно, но именно так это и прозвучало.

Индеец в очередной раз мысленно прокрутил то, что между ними произошло. Она делала все, чтобы угодить именно ему. Просто терпела, пока он не насытился. То, что он принял за ее вожделение, было просто дрожью от холода. Лицо ее оставалось задумчивым и отстраненным. Да и сам он хорош: ухватил покрепче и повалил на расстеленную куртку, пока не передумала, просто взял то, что хотел даже не поинтересовавшись, чего хочет она. И кто он после этого?

- Просто мразь, - произнес он вслух.

- Чего? - пропыхтел за спиной Хаски.

- Ничего. Грязь тут какая-то подозрительная. Не наступай в нее.

- Ладно.

Вскоре они добрались до реки. Это был, по мнению Индейца, самый короткий и быстрый путь. Он планировал найти на берегу что то, на чем можно было перебраться на другой берег, лодку, плот, -  сталкеры порой переправлялись через реку чтобы не идти в обход, но они так ничего и не нашли. Возвращаться и делать крюк через Припять не хотелось. К тому же Хаски хорохорился и утверждал, что прекрасно плавает. Он первым полез в воду вынудив своего провожатого последовать за ним. Пришлось плыть, рискуя нарваться на какую-нибудь наверняка жившую здесь тварь. 

Индейцу вспомнилась история об огромном соме, обитающем в пруде-охладителе, в пасти которого, по слухам, могла вполне уместиться целая свинья. Байки о сбежавших крокодилах-мутантах, водяных змеях, огромных пиявках и прочие леденящие кровь вещи, которые принято рассказывать у костра новичкам, чтобы нагнать на них страху. Сам Индеец, хоть и знал, что большая часть этих историй - выдумка, воду все равно недолюбливал. 

Он конечно же мог переубедить непослушного потеряшку и даже заставить его выйти из воды, но для этого нужно было с ним мягко и настойчиво поговорить. А настроение совершенно не располагало к проведению воспитательных бесед. После их с Вороной перепалки Хаски то смотрел на него исподлобья, а то и вовсе отводил взгляд. Что бы подружиться с этим великовозрастным ребенком-убийцей требовалось время и терпение, которых у Индейца просто не было.

Один раз ему даже показалось, что что-то огромное и живое коснулось его ноги. Рядом барахтался Хаски, который, случись что, вряд ли смог бы ему чем-то помочь. На берег выбрались продрогшие и обессиленные, промокшие до последней нитки.

На них тут же набросился ветер и стал забирать остатки тепла. Без остановки было не обойтись. Они подошли к полуразвалившемуся строению на берегу. Когда-то это была какая-то хозпостройка, назначение которой было сложно определить. Но остатки стен по крайней мере защищали от ветра. Кроме шелеста камышей, никаких посторонних звуков. Они рискнули развести огонь чтобы просушить одежду. Индеец присел рядом с кучей собранных дров и порывшись в рюкзаке, достал небольшой пластиковый контейнер. На Большой земле такими пользуются, чтобы носить обед на работу.

В коробке Индейца были плотно уложены всевозможные нужные мелочи: чайная заварка, сахар, соль, спички, таблетки сухого горючего, нитки с иголкой и тому подобное. Он поджег таблетку горючего и сунул ее в сложенные кучкой сырые ветки — колдовать с розжигом костра не было никакого желания. Дрова неохотно разгорелись, выдав целый столб едкого дыма. Пока Индеец возился с костром, Хаски успел стащить с себя всю одежду и теперь остервенело отжимал и тряс ее чтобы поскорее высохла. 

Индеец последовал его примеру, вылил из ботинок воду и поставил их поближе к огню, разложив сверху свои носки, и повесил куртку на вбитый в землю колышек. Потом отвязал от рюкзака предусмотрительно завернутый в полиэтиленовый пакет бушлат, почти не намокший, и накинул его на плечи. Хаски уселся рядом на корточки, посидел так с полминуты и развернулся к огню спиной. Индеец как ни в чем не бывало налил в котелок воды и поставил поближе к огню. 

Было даже забавно наблюдать, как парень вертится, пытаясь согреться, и периодически ворошит свои вещи. Индеец тем временем успел высушить, держа на вытянутых руках, свою водолазку. Кто бы не говорил ему о том, что шерстяные вещи лучше синтетики, у последней есть очень важное преимущество — она быстрее сохнет, что в условиях сырого климата Зоны делает ее более полезной, чем натуральные материалы. До Хаски наконец дошло, что на весу вещи сохнут быстрее, и он принялся сушить свою футболку держа ее перед костром. Все это время они практически не разговаривали.

Индеец натянул на себя еще сырые в поясе штаны и не без сожаления отдал парню бушлат. Ему-то что, дойдет до бункера, и все, дальше делай что хочешь. А вот Индейцу еще обратно топать, и делать это с воспалением легких, или даже с обычной высокой температурой очень не хотелось.

- Когда ты кричал на сестру, ты понимал, что мог умереть? - Хаски повертел в руках футболку и опустил взгляд наивных небесно-голубых глаз.  

- Что?

- Достаточно было одного ее слова, чтобы я…

- Оторвал мне голову?

- Нет. Всего лишь свернул шею. - Он не пугал, и даже не шутил, а говорил совершенно серьезно, озвучивая само собой разумеющийся факт. Такие как он не шутят.

- А кто бы вместо меня выполнял ее просьбу? Ты? Я знал, что она не скажет это слово. Такой ответ тебя устроит?

- Когда сестра Альфа хотела заставить меня убить себя, чтобы продемонстрировать братьям свою силу, сестра Ворона остановила ее. Она взяла меня за руку и сказала, что любая жизнь имеет ценность, а моя жизнь ценнее, потому что я был готов отдать ее за них. Я тогда про себя поклялся защищать ее во что бы то не стало. Не знаю, прочла ли она мои мысли, но, наверное, прочла, раз поняла, что я хочу стать свободным. Она дала мне артефакты и отправила искать тебя, пообещав, что я получу то, чего я желаю. А потом ты чуть все не испортил. Она и сама могла убить тебя, если бы рассердилась. Но тогда обещание, данное мне, могло остаться невыполненным.  Я хочу вспомнить, кто я. А сестра Ворона хочет, чтобы ты стал ее убийцей. Мне больно осознавать это.

- Знаешь, Хаски, мне и самому больно это осознавать. Я очень люблю вашу сестру. И меньше всего на свете я хотел бы причинять ей вред. Но ведь ты и сам слышал, что произойдет, если я этого не сделаю?

- Погибнет много людей, которых ни ты, ни я даже не знаем.

- Любая жизнь имеет ценность. Так она сказала тебе?

- Значит ее жизнь ценнее. Она готова отдать ее за них…

Индейцу даже показалось, что в голосе парня проскочили эмоции, которые таким, как он, несвойственно было проявлять.

Хаски достал из поясной сумки гладкий, похожий на отполированный водой камень, артефакт «булыжник» - один из подарков Вороны, все это время защищавший его от пси-воздействия, зажал его в кулаке и надолго замолчал.

Индеец подкурил и уставился в огонь. Блаженный заставил его произнести вслух то, в чем сам он и себе не признавался. Он постарался отогнать эту мысль как можно дальше. Не хватало еще, чтобы у него в нужный момент дрогнула рука, если он на ней зациклится.

- Тебе мало дыма? Зачем ты куришь?

Не отвечая, Индеец швырнул в костер недокуренную сигарету и протянул ему кружку с чаем. Как и любой курильщик, он и себе то не мог толком объяснить, зачем. А уж объяснять это блаженному, с его порой совершенно детским взглядом на окружающую действительность, было занятием и вовсе бесполезным.
Продолжение следует…

Читайте также:
  • +10
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?
Войдите, чтобы оставить комментарий.
Автор статьи

Angry Owl

Блогер старожил
Не макаю в чай печеньки
© Copyright 2018-2019. Все права на авторские материалы и публикации принадлежат их авторам. Не допускается полное или частичное копирование, распространение, передача третьим лицам, опубликование или иное использование материалов из Блога EgoCreo, иначе как с письменного разрешения соответствующих правообладателей.