»Первое задание Херувима (Часть 2)

Первое задание Херувима (Часть 2)

Первое задание Херувима (Часть 2)
Представляю вашему вниманию очередную историю-фанфик по вселенной «сталкера». Является продолжением «Высокого южного неба». Давящего агнста здесь не будет. Скорее, попытка описать процесс превращения обычного человека в маньяка и психопата. Насколько у меня это получилось, станет ясно в конце рассказа.
Положительных героев в рассказе нет. 
Предупреждение!
Будет много нецензурной лексики, ибо без нее эти персонажи жить не могут :-D. Так же присутствуют насилие, алкоголь и курение.
Впечатлительным, несовершеннолетним и моралистам читать сей опус крайне не рекомендуется!

Первое задание Херувима (Часть 2)

Он очнулся на диване в комнате отдыха. Рядом сидел Чик и промакивал ему лицо мокрой тряпкой. 

— Спасибо, — прошептал Вим и снова прикрыл глаза. Даже тусклый свет двадцатипятиваттной лампочки был для него слишком ярок.— Я не убивал ее, правда…

— Конечно не убивал. Какая тебе от этого выгода? Но Фросту сейчас разве что-то докажешь? Он любил ее больше, чем друга. Они были боевыми товарищами очень давно, еще до прихода в нашу группу. Много дерьма вместе вынесли, всегда друг за друга стояли. И вот она ушла на задание не с ним, и погибла. Он себя в этом винит, а ты под горячую руку попался, потому, что рядом с ней был, но не защитил. 

— Меня не было рядом. Лиса оставила меня во дворе, а сама ушла к госпиталю. Она опасалась, что вдвоем нас заметят.

— Очень на нее похоже. Фрост бы не послушал и поплелся следом. Возможно, он бы и вправду ее защитил. Но ты не Фрост. — Чик протянул руку к столу и поднес ко рту Вима железную кружку с темной жидкостью, от которой шел крепкий запах мяты и валерьянки.— На-ка вот, у самого Друида для тебя выпросил. Только не подавись. Там градусов семьдесят. Не меньше.

Вим отрицательно покачал головой и отодвинул руку с кружкой в сторону. 

— Спасибо. Не нужно…

— Думаешь, я хочу тебя отравить? — Чик отхлебнул и поставил друидское снадобье обратно на стол. — Может ты жрать хочешь? Когда жрал-то в последний раз?

— Вчера, кажется.

— Когда кажется, креститься надо.

Чик поднялся с дивана, повозился у стола и сунул ему в руки банку с разогретой перловкой и алюминиевую ложку. Вим вяло поковырялся в каше.

— А где Фрост? 

— Здесь твой Фрост. В соседней комнате спит. Я его успокоил как смог. Завтра поговорите. Ну ты чего не жрешь-то? Я, между прочим, для тебя открывал. Дай сюда. Ну-ка, ложку за мамку, ложку за папку, ложку за дядю Макса…

Вим глотал теплую кашу не чувствуя вкуса. Потом ему снова сунули под нос кружку с друидским пойлом и заставили влезть в пахнущий мышами спальник. Он и сам не заметил, как провалился в тяжелый, без сновидений, сон.

Когда он снова пришел в себя, было темно. Неподалеку раздавался чей-то храп. Вим попытался повернуться, но кто-то навалился на него вжав в спинку дивана и закинув на него ногу. Обычное дело. Порой наймы спали здесь вповалку, по двое, а то и по трое, сбившись в кучу, как котята, и это не считалось чем-то странным, учитывая постоянный холод в неотапливаемом много лет здании и их образ жизни. 

— Чего шебуршишься опять? — раздался у уха шепот Чикатиллыча. — В сортир хочешь?

— Нет. А почему опять?

— Ты лунатить пытался. Вот я и решил, чтоб тебя не ловить, просто не давать двигаться. Спи. Рано еще.

— Пиздец, дубарь. Как ты не мерзнешь?

— Тебе, что, холодно? Закутался как матрешка и еще жалуешься. 

На лоб легла прохладная жесткая ладонь. Чик провел тыльной стороной руки по его щекам и шее, вздохнул и поднялся с дивана. Вим, пользуясь моментом, перевернулся на спину. Боль, поселившаяся где-то в районе диафрагмы, пульсирующими волнами расходилась по всему телу, особенно остро отдаваясь в районе левой скулы, куда пришелся первый удар Фроста, дергала руку чуть ниже локтя. Знобило так, словно вокруг стоял лютый сибирский мороз, а его спальник был наполнен не толстым слоем синтепона, а фреоном.

Пошелестев и похлопав чем-то, Чикатиллыч вернулся и протянул ему несколько таблеток и кружку с водой. Вим раскусил первую и почувствовал знакомый кисловато-вязкий вкус аспирина. Другие оказались до невозможности горькими, и он постарался проглотить их как можно скорее.

— Ну вот, скоро должно попустить, — выдохнул Чик снова укладываясь рядом, — Постарайся уснуть. 

Сам он вскоре засопел, а Вим еще долго лежал, глядя в темноту и стараясь не дрожать от озноба и дергающей боли. Чтобы отвлечься, он, как учила когда-то Лиса, попытался разделить свое сознание и позволить части себя грезить наяву, другая часть в это время должна была бороться с неприятными ощущениями и не позволять телу брать верх над разумом. Получалось хреново. Таблетки почти не помогли. Лишь усилиями воли он сдерживал дрожь и желание выругаться в голос. Только ближе к утру он сумел снова провалиться в сон. Казалось, прошли считанные секунды, а его уже трясли за плечо заставляя вернуться в реальность.

Утро встретило его тихими голосами, запахом нехитрой снеди и все тем же полумраком, разгоняемым тусклым светом лампочки. Кто-то обсуждал последние события за кружкой кофе, кто-то приводил оружие в порядок. На соседнем диване спал сменившийся с ночной вахты боец. Второй пристроился у него в ногах с миской какой-то еды. Чикатиллыч снова настойчиво потряс его и уселся рядом потягивая из кружки кофе.

Вим выбрался из спальника, подошел к столу и потянулся к чайнику. 

— Отставить, приятель, а зубы чистить кто будет? Убирать за собой тоже не учили? — Чик вел себя как ворчливая бабка. От его вчерашней доброты и заботливости не осталось и следа. Видимо, навеяна она была все тем же алкоголем, от которого Фрост впал в ярость и чуть не забил его до смерти. Вот и думай после этого, стоит ли опрокидывать в себя стакан в критической ситуации.

Вим молча скатал спальник и поплелся умываться. Один только вид раздевалки заставил что-то сжаться внутри. На полу у стены он рассмотрел лужицу подсохшей крови, нетрудно догадаться, чьей. Увиденная в зеркало картина тоже не обрадовала: под левым глазом расплылась огромная гематома, захватившая часть щеки и висок, под припухшим носом засохла кровавая корочка, видимо, когда об стену били… 

Кое-как побрившись и приведя себя в порядок, Вим вернулся. 

— Вот теперь другое дело, — Чик ухмыльнулся и отсалютовал ему кружкой. — Почти свой.

— Ну обосраться теперь…

— Там Фрост с тобой поболтать хочет. 

— А где он?

— Вахту стоит. — Чик придвинулся поближе и наклонился к его уху, — О вчерашнем никому ни слова. 

— Ладно. 

— И да, ты готов приступить к работе?

— Готов. А Фрост?

— Вернемся, поговорите. Собирайся давай. Я уже.

Они шагнули за ворота и погрузились в холодный туман. Чик шел впереди. Вим привычно отстал на десяток шагов поводя из стороны в сторону дулом автомата. Отойдя на километр от базы, Чикатиллыч остановился и поманил к себе напарника.

— Ты даже про задание не спросил. Что делать, знаешь?

— Расскажи.

— Дело, в общем-то, несложное: один товарищ обокрал другого. Среди украденных вещей была флешка с очень нужной для кое-кого инфой. И все бы ничего, но вот решил этот прохвост инфу продать, причем тому, кому она и так принадлежит, только цену заломил непомерную. А иначе обещает продать ее тем, кто за нее заплатит. Вот только хозяину это, как ты сам понимаешь, ой как не выгодно. Он бы и рад был купить, вот только, убить сталкера, как выяснилось, гораздо дешевле. Но перед этим нужно выпытать у него, где он спрятал документы. Иначе придется искать их самим. 

— Кто вор?

— Одиночка. Зовут Барсук. Ошивается, в основном, здесь, в долине, но любит забредать на болота. Часто бывает у свободовцев. Что еще? Ах да, обворованный заказчик представился как Скиф, может настоящее погоняло, а может и нет, это уже не наши проблемы. Скиф сказал Барсуку, что перечислит ему часть суммы авансом, а тот должен будет оставить флешку в условленном месте. После того, как она попадет в руки хозяина, будет перечислен остаток денег. Наша задача — прийти туда раньше и взять живым человека, который будет прятать флешку. Сам понимаешь, Барсук, если он не совсем законченный дурак, может прислать кого-то другого, а то и вовсе липу подложить, чтобы побольше денег из Скифа выкачать. Но тут в дело вступим мы, и умерим его аппетиты. Задание ясно?

— Вполне.

— Вопросы есть?

— Убивать Барсука обязательно?

— Конечно. А ты что думал? В сказку попал? И сделаешь это ты. Готов, надеюсь? Раньше мочить кого-то приходилось?

— Мутантов, зомби.

— А людей?

— Однажды я столкнулся на Свалке с бандитами. Кого-то порезал, в кого-то выстрелил, но убил, или нет, не знаю. Некогда было проверять, их много было.

— Ух-ты, божечки-кошечки, так ты у нас девственник? 

— Да пошел ты…

— Я там давно. И ты тоже. Так что расслабься и научись получать от этого удовольствие. А если не нравится, можешь валить на все четыре стороны. А что, заделаешься проводником. Дорогу к Припяти уже знаешь. Будешь неплохие бабки загребать. Пока однажды пулю в башку не получишь. Иди, Херувим, иди. Баба с воза — кобыле легче.

При этом глаза у Чикатиллыча стали какими-то подозрительно добрыми, Виму даже не по себе стало. Свою кличку он придумал себе сам, тогда ему показалось это красивым — Херувим — ангел смерти со сверкающим клинком. Позже он узнал, что ангела смерти зовут Азраилом, но не переименовываться же теперь. А вот что такого мог натворить Чикатиллыч? Вряд ли он сам захотел так зваться. Вспомнился «экзамен»: с какой легкостью Чик вогнал ему в руку нож, как будто щелчка по носу дал. Не зря же Лиса в свое время пугала его этим человеком. 

— Эй, ты там заснул что ли? — Чик пощелкал у него перед лицом пальцами.

— Извини. Не выспался. Пойдем.

— Ты со мной?

— А как иначе? Я зря сюда шел по-вашему? 

— Может и зря. А может и нет. Поживем — увидим.

Они поднялись на холм оставляя туман внизу. Из рваных облаков выглянуло солнце расцветив безжизненный пейзаж яркими бликами. Чик оглядел окрестности и стал снова спускаться. 

— Тут неподалеку трансформаторная будка должна быть, — пояснил он, — вот в ней и велено было флешку спрятать. Чертов туман. Не видно ни хрена. А если слишком близко подберемся, «спалить» могут.

— Я так понимаю, туда должен прийти один человек?

— Может быть и не один. Предлагаешь разделиться?

— Через сколько времени он должен подойти?

— Ориентировочно, через час.

— Я пойду туда и тихо его оглушу. Я меньше. Мне спрятаться легче. А ты будь неподалеку и страхуй, на случай, если придет кто-то еще.

— Неплохой план. Смотри не засыпься.

— Ну я пошел?

— Иди.

Вим натянул на лицо балаклаву и пригнувшись посеменил в сторону трансформаторной будки. Чик про себя усмехнулся, ну прямо щенок на первой охоте. В его план и так входило отправить Вима вперед, а самому остаться и пронаблюдать за ситуацией, но он не знал, как лучше преподнести это предложение новобранцу, чтобы тот не заподозрил неладное. Но Вим решил все сам. Если у будки будет засада, он нарвется на нее первым.

Чик выбрал в качестве укрытия густые заросли ежевики. Шипя и обдираясь, он заполз в самую гущу и приготовился ждать дальнейшего развития событий. Часа через полтора со стороны, куда ушел Вим, послышались звуки борьбы, за которыми последовала пара приглушенных выстрелов и чей-то вскрик. 

Чикатиллыч выбрался из кустарника за пару секунд, еще через несколько он был на месте. Вим сидел перед перевернутым на живот человеком и затягивал на его запястьях веревку. Пленник мычал что-то нечленораздельное — в качестве кляпа Херувим запихал ему в рот собственную перчатку. Второй лежал неподалеку и не подавал признаков жизни. Барсука среди захваченных не оказалось. Как Чик и ожидал.

— Для первого раза неплохо, — одобрительно произнес он, подходя ближе. — Второй жив?

— Оглушен.

— Умница. Сам цел?

— Да.

— А чья кровь?

— Его. — Вим указал на мычащего пленника, — Чуть не подстрелил. Пришлось нож метнуть. Его перевязать надо.

— Не надо. Сговорчивей будет. Они что-то спрятать успели?

— Нет. Я раньше напал. 

— Очень хорошо. Тогда обыскивай своего, а я этого… Ну что?

— Ничего.

— А у меня, кажется, есть, — Чик показал найденную флешку. Оглушенный застонал и пришел в себя. — Где Барсук?

— Да пошел ты…

— Ну что сегодня за день? Все посылают. Может и правда сходить? А ты со мной пойдешь? — наклонился он к пленнику. — Вдвоем веселей. А вчетвером так вообще офигенное пати получится. Где человек, который послал тебя сюда? Скажи и тебе станет легче. И твоему другу тоже. Он ранен, между прочим, и может долго не протянуть. Ну так где Барсук? 

— Я не знаю.

— Неверный ответ. — Легко, как куклу, Чик перевернул пленника и стянул ему запястья пластиковым хомутом. — Ну-ка, — обратился он к Виму, — поднимай своего. Прогуляемся в более тихое и спокойное местечко. Знаю я такое неподалеку. Там и поболтаем.

Шли они довольно долго. Всю дорогу Чик ругал туман и периодически сверялся с навигатором. Наконец он вывел их к двухэтажке с выбитыми окнами. Неподалеку в серой мгле вырисовывались очертания каких-то цистерн и недостроек.

— Как говорится, добро пожаловать. Раньше здесь кровососы обитали. Потом постреляли их. А место для многих гиблым так и осталось. Здесь нам никто не помешает.

В здании стояла ощутимая трупная вонь. У порога лежали полусгнившие останки мутантов, поеденные крысами. Они поднялись по выщербленным ступенькам на второй этаж и оказались в небольшом помещении с брошенными на пол гнилыми матрасами. На одном лежали высохшие человеческие останки — перед смертью неизвестного беднягу высосали досуха. 

Чик ухватил мумифицированное тело за шиворот, оттащил его в коридор и прикрыл за собой дверь. Кажется, царившая в здании мрачная атмосфера смерти ни сколько его не угнетала. Вим постарался последовать его примеру: уселся под дверью и закурил, чтобы перебить еще не выветрившийся запах мертвечины. Пленники стояли притихшие и подавленные. Тот, что был ранен, побледнел, как бумага, и закашлялся. Его явно тошнило, но мешал кляп во рту. Чик ухватил первого сталкера за рукав и привязал его к батарее. Потом подошел к раненому и без предупреждения ударил его под колени заставляя сесть. Тот снова закашлялся, да так, что из носа потекли сопли.

— Сейчас я развяжу тебе рот, но не вздумай орать — тебя все равно никто не услышит, кроме нас. А если и услышит, вряд ли поможет. Итак, продолжаем разговор. Где Барсук?

— Не знаем мы никакого Барсука. 

— А кого знаете? Кто попросил вас спрятать флешку?

— Тип какой-то в баре подошел. Предложил заработать.

— Что за тип? В каком баре?

— Какая разница? Много будешь знать, скоро состаришься.

— Умный, да? Звать тебя как?

— Овес.

— А его?

— Каспер.

— Уже что-то. Так в каком баре, и кто подошел? Имя? Приметы? Ну не доводите до греха! Черт, я не хотел, честно. Малой, ты свидетель. Чик оправдывался за то, что собирался сделать, но при этом зрачки его расширились так, что радужку стало практически не видно. Он как-то печально вздохнул и всадил нож в ногу Овсу. Одновременно он успел зажать ему рот, так, что вместо крика раздалось только сдавленное мычание. 

— Тварь, — прошипел Каспер глядя как наемник медленно поворачивает лезвие в ране его напарника.

— Это еще цветочки. — Ответил Чикатиллыч не оборачиваясь. — А ягодки созреют, если вы и дальше продолжите строить из себя партизанов.

Виму происходящее тоже не нравилось, и Чик это заметил.

— Малой, сходи погуляй пол часика. Твоя помощь пока не нужна.

— Что ты собрался делать?
— Увидишь. Потом. Только далеко не ходи. В подвалах фабрики могут жить кровососы и тушканы. Их вынесли не так давно. Но кто-то мог и остаться. Все. Иди.

Вим покосился на истекающего кровью Овса, взглянул на часы засекая время, и выскользнул за дверь. Не нравилось ему все это. Ох, как не нравилось.

Вим вышел на улицу и встал под окнами прислушиваясь. Казалось, что внутри ничего не происходит. Он простоял пару минут в надежде уловить обрывки разговора, но ответом была ватная тишина тумана. Ни ветра, ни птичьего крика, ничего. Он побродил вокруг, боясь отходить далеко. Вдруг Чик, расправившись со сталкерами, решит просто отсюда уйти и оставит его одного? Или пленные сумеют каким-то образом освободиться? 

Было холодно и неуютно. Когда же развеется этот чертов туман? Пискнул таймер возвестив, что время истекло. Быстро, даже как-то излишне суетливо, Вим побежал обратно.

Чик сидел на матрасе вальяжно закинув ногу на ногу и пускал колечки табачного дыма. Прикованный к батарее Каспер был цел, но как-то болезненно бледен и икал не переставая, переводя взгляд с Чика на то, что осталось от его напарника. При появлении Херувима он всхлипнул и заскулил. Вим взглянул на останки Овса, и понял, чем была вызвана такая реакция. 

В свое время он проходил практику в морге, где, среди всего прочего, увидел жертву автокатастрофы: назвать человеком это кровавое месиво язык не поворачивался. Здесь же дело обстояло еще хуже: не было торчащих осколков костей и выпавших внутренностей. Труп смотрелся как настоящее анатомическое пособие, с аккуратно срезанной брюшиной и содранными участками кожи, открывавшими мышцы и сухожилия. Кое-где проглядывали темные тяжи вен и желтые пласты подкожного жира. На лице у трупа застыл ужас.

— Блять, ты что, в морге когда-то работал? — единственное, что смог выдавить из себя Вим.

— Где я только не работал, — усмехнулся Чикатиллыч и подкурил от окурка новую сигарету. — Как тебе? 

— Я на практике такое видел. Но это с трупами делали. 

— Так ты доктор?
— Почти. С четвертого курса отчислили…

— Ну тогда констатируй уже смерть и приступим к выслушиванию исповеди нашего уважаемого Каспера. Или тоже попрактиковаться хочешь?

Каспер заикал еще громче и начал биться головой о батарею. Видимо, Чик пообещал, что он будет следующим, но резать его будет второй наемник.

— Я все расскажу… Все… Ты обещал отпустить… Ты обещал… 

— Раз обещал, отпущу. Рассказывай.

— Вчера в баре, том что на болоте, на бывшей базе «чистых», к нам с Овсом подошел человек и предложил заработать.

— Как звали человека?

— Тор. Он сказал, что дело несложное, но заплатит хорошо. Часть суммы выдал авансом. Сказал, что работа требует быстроты и скрытности. Предупредил о возможной опасности. Но мы посмеялись: что может быть сложного в том, чтобы отнести вещь и оставить ее там, где сказали? На Большой земле так наркоту прячут, главное не попасться, и все будет в ажуре. Но мы то с Овсом не первый день по Зоне ходим, ходили… Вот и решили, что сможем. Тем более, деньги хорошие, чего бы не рискнуть? Откуда ж мы знали, что твой напарник как ниндзя выскочит? Я даже «мля» произнести не успел, как по башке получил. Хоть и сам не дурак. Я думал.

— Индюк тоже думал… Этот твой Тор был один?

— Да.

— Кого-то еще упоминал в разговоре?

— Нет.

— Вспоминай.

— Точно нет. Просил никому об этом не говорить. Говорил, что важно, чтобы никто об этом не узнал.

— Кому-нибудь сказали?

— Нет. 

— Вот и славно. Как выглядел Тор?

— Неприметно. Комок стандартный, на коленях вытертый, плащ, морда арафаткой закрыта, на голове бандана, рюкзак НАТОвский, «калаш» … Во, вспомнил, татуха у него на запястье была — кельтский крест, ну такой, в кружочке.

— Нарисуешь?

Чик подошел к пленнику, перерезал путы и протянул ему лист бумаги и восковый карандаш. Потом удовлетворенно взглянул на рисунок и подал ему руку помогая подняться.

— Я пойду? — Робко спросил Каспер косясь то на дверь, то на наемника.

— Конечно. Огромное тебе спасибо, брат.

Чикатиллыч шагнул вперед и заключил сталкера в дружеские объятья. Раздался хруст ломаемых позвонков и на пол упало мертвое тело.
Продолжение следует…
Первое задание Херувима (Часть 1)
  • +6
    • +1
    Ну прям криминальная хроника. Пока что очень интересно.
Войдите, чтобы оставить комментарий.
Автор статьи

Angry Owl

Блогер старожил
Не макаю в чай печеньки
© Copyright 2018-2019. Все права на авторские материалы и публикации принадлежат их авторам. Не допускается полное или частичное копирование, распространение, передача третьим лицам, опубликование или иное использование материалов из Блога EgoCreo, иначе как с письменного разрешения соответствующих правообладателей.