»Первое задание Херувима (Часть 3)

Первое задание Херувима (Часть 3)

Первое задание Херувима (Часть 3)
Представляю вашему вниманию очередную историю-фанфик по вселенной «сталкера». Является продолжением «Высокого южного неба». Давящего агнста здесь не будет. Скорее, попытка описать процесс превращения обычного человека в маньяка и психопата. Насколько у меня это получилось, станет ясно в конце рассказа.
Положительных героев в рассказе нет. 
Предупреждение!
Будет много нецензурной лексики, ибо без нее эти персонажи жить не могут :-D. Так же присутствуют насилие, алкоголь и курение.
Впечатлительным, несовершеннолетним и моралистам читать сей опус крайне не рекомендуется!

Первое задание Херувима (Часть 3)

На базу шли молча. Вим «переваривал» впечатления от первого дня работы с Чиком. Не то, что бы он не ожидал чего-то подобного, но уж слишком буднично и цинично повел себя наемник в отношении к пленным. 

Чикатиллыч после расправы над сталкерами выглядел каким-то удовлетворенным, как сытый крокодил. Он шагал позади Вима и что-то напевал себе под нос, как будто не двух человек недавно укокошил, а встретился с прекрасной дамой, от которой получил все, что захотел, и даже немного больше. 

— Что, Ванюша, брат, не весел? Что головушку повесил? — прервал затянувшееся молчание Чик.

— Ничего.

— Смущают методы работы?

— Скорее, не сами методы, а отношение. Тебе их не жалко было?

— Жалко у пчелки, а пчелка на елке. Будешь каждого жалеть, с катушек съедешь. Причем очень быстро. Сразу видно, что на дока ты в свое время так и не выучился. Слыхал такое выражение: «У каждого врача есть свое кладбище»? 

— Слыхал.

— И что это значит?

— Что не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. Никто не застрахован от врачебной ошибки. А еще пациент может умереть потому, что слишком поздно обратился, и врач уже не в состоянии его спасти. Но при чем здесь мы?

— А притом, что врачи делают свою работу, и мы делаем свою работу. Настоящий врач циничен, потому, что каждый день имеет дело с болью и страданием. И мы должны быть циничны по той же причине. Смог бы хирург делать операции не пуская кровь пациентам? Конечно же нет. Это что-то из разряда сказок про НЛО и снежного человека, которыми пичкали людей в дурные 90-е. Не бывает наемников с чистыми руками. Не захочешь, а заляпаешься. Хочешь остаться чистым — иди в булочники, или в агрономы. Хотя, там порой насекомых травят. Тоже убийство, как не крути. У каждого есть свое кладбище. У кого-то больше, у кого-то меньше. Рай не светит никому. Так что смирись и расслабься, парень. Слыхал анекдот? Забегает в бар одиночка и кричит: «Черный сталкер идет! Спасайся кто может!» … И тут заходит мужик, такой высокий, в черном плаще с капюшоном, в черной маске. «Сосать!». Ну кто-то подбежал, сделал ему… Кхм… «Спасибо. Это, чуваки, там Черный сталкер идет. Спасайся, кто может…».

— А причем тут Черный? 

— Да просто так. Вспомнилось… По легенде, он тоже обычным человеком был, пока не умер. А потом переродился и жестоким стал…

У входа в «офис» Хищника они пересеклись с парой сталкеров. Впереди шел высокий мужчина с обветренным узким лицом и собранными в хвост черными с проседью волосами. Сединой была тронута и его аккуратно подстриженная бородка-эспаньолка, делавшая его похожим на испанского конкистадора. Следом прошмыгнул мальчонка лет пятнадцати, темноволосый и большеглазый, чем-то похожий на «конкистадора», возможно, сын. 

Бородатый кивнул Чикатиллычу в знак приветствия, окинул Херувима оценивающим взглядом и поспешил убраться, даже пацана своего под локоть ухватил, чтоб шел побыстрее.

Макс отставил в сторону контейнер с артефактами, видимо, принесенными «конкистадором», и приподнял бровь оглядывая своих подчиненных.

— Вижу, что-то удалось найти. Но не все. 

— Ты как всегда проницателен, начхальник. — Начал Чикатиллыч. — Флешка у нас, но среди захваченных людей Барсука не было. Возможно, он скрывается на болотах. И у него есть как минимум один подельник.

— Уже что-то. Но, как ты понимаешь, половину сделанного дела нам никто не оплатит. За флешкой заказчик и сам мог сходить. А как насчет Барсука? 

— Завтра я отправлюсь на болота и наведу справки о его подельнике. Его зовут Тор и у него есть особые приметы. Возможно, Тор и Барсук — один и тот же человек. В ориентировке, которую ты мне выдал, не указано, есть ли у «объекта» татуировки. Уточни, пожалуйста, и сообщи мне. 

— Ладно. Иди пока. Вим, а вот ты чуть позже отдыхать пойдешь. У Дылды живот прихватило. Постой за него до полуночи. Потом тебя Брюс сменит. Ты же не сильно устал? Ну вот и замечательно.

Хищник зевнул и уставился в ноутбук давая понять, что разговор окончен.

Отстояв положенные часы, Вим шел по темному коридору с одним лишь желанием — поскорее лечь спать. От усталости и нервов его снова начало знобить. Не хватало еще заболеть в разгар выполнения «контракта». Чикатиллыч, быть может, и сам справится, и Макс поймет, вот только очень уж не хотелось с первых дней портить себе репутацию. 

Внезапно за углом раздался грохот, за которым послышалось тихое шипение. Вим со всей осторожностью бросился к источнику шума направляя в его сторону автомат и припадая на одно колено. Фонарик осветил распластавшегося на полу мальчишку-сталкера. 

— Ты чего здесь ходишь? Правила забыл? А если бы пристрелили, идиота? — Вим приглушил свет до минимума и подошел к мальчишке.
 
— Я туалет искал и заблудился. А тут еще эти ящики понаставили. Колено ушиб.

— Ну так не сломал же. Вставай давай. Ну чего ноешь, как девочка?

— Потому что я и есть девочка. Дядя говорит, что я неуклюжая как китайская панда.

— А ну дай посмотрю. Не бойся. Я доктор.

Вим присел рядом со сталкершей и осторожно потянул вверх штанину. В нос ударил сладкий запах ирисок, который исходил, казалось, от самой девичьей кожи. На большой земле Вим никогда не испытывал подобного. Там встречавшиеся на пути девушки не казались чем-то сродни чуду, и не вызывали такой трепет и желание даже не обладать, а просто схватить в охапку и держать, наслаждаясь запахом и осязанием нежной кожи под грубыми пальцами. Поборов в себе желание узнать, какие на ощупь ее щеки и волосы, Вим осторожно провел пальцами вдоль девичьей ноги и убедился, что ни перелома, ни даже элементарного ушиба у нее нет. Просто кожа на колене счесана и все.

— Любишь ириски? – спросил он, чтобы отвлечь ни сколько ее, сколько себя.

— Нет. От них зубы портятся и пломбы выпадают.

— А сгущенку?

— Угостить хочешь?

— От тебя ирисками пахнет. — Вим наклонился и подул на колено. — Вот так лучше?

— Ага. Мне так дядя в детстве делал и все проходило. А ты не злой. Дядя сказал, что от вас лучше подальше держаться.

— А где твой дядя? — спросил Вим продолжая дуть на девичью коленку.

— Так ты его видел. Я с ним пришла.

— Это тот конкистадор?

— Не конкистадор, а пират Эдвард Тич. Это я придумала. Мой дядя раньше моряком был. Он на траулере по океану ходил. Потом работы не стало, и он сюда подался. Раньше мы втроем жили: мама, дядя — ее брат, и я. Потом у дяди жена появилась. Ему одному тяжело всех нас обеспечивать. У него спина больная. Вот он решил научить и меня тоже. Но я сама попросила, правда. Раньше морячкой хотела стать, а раз дядя теперь сталкер, то и я тоже хочу.

В коридоре раздалось нарочно громкое шарканье.

— Женя, вот ты где. Ты каждому встречному будешь про нашу семью рассказывать?

Вим нащупал в кармане антисептическую салфетку, развернул и положил девушке на колено.

— Она упала и ушиблась. Хорошо хоть, растяжку не зацепила. Макс разве не сказал, что здесь нельзя ночью ходить?

— Да знаю я. Женя, ну я же просил.

— Я в туалет очень захотела. А ты спал. Я не хотела тревожить. Думала, что сама найду, но что-то заблудилась. А он добрый, — указала она на Вима и заулыбалась. — На колено подул, как ты, и все прошло.

Тич опасливо покосился на наемника и обнял прильнувшую к его груди племянницу.

— Спасибо, что помог…

— Херувим. Можно просто Вим.

— Спасибо, Херувим. Не докладывай начальству, ладно? Мы сейчас на улицу сходим и вернемся.

— Я проведу.

Он сопроводил их за здание, сообщил высунувшемуся из-за парапета Брюсу, что все в порядке, дождался и провел обратно.

Женя на прощание улыбнулась и пожелала ему спокойной ночи. Тич молча протянул руку. На секунду сердце Вима дрогнуло: на тыльной стороне ладони сталкера синела татуировка. Он пригляделся и тут же отлегло — обычный якорь, какие чуть ли не поголовно бьют себе бывалые моряки.  
Продолжение следует…
  • +18
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?
Войдите, чтобы оставить комментарий.
Автор статьи

Angry Owl

Блогер старожил
Не макаю в чай печеньки
© Copyright 2018-2019. Все права на авторские материалы и публикации принадлежат их авторам. Не допускается полное или частичное копирование, распространение, передача третьим лицам, опубликование или иное использование материалов из Блога EgoCreo, иначе как с письменного разрешения соответствующих правообладателей.