Когда-то я работала в пионерлагере, и у нас был такой праздник – День неожиданностей. Мы, воспитатели и вожатые, ставили сказку «Царевна-лягушка», а затем выступали перед всеми отрядами. Мне досталась роль Лягушки.
В реальной жизни я – женщина рубенсовских форм, но совершенно из-за этого не волнуюсь. Любимая угроза для расшумевшихся детей всегда звучала из моих уст примерно так: «Если кто-то будет баловаться, я к нему сяду на колени!» Тишина, как правило, наступала мгновенно. Дети ведь серьёзно опасаются – с такой дамы станется, а вдруг возьмёт и правда сядет?
Тогда я была старшим воспитателем. Дисциплину в лагере держала и авторитетом, и юмором, и габаритами, и интеллектом. В общем, выкручивалась как могла.
Во время репетиции мальчик-вожатый, который играл роль младшего сына царя-батюшки, очень пугался, когда в поисках стрелы выходил на сцену, а там его поджидала сверхкрупная лягушка в моём лице. Я по-прежнему оставалась для него грозной старшей воспитательницей, и он всегда вздрагивал, когда я игриво спрашивала, держа в зубах стрелу:

 

– Что, Иванушка, невесел, что головушку повесил?
И тут мальчик обречённо предлагал мне стать его женой.
По замыслу нашего режиссёра вся фишка спектакля состояла в том, что я должна была «незаметно» превратиться из лягушки в царевну. То есть женился мальчик-царевич на мне, задания царя-батюшки исполняла я, но на бал вместо меня приезжала маленькая изящная воспитательница а-ля Дюймовочка.
На деле же вышло по-другому.
После выхода двух старших братьев и их невест на сцене появилась я – как и полагается, в зелёном сарафане. Подошла к краю сцены, расстелила голубоватое покрывало (моё «болото»), села на него, вздохнула, вытащила из кармана стрелу, взяла её в зубы.
Публика аж взвыла от восторга: дети поняли, что я и есть Лягушка. В зале плакали от смеха, падали на пол, толкали друг друга локтями, икали и неимоверно ржали – все, включая народ за кулисами! Мальчик-вожатый никак не мог вклиниться в этот кавардак со своим текстом и попросить меня отдать ему стрелу.
Через три-четыре минуты, когда прошла первая волна сумасшествия, мой царевич то ли от растерянности, то ли от шока сказал:

 

– Лягушка-лягушка, повернись к лесу задом, ко мне передом!
Что случилось с залом! Умножьте первый приступ веселья примерно на два и получите то, что происходило в тот момент. Мальчик-вожатый был близок к обмороку.
Конечно, добрая воспитательница могла бы пожалеть бедного артиста, но в меня словно вселился чёрт! Иначе чем объяснить, что взрослая, неглупая тётка-воспитательница, переждав истерику в зале, кокетливо спросила у своего «царевича»:

 

– А зачем? Что делать будем?
Мне сложно описать, что после этого началось в зале. Смех и истерика сменились тайфуном, ураганом, цунами! Директор лагеря, суровая мадам, рыдала от смеха и просила прекратить издеваться над мальчиком-вожатым. В оставшееся время каждый выход Ивана-царевича и Лягушки сопровождался нервным смехом.
И когда вместо меня на бал приехала изящная красавица Василиса Прекрасная, то зрители буйствовали и требовали «настоящую лягушку», пока я из-за кулис не показала зрительному залу кулак.
Тогда я поняла: во мне умерла великая актриса!
0
1

Автор публикации

не в сети 8 часов

Главный редактор

Что будем делать, лягушка? 3 840
Главный редактор блоговой платформы EgoCreo
Комментарии: 1Публикации: 250Регистрация: 28-11-2018