»Любимые блюда известных людей

Любимые блюда известных людей

Любимые блюда известных людей

Любимые блюда известных людей

Природа гениальности, вероятно, так и останется для нас тайной за семью печатями. Однако ничто не мешает нам взращивать собственные природные таланты. А чтобы ускорить процесс, можно взять на вооружение гастрономические привычки великих творцов, ведь учёные доказали, что мы – то, что мы едим.

Минестроне Леонардо да Винчи

 

Незабвенный гений эпохи Возрождения Леонардо в еде был непритязательным, отдавая предпочтение вегетарианской пище. А потому его рацион чаще всего состоял из свежих томатов, цукини, капусты, моркови и пармезана – продуктов, стимулирующих работу мозга. Самым любимым блюдом да Винчи был овощной суп минестроне, к которому, как ни странно, он пристрастился ещё в раннем детстве. 

Запечённая в золе картошка Пушкина

 

Солнце русской поэзии отдавал себя гастрономическим удовольствиям без остатка. Однако записываться в гурманы Пушкин не спешил, предпочитая без ложной скромности трапезничать подолгу и с размахом.

Вкусовые предпочтения Пушкина всецело были отданы русской деревенской кухне. Его любимыми блюдами были густые щи и зелёный суп с варёными яйцами, рубленые котлетки с щавелем и шпинатом, крестьянские каши, ботвинья с осетриной, а также крупитчатые блинчики из протёртой свеклы. Но особенно душа поэта замирала при виде запечённой картошки, которую он мог с наслаждением есть по несколько раз на дню. Готовили её по особому рецепту: вместе с кожурой обваливали в крупной соли и запекали в русской печи, поглубже упрятав в золу. На десерт Александр Сергеевич любил варенье из белого крыжовника.

Итальянская паста Гоголя

 

А вот Николай Васильевич Гоголь хоть и воспевал с упоением необгонимую Русь-тройку, тяготел к итальянской кухне. Прожив несколько лет в Риме, он навсегда пленился вкусами и ароматами местной кухни. Больше всего писатель любил традиционную пасту. По обыкновению готовил её собственноручно, добавляя к макаронам изрядное количество масла и засыпая их горой тёртого пармезана. А ещё Гоголь питал по-детски искреннюю страсть к различным сладостям. Поэтому в его карманах никогда не переводились конфеты, пряники и бублики, которыми он безостановочно лакомился и угощал знакомых. В доме писателя, где бы он ни находился, всегда имелся чай. И как по волшебству к чашке горячего ароматного напитка всегда откуда-то появлялись сдобные булочки, печенья и калачи. Вероятно, сладости и даровали писателю вдохновение для написания его бессмертных творений.

Чесночный суп Дали

 

Эпатажный Сальвадор Дали с детских лет мечтал стать поваром, – об этом он поведал в своих мемуарах. И тот факт, что за всю жизнь он так и не научился готовить, ничуть его не смущал. Личные вкусовые пристрастия эксцентричный художник выразил в абстрактной формуле: «Я ем только то, что держит форму. Всё прочее мой разум отвергает». Исходя из этих соображений, в список ненавистных продуктов попал шпинат, «трава, подобная свободе, вялая и без костей». А вот самым любимым блюдом неугомонного гения был чесночный суп.

Сливки Агаты Кристи

 

Королева детективного жанра, Агата Кристи, отличалась не только выдающимся талантом, но и неукротимым аппетитом. Если бы ей довелось участвовать в каком-нибудь гастрономическом соревновании, она без сомнений завоевала бы первый приз. По признанию писательницы, будучи маленькой девочкой, она наравне со взрослыми состязалась в «пищеварительной доблести». Юная Агата на пару с кем-нибудь из гостей могла расправиться с жареной индейкой, парой кусков говяжьего филе, утрамбовав их комплексным десертом из сливового пудинга, сладкого пирога, печенья и обильной порции фруктов. Оставшаяся часть вечера посвящалась шоколаду и конфетам, которыми едва успевали заполнять вазочки на столе в гостиной.  Самым же любимым лакомством Кристи были сливки, которые она поглощала в умопомрачительных количествах, даже в преклонном возрасте. Удивительно, что при всем этом писательница никогда не испытывала проблем с желудком и оставалась неизменно стройной и привлекательной женщиной.

Селёдка в молоке от Булгакова

  

Михаил Булгаков жил не в самое спокойное и сытое время, но обожал принимать гостей, и ни писателя, ни его посетителей не смущало скромное устройство дома.
Писатель знал толк в закусках и к обеду подходил основательно. Ветчина и копчёная рыба были его любимыми блюдами, но настоящим деликатесом считалась маринованная селёдка в молоке. Иногда к ней добавляли особую подливу или огурцы с грибами.

Неизменным напитком к селёдке была «водочка», которую разбавляли рижским бальзамом. Пили и анисовую, и кардамонную, и, конечно же, чистую.
Сейчас нам трудно представить сочетание молока и селёдки на праздничном столе, но современникам автора нравилось.

Котлеты де-воляй и суп буржуа Александра Блока

 

Самые яркие гастрономические воспоминания писателя связаны с имением Шахматово, где семейство Блока часто устраивало званые обеды. Гостей принимали в знаменитой голубой комнате.

Мария Бекетова, тетушка Блока, вспоминает: «B Бeкeтoвcкoм дoмe xopoшaя eдa cчитaлacь вaжным дeлoм. Этo был cвoeгo poдa пpeдмeт иcкyccтвa, кaк бы, кyльт гacтpoнoмии, oбcтaвлeнный мнoгими пpaвилaми, кoтopыe coблюдaлиcь нeпpeлoжнo. Bcё пoдaвaлocь, чтo нaзывaeтcя, c пылy c жapy. Kpacивo paзлoжeннoe и нapeзaннoe. И пpигoтoвлeннoe тoнкo, пo пpaвилaм, пpeимyщecтвeннo, фpaнцyзcкoй кyxни…»
Всю жизнь в семье Бекетовых-Блок служила одна кухарка, которая божественно готовила французские блюда. Она ездила вместе со всеми из Петербурга в Шахматово, где готовила ароматный бульон буржуа, который по-руcски подавался с мясными пирожками и булочками. А на второе подавали котлеты де-воляй из дичи под соусом из шампиньонов. Это блюдо Блок любил больше других.

Казацкие свиные сосиски с картошкой от Шолохова

 

Михаилу Шолохову принадлежит одно из центральных мест не только в русской, но и мировой литературе. Его роман «Тихий Дон» получился очень «вкусным» – невозможно избежать чувство голода в местах описания застолий в доме Мелеховых. Эти страницы буквально «пахнут» шолоховским казацким обедом.
Шолохов очень уважал селёдку, пирожки с мясом, с картошкой и с бараньими шкварками. С удовольствием прямо из чугунка ел рассыпчатую картошку с домашней сметаной.
Мария Петровна, жена, в такие дни особенно старалась: донские раки по-казачьи и тушёное по её собственному рецепту мясо, русская икра и колбаса украинского происхождения – с чесноком, стерлядка с Дона, свои, домашние помидоры и малина от соседей со свежими сливками.
Но больше всего писатель любил, когда жена готовила его любимое блюдо – жареную картошку и домашние свиные сосиски. Казачью еду он мог есть бесконечно, и за столом частенько произносил казацкий тост с пожеланием долгой жизни – «Будьмо!». Когда писателя расспрашивали о его жизни, он всегда отвечал, что его жизнь и судьба в его произведениях.

Цветаевский яблочный пирог

 

Марина Цветаева была плохой хозяйкой. По её собственному признанию, она умела лишь писать стихи. Так почему же один из самых известных у нас пирогов с яблоками (после шарлотки, конечно) носит имя поэтессы? На самом деле найти связь Цветаевой с этим пирогом довольно сложно. По красивой легенде, сестры Цветаевы, Марина и Анна, готовили эту выпечку для своих гостей, но какого-либо документального подтверждения нет.

Лишь одно упоминание выпечки с яблоками на сметане есть в воспоминаниях младшей сестры Анны. Семья поэтессы проводила много времени на даче под Тарусой и часто навещали там своих родственников, семью Добротворских. У них был прекрасный сад, где росли яблоки, груши и сливы, самовар на веранде, варенье и мёд в вазочках… «Полноценнее, счастливее детства, чем наше в Тарусе, я не знаю и не могу вообразить» – пишет Анна. И вместе с этим упоминает «любимые ржаные сдобные лепёшки, которые пекла на сметане пожилая ласковая Катя», помощница по дому. Можно предположить, что Марина и Анна переняли рецепт у старой служанки Добротворских и сделали его своим фирменным.

Курник Дюма

 

Известный писатель – Александр Дюма славился не только своей любовью к книгам. Как вспоминают друзья, перо он выпускал из рук только, чтобы взяться за ручку сковородки. Правда, Дюма умело совместил два своих пристрастия, результатом чего стал «Большой кулинарный словарь», который, к сожалению, ему не довелось закончить. Путешествуя по России, Дюма был покорен курником – пирогом с яйцами и цыплятами, который он пробовал, будучи в гостях у Авдотьи Панаевой.

Опилки Лермонтова

 

Как вспоминает в своих записках возлюбленная Михаила Юрьевича Лермонтова, Екатерина Сушкова, писателю вообще было всё равно, ест ли он телятину или свинину, хотя он упорно уверял окружающих в своем утончённом кулинарном вкусе. Как-то друзья решили пошутить и накормили Михаила булочкой с начинкой из опилок. Лермонтов ничего не заметил и тянулся уже за второй, когда был остановлен товарищами, рассказавшими о неудобоваримой начинке.

 

  • +7
Автор статьи

Буквоед

Блогер старожил
Пользователь не указал информацию о себе
© Copyright 2018-2019. Все права на авторские материалы и публикации принадлежат их авторам. Не допускается полное или частичное копирование, распространение, передача третьим лицам, опубликование или иное использование материалов из Блога EgoCreo, иначе как с письменного разрешения соответствующих правообладателей.